События

Махачкала ул. Юбилейная: Почему они не сдаются?

Утром 19 мая в Махачкале завершиласьочередная спецоперация, в ходе которой был ликвидирован Махмуд Мансур. О загадочности этой «плановой ликвидации» рассказывает наблюдавший за событиями на улице Юбилейная в Махачкале корреспондент WordYou Закир Магомедов. По сообщению Национального антитеррористического комитета, «в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление и розыск т.н. «махачкалинской бандгруппы», причастной к террористическому акту 3 мая в Махачкале, Управлением ФСБ России по Республике Дагестан была получена информация о возможном местонахождении одного из членов группы».

Стресс  в большом городе

Этого «предполагаемого члена бандгруппы» блокировали  накануне около пяти вечера. Люди, собравшиеся на месте  проведения  спецоперации,  рассказывают, что одна семья просто пришла в гости к другой, а  тут  случилось такое…

Полиция отогнала родственников блокированных и зевак за десятки метров от дома. Группа девушек в хиджабах  и с телефонами в руках нервно  перемещается  вдоль  оцепления.  Пожилая женщина кричит  полицейским: «Я лично знаю всех кто там внутри! Какие же они боевики! Это же дети! У вас что, нет детей и братьев? Что вы творите?!».

Впрочем, в толпе настроения – разные.  Недалеко стоит мужчина средних лет в красной спортивной форме. Даже без оптики  видно, что он – выпивший. «Надоели эти ваххабиты!» – заявляет он. «Они мусульмане!» – поправляет его громко та женщина, которая лично знает всех тех, кто блокирован в доме. «Мусульмане тоже разные бывают!» – выпивший  демонстрирует высокий  уровень религиозной  культуры.

«Да они любого, кто намаз делает, будут скоро хватать!» – не унимается  женщина. «Намаз пускай дома делают!» – заключает мужчина и уходит.

Одна из девушек в хиджабе бросает ему вслед: «Ууу! Кяфир, свинья!».

Толерантность на  местах спецопераций  исчезает как класс.

Между тем к месту оцепления подъезжает семь «Газелей». В салоне видны бойцы в камуфляже.

О  количестве и качестве

Родственники пытаются связаться с блокированными.  Разговоры  слышны,  кажется, даже в  центре города – связь плохая. На крышах соседних домов  разместились снайперы.

Полицейские начинают оттеснять толпу еще на метров двадцать. Некоторые молодые люди  «оттесняться» не хотят и упрямо стоят на занятых местах. Грузного телосложения полицейский сцепился с подростком. Толпа наседает полицейского, молодчика уводят в сторону.

Вдруг раздаются сигналы. Люди расступаются. Заезжают два военных «Урала», затем карета «Скорой помощи». Через минут пять толпа опять расступается – к блокированному дому решительно идет группа бойцов в камуфляже. У всех лица закрыты,  в руках автоматы.

Из блокированных домов идут полицейские. Они сопровождают эвакуированных. Люди напуганы. Дети жмутся к родителям. Все  в ожидании кровавой развязки.

Опять сигналы. Опять два «Урала» проезжают к дому. «Они, что против нескольких человек целую армию подняли?» – удивляются в толпе.

Когда «Уралы» проезжают мимо группы девушек в хиджабах, то одна из них проклинает бойцов и, воздев руки к небу. Женщины рядом с ней произносят «Аминь».

За «Уралами» на большой скорости проезжает бронированный «Хаммер». Девушки кричат ему вслед «Аллах акбар!»

Они хотели сдаться?

К месту спецоперации подъезжает представитель Комиссии по адаптации членов НВФ к мирной жизни Шамиль Мутаев. Он долго разговаривает с родственниками блокированных. Полицейские  пропускают его к дому, но вскоре Мутаев возвращается.  Говорит родственникам, чтобы они еще раз связались со своими близкими и попросили  их  выйти.

Мать Мансура Махмуда разговаривает с невесткой Фатимой. «Выходи Фатима, выходи. Детей выводите. Пускай он тоже выходит», – говорит женщина, сдерживая слезы.

Телефон кочует от родственника к родственнику. Местные правозащитники сообщают, что депутат Госдумы от Дагестана Ризван Курбанов включился в переговоры.

Кто-то из родственников связывается с блокированными через скайп. Девушка в хиджабе дрожащим голосом  их передает слова: «Мы все хотим выйти. Почему никто к нам не приходит? Двери заблокированы. Их главный  сказал, чтобы мы не предпринимали никаких попыток к выходу, а не то они будут стрелять».

Родственники записывают эти разговоры.  (Чуть позже все это было  выложено  в интернет).

Ходят слухи о 40 тысяч в час…

Ближе к одиннадцати вечера выясняется, что спеоцоперация отложена до утра. Недовольная толпа решает перекрыть близлежащий проспект им. Акушинского. Булыжники мусорные баки – все массивное используют для перекрытия улицы. Полицейские просто стоят и смотрят.

Некоторые из пикетчиков разместили свои авто поперек дороги. Недовольные водители разворачиваются, сигналят, вступают в перепалку. К протестующим подъезжает 15 полицейских «УАЗиков». Из них вываливаются правоохранители в бронированных одеждах. Пикетчики решают, что пришли их разгонять и  сдвигают  плечи.  Но полицейские от протестующих стоят в метрах 20-30 и  демонстративно нейтральны.

Зеваки и родственники у заградительной лини

Минут через сорок большая толпа  снова рассасывается на мелкие группы, но уходить никто не собирается.

Пикетчики предпринимаю попытки заговорить с оцеплением. Молодой парень,  лет 25, плотного телосложения, с длинной бородой  спрашивает у полицейского: «Ты мусульманин? Ты дагестанец?»     Тот утвердительно кивает. «Тогда зачем вы все это делаете?»

К  беседе подключается пожилой мужчина. Постукивая указательным пальцем по груди правоохранителя, он  говорит: «Русские хотят, чтобы у нас тут было плохо. Вот эту спецоперацию они ведь проводят. Почему ее до утра растягивают? Чтобы деньги заработать. Мы же все знаем, что за час спецоперации каждый из вас получает по 40 тысяч рублей. И вас, и нас стравливают. На нашем общем горе хотят нажиться».

Возмутившегося  этой  информацией полицейского оттаскивают его коллеги.

Люди не расходятся до утра. Около семи утра начинается активная фаза спецоперации.

Член бандгруппы 1992 г.р.

Шамиля Мутаева пропускают к блокированным. Их выпускают по одному. Самым последним должен был выйти Махмуд. Он задерживается. По телефону он сообщает родственникам, что не выйдет, пока к нему не пропустят либо мать, либо правозащитников.

Ему  отказывают.

Махмуд говорит, что боится провокаций и отказывается выходить.

Ему  снова предлагают сложить оружие и выйти.
Затем…

По сообщению Национального антитеррористического комитета, «В ответ он оказал вооруженное сопротивление, бросил гранату в сотрудников спецназа, и ответным огнем был нейтрализован. Его личность предварительно установлена как Мансур Махмуд Мидаль, 1992 г.р., уроженец Буйнакска».

А вышедших из блокированного дома полиция увозит в РОВД Кировского района Махачкалы.

Адвокатов к ним пока не пустили.

Автор: Закир Магомедов

Комментарии 7