Общество

Восток и Запад – это не противоречие, а просто непонимание друг друга

В массовом сознании Ислам предстает застывшим, порой имманентно враждебным современности учением. Тем более, если речь заходит о мусульманских политических концепциях. Эти стереотипы многократно множатся в силу самых разных причин. Однако никто и ничто не может остановить то бурное интеллектуальное брожение, которое охватило сегодня исламский мир.

Споры об Исламе заслуживают самого тщательного анализа. Эти процессы пока слабо изучены у нас в стране и за рубежом. В связи с чем, например, Збигнев Бжезинский в своей известной книге «Мировое господство или глобальное лидерство» с тревогой замечает, что «лишь немногие западные ученые следят за воздействием инновационных и часто весьма смелых споров, меняющих параметры политической дискуссии в исламском мире».

На Западе эхом бурных общественно-политических событий, названных учеными Исламским пробуждением ХХ веке, стали выступления Калима Сиддики и Тарика Рамадана.

В свое время Киплинг уверял, что Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и вместе им не сойтись. Эти двое его опровергли. Они перевели исламскую политическую классику на современный научный язык.

Сиддики

Калим Сиддики, британец пакистанского происхождения, основатель Института современной исламской мысли и Мусульманского парламента в Британии, общественной организации, объединившей многие исламские движения и группы в стране. За его идеями стоит стремление мусульман-иммигрантов найти свое место на Западе, занять достойное положение в новом обществе, сохранить и укрепить свои политические позиции.

Сиддики подвергал критике все существующие режимы в мусульманских странах, а также указывал на глубокий кризис политической самоидентификации. Он говорил о необходимости создания своей оригинальной политической и социальной культуры и формулирования понятий, адекватных западным понятиям демократии, представительного правительства, многопартийной системы, выборов, плюрализма, социализма, коммунизма, капитализма, равенства, эмансипации женщин и т. д.

Специалист в области международных отношений,  он уделил значительное внимание созданию исламской политологии и, если так можно выразиться, исламской геополитики. Он делал различие между мусульманским государством, куда он относил все страны, населенные мусульманами, и исламским государством, которое управляется в соответствии с Исламом.

Ислам как агент политического влияния?

Но самое интересное, что, согласно Сиддики, исламское государство не обязательно должно быть привязано к территории. Оно может иметь сетевую структуру и функционировать внутри неисламского мира параллельно с существующими странами и формироваться, главным образом, из диаспорных мусульман.

«Внетерриториальное исламское государство», по замыслу Сиддики, выступает в качестве юридического лица и является высшим типом агента политического влияния, противостоящего как развитым капиталистическим государствам, так и современным режимам в мусульманских странах, занимающим, по его мнению, прозападную антиисламскую позицию.

Авангардом и основой новой политической элиты уммы Сиддики называет проживающих на Западе мусульман-эмигрантов. Они смогут, как он полагал, сцементировать собой фундамент будущей цивилизации.

Пик активности Калима Сиддики пришелся на 80-е – начало 90-х прошлого века. Будучи суннитом, как и его единомышленники, он испытали огромное влияние иранской революции и идей хомейнизма, что, наверное, было неизбежным в условиях, когда шиитский Иран стремительно рвался вперед, крепко ухватив знамя исламской политики.

Рамадан

Однако не его идеям суждено было закрепиться в широких слоях политически активных мусульман западных диаспор. Выразителем чаяний и запросов молодого поколения исламских общин Западной Европы и Северной Америки в гораздо большей степени стал Тарик Рамадан.

Калим Сиддики

Внук основателя ассоциации «Братья-мусульмане» Хасана аль-Банны, он родился и сформировался в Европе. Сейчас Рамадан – преподаватель Сорбонны и Оксфорда, профессор университета Женевы, один из 100 наиболее влиятельных в мире мыслителей по версии журнала «Time».

