Политика

Ринат Каримов в жерновах войны

До революции «неблагонадежных» православных граждан, вызывавших недовольство властей, ссылали кого-то в свои поместья (А.С. Пушкина), кого-то на войну против мусульманского Кавказа (М.Ю.Лермонтова), кого-то в глушь, хотя там им даже дозволялось служить «в присутственных местах» (А.И. Герцен). Особых «смутьянов» общества Радищевых, Чернышевских - в тюрьмы.

Что касается нерусских, в частности, просветителей татар-мусульман, или активных защитников мусульман, или миссионеров «неофициального или как принято говорить нетрадиционного» ислама, или привлечение к исламу русских и «православно-традиционных», то их ставили на одну доску с ворами, бандитами, бунтовщиками, а позднее революционерами-бомбистами, террористами (Габдулла Галиев-Батырша, Мухлиса Буби, Габдулла Апанаев). В жандармские списки «неблагонадежных мусульман» записывали писателей, поэтов, меценатов, журналистов за работу с народом, не вписывающуюся в «традиционное, официальное» русло политики властей (Габдулла Тукай, Фатых Амирхан, Галимжан Ибрагимов).

В годы режима прозванного «советским» неблагонадежных в лучшем случае отправляли в систему ГУЛАГа, в худшем - массово расстреливали.

Как и времена года, режим московского Кремля постоянно работает по циклу: террор, оттепель, застой, анархия. Четыре состояния управления страной, как неизбежность смены времен года. Если мы возьмем состояние мусульман страны в нынешние времена, то видим государственный террор в отношении "нетрадиционных" мусульман вкупе с разгулом чиновничьего беззакония в стране.

Я уже писала об аресте Рината Каримова, заместителя руководителя московского татарского общества «Туган тел» и председателя Комитета по правам человека Федерации мигрантов России. Обе эти организации, а также другие правозащитные выступили с письмами-обращениями в защиту Каримова. Ринат также принимал участие в деятельности исламской организации под руководством Шавката Умаровича Авясова. Но он решил дистанцироваться от защиты Рината Каримова и все свои ранее написанные письма с положительными характеристиками Рината отозвал, а потому они не были доведены до суда.

Скорее всего, в поле зрения надсмотрщиков и соответственно в «список неблагонадежных» Ринат Каримов был включен задолго до своего ареста по причине своего общения вне стен мечетей с «нетрадиционными» мусульманами. Таково общее убеждение людей, представляющих ситуацию. Общеизвестный факт: надсмотрщики внедряют в среду «автономно собирающихся для проповеди мусульман» провокаторов, своих агентов, которые направляют нетрадиционно мыслящих людей в нужные спецслужбам русла, чтобы в дальнейшем путем провокаций сделать на них продвижения по службе, получить новые звания, ордена, в конце концов «за верное служение отечеству» увеличить свое денежное довольствие.

Но просто так, без соответствующих статей законов РФ, нетрадиционно мыслящих людей, а потому неугодных режиму, не посадить. Иметь когда-либо общение с «неблагонадежными», не сторониться их, как в 30-ые сталинско-фашистские годы, не забыть их адреса, имена, подавать им руки, не переходить на другую сторону улицы, чтобы не встречаться с «неблагонадежным», значит быть зачисленным в списки Тайной полиции-НКВД-КГБ-ФСБ, МВД. Кроме «традиционных» провокаторов, доносов-наветов агентов, неблагонадежным для дальнейшей посадки подбрасывают наркотики, оружие.

Когда управления внутренних дел, не разделяя граждан на мусульман и христиан, дают указание составлять списки кавказцев, из ведомственных структур происходит утечка информации, и такое «безобразие» через СМИ становится достоянием общественности. В частности, нашумевшая история в городе Москве, и ставший известным случай в Центральном районе Челябинска.

«Традиционный» Ринат Каримов на свое несчастье в определенный момент практикования исламской веры имел «неосторожность» завести общение с кавказскими мусульманами, за которыми уже более двадцати лет ведется неустанная слежка, и большинство из них поголовно находятся на особом учете. И тем более приверженцы «неофициального» ислама вне мечетей, с проповедями на других площадках. А так как кавказские «нетрадиционные» мусульмане, скорее всего, уже были в списках «неблагонадежных», то и арест Рината Каримова было лишь делом времени. В беседе он заметил, что давно чувствовал за собой слежку.

Для общественных организаций, где Ринат Каримов трудится уже не один десяток лет, его арест стал сравним грому среди ясного неба. Некоторые подробности задержания следующие. Надсмотрщики дождались, когда матушка Каримова (он проживал вместе с матерью) отбудет в санаторий и через два дня нагрянули с обыском на квартиру с несколько десятком человек ОМОНа в масках и всеоружии. И тут основания, по которым провели обыск у Рината, у различных начальничков разнятся.

Сразу же после задержания я получила информацию из ОВД Дорогомилово: «Каримов подозревается в том, что он во главе банды на улице Большая Дорогомиловская, возле ресторана Макдональс, 12 апреля 2012 года в День космонавтики в районе 19.30 вечера произвел 41 выстрел, чем нарушил общественный порядок. Наряд полиции до 3 часов ночи 13 апреля производил обыск территории выстрелов и нашли даже намного больше гильз, чем 41». 

