Общество

Если вам - мусульманам велено чирикать – не мурлыкайте! Или: как мусульмане России превратились в безликие

Как сообщило Информационное агентство «Интерфакс-Религия», глава синодального Отдела по взаимоотношениям Русской Православной Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в своем выступлении на V Московском гражданском форуме «Общество и власть: модернизация взаимодействия» выразил обеспокоенность «нынешним характером отношений диаспор с коренным населением Москвы». «Конфликтные ситуации, к сожалению, нарастают, культуры и образ жизни стремительно расходятся», - сказал священник. Пример многих стран показал, «насколько опасен может быть этот процесс». «То здесь, то там "горит", причем все ближе к Москве».

Спасти ситуацию может «диалог между диаспорами и остальной частью общества при участии городских властей, религиозных общин и гражданских объединений. Целью такого диалога, по его словам, должна быть выработка пакета соглашений о правилах и нормах, принятых в городе. "Нам нужно твердо решить, что здесь можно делать, а что нельзя, какие высказывания допустимы, а какие должны исключаться. Это касается как диаспор, так и тех народов, которые живут в столице веками", - сказал священник».

Соглашаясь по сути с обеспокоенностью высокопоставленного представителя РПЦ, следует все же обратить внимание и на детали – те самые, внутри которых, согласно одной немусульманской поговорке, «спрятан дьявол».
Первая деталь такова: А судьи кто? Кто будет определять, что можно сказать вслух, а чего нельзя? Например, можно ли представителю «диаспоры» сказать «коренному» москвичу: «Креста на тебе нет»?! Или могут ли «коренные» в дискуссии с гостями столицы – скажем, из Израиля – цитировать Ф.М. Достоевского? И кто должен будет смолчать – тот, кого оскорбили антисемитской цитатой русского классика, или тот, кто защищает права «коренных» перед «понаехавшими»?
Вторая деталь еще более лукава: Кто будет контролировать разговор дискутирующих «субъектов Пакета соглашений»? Нужно ли будет прислушиваться к подобным разговорам только в общественных местах, или присовокупить к ним еще и приватные точки – чтобы, так сказать, контроль был более обстоятелен… То есть, проще говоря, кто будет цензором в печатных и электронных СМИ? Кто будет отслеживать многочисленные блоги и форумы в Интернете? И кто будет прослушивать сотовую и стационарную телефонную связь? – ведь «диалог на повышенных тонах» происходит и там, и именно эти безвестные «разговорщики» частенько выступают в качестве провокаторов межнациональных столкновений. По крайней мере, так было «то здесь, то там»: в странах, где совсем недавно совершались погромы, цветные революции и прочие «горящие» явления.

Наконец, кто будет наказывать нарушителей «Пакета соглашений»? Особенно если вдруг нарушителем окажется священник, который ненароком (или, напротив, целенаправленно) обидит «коренных московских» протестантов и мусульман во время своей проповеди? (Совсем недавно один безвинно убиенный священник именно этим и занимался.) Или муфтий с мировым именем, который – тоже нечаянно, разумеется – оскорбит «некоренных» и вовсе «немосковских», но израильских граждан? Ведь даже одна угроза уголовного наказания в адрес таких лиц может вызвать межнациональный конфликт или международный скандал – упаси Господи, – а что уж говорить про реальное задержание под стражу. Значит, надо будет обговаривать в этом «Пакете», кому «можно», а кому «нельзя» - так, что ли?

Жанр требует после последнего знака препинания обязательного постскриптума. И в этом качестве на ум пришло самое банальное: а зачем нужен «Пакет соглашений», когда в Уголовном кодексе имеется статья за разжигание межнациональной и межконфессиональной розни? И там же, в УК, сказано, что все граждане Российской Федерации равны перед законом! А помимо Уголовного, есть еще Административный кодекс РФ, где во многих пунктах прописано, что имеют право делать граждане – любые, вне зависимости от «укорененности» - на улицах населенных пунктах, а чего – не должны; за какое действие они будут подвергаться штрафу, а за что – взысканию. Не проще ли применять в тех случаях, о которых беспокоится глава церковного отдела, действующее законодательство?

Вот, теперь всё! Кроме P.P.S., конечно. Быть может, отец Всеволод Чаплин, прекрасно разбирающийся в юридических тонкостях нашего законодательства, имел в виду нечто иное – так сказать, озвучил завуалированное послание? О чем же оно могло быть? Не о том ли самом «конкордате» - официально заключенном государственно-церковном союзе, по которому одна конфессия провозглашается государственной («коренной»), а все другие переходят на планку пониже – «гостевых»?! Тогда это следовало озвучить более понятным языком, чтобы «диаспоры» сразу поняли, какие места им занимать в «зрительном зале» – а то ведь они, непонятливые, садятся согласно «купленным билетам», а не по правилам «старшинства». И только в этом случае «спектакль» будет разыгран как по нотам: ведь против строительства мечети в Текстильщиках будет выступать не толпа националистов, а «коренная стать» Москвы, должная быть услышанной властями. А вот выступления против строительства православных церквей в Строгино и на Лихоборке будут рассматриваться как покушения на права «официальной религии», что дает им право быть проигнорированными властью, и с протестующих будет взыскано по полному «Пакету».

Комментарии 0