Основной его посыл – возможность не просто сосуществования, но взаимовыгодного партнерства исламского мира и Запада. В целом, Рамадан полагает, что Ислам при соответствующем академическом подходе и доброй воле сторон, может быть интегрирован в современную парадигму постмодерна.  И адаптирован в ней даже без отказа от каких-либо своих базовых положений.

Ученый утверждает, что если обе стороны, концептуально оценят свои цивилизационные основы, то найдут массу базовых точек взаимодействия. По его мнению, Запад и Ислам гораздо больше объединяет, чем ведет к конфронтации. Как пишет Рамадан, такие понятия как «гражданское общество», «права человека», «правовое государство», «плюрализм» и т.д. присущи Исламу не меньше, чем Западу.

Запад&Восток

Мусульмане сегодня, утверждает Рамадан, возвращаются к ним по каналам своей цивилизации. В отличие от Сиддики, он не предлагает вкладывать в них какой-то особый смысл. Рамадан напоминает, что все это есть в исламской классической традиции, просто нужно вывести наружу изначально присущие принципы и положения, адекватно их актуализировав.

Основное внимание в подходе Рамадана уделяется мусульманам, проживающим в странах Запада. Отвергая всякую логику конфронтации с последним, он призывает единоверцев, проживающих в Европе и Америке, в полной мере пользоваться своими гражданскими правами.

Ученый говорит о том, что Европа и исламский мир должны стать домами друг для друга и добивается того, чтобы за исламскими политическими силами признали право быть неотъемлемой частью демократического пейзажа. Рамадан стремится придать легитимность их выступлениям, избавив от любых ассоциаций с группами или лицами, перешедшими к насилию.

При всем этом Т. Рамадан подчеркнуто апеллирует к основным источникам Ислама. Он не требует отказаться от какой-либо части мусульманской политико-правовой доктрины или вложить в нее новый, не свойственный ей смысл, с тем, чтобы привести ее в соответствие с западными либеральными стандартами, как это делают идеологи «евроИслама» или «умеренного Ислама». Такой подход, сочетающий принцип необходимости для мусульман научного анализа собственных основ при сохранении базовых положений Ислама, привлекает к нему внимание значительной части мусульман по всему миру, в особенности молодежи.

Очистить зерна от плевел

Т. Рамадан известен своими выступлениями о том, что арабские (пакистанские, турецкие и др.) традиции и Ислам – не одно и то же. По его мнению, необходимо отличать историческую национальную культуру от вечной религии.

Все это порождает резкие споры между религиозными и политическими деятелями, ориентированными на прежние формы исповедания Ислама, и теми, кто формулирует новую инновационную тенденцию.

Несмотря на многовековое господство Ислама в зоне его традиционного распространения, там еще сильны представления, замешанные на народных формах религиозности и этнических обычаях, которые зачастую противоречат мусульманскому вероучению. Это представляется одной из основных проблем сегодня для возрождения исламского мира и того духа познания и прогресса, который был присущ ему в VIII-XII в. Не удивительно, что посыл Рамадана находит противников как в среде традиционалистов, так и салафитов.

Интеллектуальные процессы, протекающие в глобальной мусульманской общине, приводят к утрате влияния радикальных изоляционистских и «джихадистских» групп, созревших в свое время на исламской почве. Очевиден кризис крайних движений, выступающих под исламскими лозунгами. И этому способствует масштабная дискуссия в исламском мире, которая маргинализирует крайние настроения.

Исламская политическая мысль отнюдь не стоит на месте, что демонстрирует Сиддики, Рамадан и многие другие, аккуратно  преломляющие Ислам в трансформистском ключе под требования сегодняшнего дня. Причем, что особенно актуально, последнему удалось близко подойти к обоснованию возможности интеграции исламского миропонимания в современную плюралистическую парадигму, что ранее казалось просто немыслимым.

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов, кандидат политических наук, журналист

Комментарии 0