Но почему нет никакой информации об этом происшествии в сводках УВД Москвы, Следственного Комитета по г.Москве за 13 или даже 14 апреля и вообще 2012 года? Дальше. Трудно поверить, что в радиусе ресторана Макдональс Центрального района Москвы к тому же рядом с правительственной трассой Кутузовский проспект не существует видеокамер. И самое главное, есть как минимум три свидетеля из офиса «Туган тел», утверждающие, что в этот день Каримов находился на своем рабочем месте по адресу: Малый Татарский переулок, дом 5. В конце концов, об этом могли свидетельствовать видеокамеры метро Третьяковская, ибо в районе 9 вечера Каримов традиционно прошел с работы на эту станцию, чтобы отправиться к себе домой до станции Бабушкинская.

Полсотни выстрелов произведено в двух шагах от правительственной трассы на оживленной территории, в снующее людьми вечернее время, а преступники до сих пор неизвестны…

Дождались 25 апреля. ОМОН врывается в квартиру, укладывает Рината Каримова на пол, вручает в руки пистолет для фиксирования отпечатков. Орудие с отпечатками забрасывают под диван. А далее, как положено: входят следователи, приглашают соседей-понятых. И по рассказам сестре Рината Каримова соседей: «Когда их, как понятых после составления всех необходимых протоколов об обнаружении пистолета уже собирались отпустить, неожиданно пригласили в комнату матери Рината и предложили обратить внимание в угол, где лежали две, как сказали нам, гранаты».

Уже как месяц Каримов находится под арестом по возбужденному уголовному делу по статье 222, часть 1 в СИЗО-4 УФСИН России по городу Москве. За это время абсолютно никаких следственных мероприятий с ним не производилось. Хлебает тюремную баланду вместе с таджиками, которых арестовали то ли за употребление, то ли за распространение наркотиков, которые нещадно курят в камере обычный табак.

Сразу при возбуждении уголовного дела в связи «с нахождением» оружия в квартире, с Каримова снимают обвинения по части «главарь хулиганской банды, совершивший в составе неизвестных лиц многочисленные выстрелы с нарушением общественного порядка граждан на улице Большая Дорогомиловская» по статье 223, часть 2. И тут же появляется на свет «справка – исследование», что гильзы с Большой Дорогомиловской не имеют причастности к пистолету, «найденному» в квартире матери Каримова. Но, по информации дознавателя Кижапкиной Екатерины Ивановны, якобы, Каримов по-прежнему «проверяется в качестве возможного свидетеля по возбужденному уголовному делу по статье 223, части 1 по событиям на улице Большой Дорогомиловской, города Москвы". Этого, как правило, и следовало ожидать. Сочинили, приписали, пусть потом Каримов говорит спасибо уже за то, что отменили «историю с бандой и множественных выстрелах» и статью 223. Главное для надсмотрщиков - выполнить заказ: посадить еще одного «неофициального, нетрадиционного» мусульманина.

По новой версии начальничков, обыск 25 апреля производился на основе рапорта о «наличии оружия» в квартире, где проживал Каримов. Какого рапорта? Неизвестного. Потому что никто, даже адвокат не имеет права узнать до окончания следствия, а оно может длиться годами, а человек в это время томиться в застенках, на основании какого подложного или неподложного документа гражданина бросают за решетку.

22 мая состоялось заседание Бабушкинского районного суда г.Москвы под председательством федерального судьи Бабушкинского суда Мартыненко Антона Анатольевича, старшего помощника Бабушкинского межрайонного прокурора Розовой М.В., старшего лейтенанта полиции, старшего дознавателя Отдела дознания ОМВД России по Бабушкинскому району города Москвы Кижапкиной Екатерины Ивановны. Ходатайства общественных организаций об освобождении Каримова под залог и подписку о невыезде не были удовлетворены. Но Мартыненко в полном объеме удовлетворил требования Розовой М.В. и Кижапкиной Е.И. о продлении срока задержания арестованного Каримова Р.Р. в СИЗО до 23 июня 2012 года «для полного ведения следственных мероприятий». Как уже отмечалось, до сих пор никаких следственных мероприятий с Каримовым не проводилось: не найдены и не допрошены до сих пор «свидетели», не проведены очные ставки, экспертизы по оружиям.

Да здравствует «наш самый гуманный и самый справедливый суд»! Который узаконивает сфабрикованные уголовные дела. Государственная машина исполняет идеологический антиисламский заказ. Чего добивается власть, имеющая на своем вооружении карательные структуры и огромную армию, заполняя и заполняя тюрьмы невинными людьми, непонятно. Хотя, наверное, есть цель. Истратить как можно больше бюджетных денег, а еще убить как можно больше народа. Но так поступают, когда  ненавидят  народы России, мусульман по вероисповеданию в нашей стране.

Общественные защитники из московского объединения «Туган тел».

 

Родители Каримова Садия Абдулловна и Рафаэль Ахатьевич.

 

Уже не воронок, но цивильная полицейская машина увозит Рината в СИЗО №4.

Автор: Халида Хамидуллина, фото автора

Комментарии 0