Политика

Гейдар Джемаль: Кто стоит за проектом Третьей мировой войны?

Одна из самых интересных тем, которая волнует одинаково как «политкорректных» мейнстримовских аналитиков, так и маргинальных «конспирологов», — тема бенефициара мирового политического процесса. Иными словами, кто является реальным и конечным выгодополучателем исторической интриги, которая разворачивается на наших глазах? Если сформулировать еще точнее, кто несет «уголовную ответственность» за подталкивание современной цивилизации к краху и, стало быть, заинтересован в этом крахе.

На эту тему существует множество устойчивых мифов, в частности, эталоном злодейства в XXI столетии повсеместно считается семейство Бушей и банда неоконов, разработавших и осуществивших на наших глазах самые впечатляющие политические преступления новейшего времени. По списку: 11 сентября, по поводу которого только у совсем ангажированных наблюдателей еще есть запал поддерживать официальную версию; нападение на Афганистан, которое, как выяснилось, было запланировано за некоторое время до 11 сентября в связи с отказом талибов допустить строительство через свою территорию газопровода от Каспийского региона; нападение на Ирак, сопровождающееся наглым и быстро вскрывшимся обманом «мирового сообщества»; бесчисленные преступления против личности, связанные как с похищениями и бессудным содержанием в секретных тюрьмах тысяч людей по всему миру, так и с отменой последних гарантий личной неприкосновенности для самих граждан США… и т. д.

Однако во имя чего неоконы, возглавляемые президентом (по временам заслуженно вызывающим сомнения в собственной нормальности), совершали все эти бесспорно преступные деяния? Целью их было удержание и развитие монополярного мира в подражание Римской империи периода наивысшего военно-административного расцвета. Неоконы имели в качестве идеала национально-почвенную сверхмощную империю, которая упраздняет всех потенциальных соперников, ликвидирует малейшие противостояния своей воле во всех регионах мира, выступает в качестве арбитра, последней инстанцией, принимающей окончательные решения.

Такая цель требует много «малых» войн, и они были запланированы администрацией Буша, о чем свидетельствуют многочисленные утечки секретных документов, а также ставшие публичными аналитические разработки. Республиканский Белый дом планировал осуществить атаки как минимум на семь стран, среди которых помимо Ирака и Афганистана фигурировали Венесуэла, Северная Корея, Сомали, Судан и Сирия. У империи не хватило ни ресурсов, ни времени, ни поддержки союзников. Тем не менее следует признать, что весь этот международный разбой все-таки не ведет к третьей мировой войне; как это ни парадоксально, он представляет собой скорее попытку предотвратить такую мировую войну криминальными средствами, то есть серией региональных конфликтов.

Мировая война — это изменение мирового порядка, смена технологического уклада, радикальная трансформация политического фасада управления мировыми делами. Так было после Первой мировой войны, в еще большей степени так стало после Второй… Но если бы неоконам удалось достичь своей цели и создать Большой Ближний Восток, ликвидировать очаги сопротивления своей воле в Юго-Восточной Азии и в Южной Америке, нейтрализовать антиамериканизм в Европе — по мысли бушевских геостратегов, это и означало бы предотвращение тотальной войны, уничтожения самих предпосылок для нее.

Сверхзадача американской империи — ликвидация потенциальных центров силы, способных бросить вызов вашингтонской гегемонии.

С другой стороны, мировое сообщество констатирует, что противники Буша — демократы — не оспаривают, по сути, мультиполярную картину мироустройства. Правда, эту мультиполярную картину доверено озвучивать другим сторонам, в первую очередь России, Китаю, Ирану, странам меньшего калибра вроде Венесуэлы и Кубы, при молчаливом сочувствии национально мыслящих европейцев. Даже те европейцы, которые присягнули Брюсселю и евроединству, понимают под ЕС не просто продолжение США, а как бы второй полюс атлантизма…

Но ведь именно многополярность до сих пор вполне логично и была основой мировых конфликтов! Традиционные условия развязывания больших войн — это как раз отсутствие мирового арбитра, зыбкое равновесие между центрами силы или их групповыми объединениями типа Антанты или Тройственного союза. Вспоминается, что Рим в эпоху своего расцвета вел, точно по американскому нынешнему образцу, множество колониальных войн, например, в Галлии, Иудее, на парфянском направлении и т. п. Последняя же большая война случилась, когда Рим и Карфаген были равновеликими центрами ойкумены. Впоследствии с крахом моноцентричной античности история в течение нескольких столетий вновь определялась войнами между Византией и Ираном — в биполярной системе, напоминающей противоборство капиталистического и советского лагерей в XX веке.

