Среда обитания

Демократия и Ислам

В мусульманском мире и на Западе существуют самые разнообразные представления о путях достижения демократического строя. Но остаются серьезные вопросы:

Демократия или теократия?

Как может демократия процветать в странах с авторитарной культурой? Может ли демократия существовать там, где религия и политика тесно переплетены? Победа на выборах шиитов в Ираке и ХАМАС в Палестине кажется антитезой западной демократии, отделяющей религию от государства. Возможно ли иметь одновременно демократию и Шариат?

Хотя многие мусульманские и западные правительства рассуждают о демократии, самоопределение, как становится ясно из опросов, вовсе не подразумевает отделения религии от государства. Данные опросов показывают, что большинство респондентов в ряде стран считают Ислам и демократию одинаково важными для качества жизни и будущего прогресса в мусульманском мире. Политика и Ислам переплетаются в Египте, Марокко, Турции, Иордании, Пакистане, Малайзии и Индонезии, где происламские кандидаты и/или партии добились успеха на национальных или региональных выборах.

Выражая одобрение Ислама и демократии, опрошенные также широко поддерживают Шариат. Ошибочно известный на Западе, как жесткий и примитивный уголовный кодекс, Шариат на самом деле для многих мусульман означает совершенно иное. Шариат буквально переводится как «путь к воде», но при использовании в религиозном контексте обозначает «путь к Богу», путь духовных и социальных наставлений. Шариат является моральным ориентиром личной и общественной жизни мусульманина. Тогда к чему призывают мусульмане, когда говорят, что хотят иметь Шариат в качестве основного источника права? Ответ на это так же многообразен, как и мусульманское сообщество.

Исторически принципы Шариата использовались в том числе и для ограничения власти султана. Мусульманская обозревательница журнала Аль-Джазира Шейха Саджида написала в октябре 2006 г.:

«Вполне логично установить закон Шариата в арабских и мусульманских государствах, где большинство населения составляют мусульмане. Это единственный способ для мусульман избежать диктатуры и угнетения со стороны некоторых арабских правителей, которые ставят свои корыстные интересы выше интересов народа».

Саджида продолжает:

«Ислам пропагандирует справедливость, и я не вижу никакого противоречия между исламским правом и правами человека. Наоборот, применение исламского закона в мусульманских государствах способно защитить права человека от нарушений со стороны некоторых арабских правителей, которые заинтересованы только в максимальной эксплуатации своего влияния до тех самых пор, пока они не лишатся трона».

Когда нигерийский штат Кано в 2000 г. впервые объявил о внедрении Шариата, многие нигерийцы праздновали это решение в мечетях столицы. Преподаватель Хассан Дамбаба, присутствовавший на церемонии объявления, сказал: «Это исполнение нашей мечты. Теперь мы можем соблюдать нашу религию как положено».

Но внимание мировой общественности Нигерия привлекла в 2002 г., когда 30-летняя жительница страны Амина Лаваль была приговорена к смертной казни через побитие камнями. Когда женщина забеременела вне брака, исламский суд приговорил ее за прелюбодеяние к смерти.

Тем временем, мужчина, который якобы имел с ней отношения, был освобожден за неимением четырех свидетелей. И хотя именно такие дела формируют репутацию Шариата на Западе, большинство мусульман считает их отступлением от истинной сути Шариата. Обозреватель Ghanaian Chronicle пишет:

«Некоторые так называемые мусульманские ученые попытались оправдать побитие камнями на основании того, что оно применяется, когда прелюбодеи состоят в браках. В любом случае, дело Амины Лаваль поражает следующим – почему не понес никакого наказания мужчина, из-за которого Амина Лаваль забеременела? Зачем создавать такое впечатление, будто для женщин в Исламе нет никакой несправедливости? Очевидно, все это – сочетание доисламских обычаев, мужского шовинизма, грубого невежества и фанатизма».

Шариатский апелляционный суд в 2003 г. отменил ее приговор. По мнению 4 из 5 судей, первоначальный приговор нарушает некоторые предписания исламского закона, поскольку не соответствует требованию наличия 3 судей на первоначальном слушании и адекватной защиты подсудимой, а беременность является косвенной уликой и не должна приниматься во внимание.

Обвинительный приговор ученых в исламских судах Нигерии, ошибочно применивших нормы Шариата в деле Лаваль, демонстрирует многообразие интерпретаций исламской правовой традиции.

Вполне вероятно, что нигерийские мусульмане еще узнают о гибкости Шариата, пока будут встраивать его в свою правовую систему. По данным Gallup, 7 из 10 нигерийских мусульман поддерживают Шариат в качестве хотя бы одного из источников права, тогда как 1 из 5 хочет, чтобы Шариат был единственным источником права.

Если Запад и большинство мусульман заинтересованы в демократическом устройстве мусульманского мира и считают ее главной силой стабилизации и ключом к будущему прогрессу, то необходимо ответить на следующие вопросы:

Почему демократия в большей части мусульманского мира отсутствует? Правда ли, что этому препятствует именно Ислам?

Как 1,3 млрд мусульман планеты относятся к демократии?

Должна ли широкая поддержка Шариата мусульманами вызывать панику на Западе?

Когда мусульмане и мусульманки выражают поддержку внедрению Шариата, что они имеют в виду?

Что есть мусульманская демократическая мысль?

Если демократия является желанной для многих мусульман и для внешней политики США, считают ли мусульмане, что Запад должен сыграть в этом роль?

Автор: Джон Эспозито и Далия Могахед

Комментарии 3