Так что же, Демократическая партия США является конспирологическим «менеджером» по подготовке мировой войны? В каком-то смысле, при всей остроте таким образом сформулированной проблемы приходится ответить: да! Но лишь потому, что Демократическая партия является всего лишь неким внешним инструментом другой всецело ответственной за будущую войну силы.

Сегодняшний мировой порядок характеризуется обостренной борьбой между двумя типами бюрократии. С одной стороны, национальные бюрократии, пытающиеся защищать старый классический принцип национального государства, принцип национального суверенитета, традиционное международное право, главным субъектом которого является национальное правительство как независимый игрок, действующий на мировой сцене от имени «избравшего» его народа.

Положение таких суверенных акторов стремительно ухудшается, ибо, с другой стороны, существует международная бюрократия, на нынешний момент гораздо более успешная. Она не зависит от национального электората, она сама придумывает международные правила игры, ей не надо ломать голову над национальным бюджетом, она не отчитывается за свои расходы, у нее нет неприятного оппонента в лице политических партий и публичных политиков, которые постоянно ловят национальных бюрократов за руку на коррупции (эти же национальные политические партии не осмеливаются поднимать голос против международной бюрократии). Речь идет о таких структурах, как корпоративное чиновничество ЕС (пресловутый Брюссель), ООН со всеми своими разветвлениями, включая ЮНЕСКО, и далее аффилированные подконтрольные структуры регионального масштаба типа Лиги арабских стран…

Специфика США на данный момент состоит в том, что национальная бюрократия там представлена Республиканской партией, а интересы международной бюрократии защищает Демократическая.

Бюрократия так устроена, что как корпорация обязательно должна иметь хозяина. Она не может выступать как самостоятельная автономная сила. Международная бюрократия не исключение. Она, разумеется, связана с транснациональными корпорациями, а также международной преступностью и глобальными мафиозными структурами, образуя, таким образом, некую триаду: «легальная» бюрократия — надзаконные финансово-промышленные структуры — противозаконные сетевые международные организации. К этому стоило бы добавить четвертый вспомогательный элемент: неправительственные организации — международные фонды всякого рода, где аккумулируются и отмываются черные кассы мафий и корпораций.

У всех этих компонентов один хозяин — симбиоз клерикалов и старой традиционной знати (или, как говорили раньше, «аристократия и церковь»). В свое время мировой клерикально-монархический альянс развязал Первую мировую войну, использовав для этого либерально-рыночные структуры и фасадную электоральную демократию с политическими партиями и прочими элементами нарождающегося «общества». Тайная цель этой войны состояла в колоссальной мобилизации человеческих ресурсов тогдашних империй, создании нового технологического уклада и перехода к мировому правительству монархов-родственников при ликвидации парламентских демократий, партий, а также политических амбиций большого бизнеса как виновников братоубийственной бойни. Ситуация тогда вышла из-под контроля и вместо ликвидации либерального фасада Запада, предприятие кончилось исчезновением нескольких империй. Однако что бы ни думал современный обыватель, оболваненный либеральными СМИ, класс, державший мир под контролем несколько столетий, не рассосался и не превратился в забавных клоунов, обитающих в светской хронике. Именно этот суперклуб, опираясь на финансово-спекулятивную систему нынешней экономики, в свою очередь, обеспеченную прикрытием со стороны международной бюрократии, сегодня разоряет и шантажирует одну страну за другой, в том числе далеко не последние страны Европы.

Для полноты картины следует добавить, что хозяином национальной бюрократии на протяжении жизни последних поколений выступали классические либералы, которые, казалось, полностью восторжествовали после 1945 года с приходом на европейскую землю американских оккупантов. Не менее 20 лет было потрачено старыми традиционными элитами на то, чтобы оправиться от удара, нанесенного совместными усилиями США и СССР. И уже к 1970 году Традиционалистский клуб перешел в контрнаступление. Вехами восстановления сил «старого режима» (как говорили при якобинцах о монархии) стал приход в политику неолибералов-ростовщиков, массовый подъем антиамериканизма в Европе, поражение США во Вьетнаме, крах Никсона и начало конца республиканского проекта, программа образования многочисленных постколониальных диаспор на территории Европы, триумф «зеленого» (экологического) движения и многое другое. Почти все в этом наборе к сегодняшнему дню является уже отработанным материалом. Традиционалистский клуб теперь нуждается в двух системных катаклизмах: мировой войне в Азии и социальном взрыве, переходящем в контролируемую гражданскую войну, на Западе.

Это необходимые условия для перехода к постпотребительскому мировому порядку, в котором информационно-компьютерное рабство и биологическое истребление излишков человечества станут базовыми элементами Системы.

Автор: Гейдар Джемаль, «Однако»

Комментарии 1