События

«Не запоминайте, иначе “завалят”»

Родственники четырех похищенных жителей республики два дня подряд митинговали у республиканской прокуратуры, требуя найти их родных либо принять хоть какие-то меры для установления их места нахождения. Первый день пикета завершился скандалом, тем не менее митингующим удалось добиться встречи с прокурором Дагестана.

В понедельник утром у прокуратуры стали собираться родные похищенных за последние месяцы Тимура Данилина, братьев Магомеда и Абдуллы Муртузалиевых и Рашида Исмаилова.

По словам матери и жены Тимура Данилина, он был похищен 25 марта. Утром он подвез жену в больницу и обещал заехать за ней позже, но уже в обед его телефон не отвечал. «Вечером на мой телефон поступил звонок с неизвестного мне номера. Это был Тимур, он сказал, что его избили, забрали машину и что он находится в Новолаке», — рассказывает супруга похищенного. По словам женщин, Тимура отвезли в Новолакский райотдел, оттуда он каким-то образом сумел выйти и зашел в ближайший дом, чтобы позвонить родным. В этот момент его увидел участковый, живущий в том же доме, и сообщил в райотдел. Из райотдела пришли сотрудники и снова забрали Данилина. По словам одного из родственников, известно, что Тимура держали в помещении типа изолятора временного содержания, расположенном за райотделом, откуда другие «лица», прибывшие в райотдел, увезли его в неизвестном направлении. Тимура, по предположению его матери, могли увезти в Ханкалу (Чеченская Республика).

Родные Тимура, в тот же день, когда он им звонил, отправились в Новолакский район, но его там уже не было. В райотделе всячески отрицали факт задержания или доставления Данилина. Родственники даже пытались выяснить хоть что-нибудь о похищении Тимура у высокопоставленных сотрудников МВД, но те после посещения Новолакского райотдела посоветовали родным не соваться в это дело.

Два брата Магомед и Абдулла Муртузалиевы были похищены 7 марта в Махачкале. В 8 утра они сели в машину и уехали, и больше о них ничего не известно, говорит мать. Оба парня работали реставраторами в Краеведческом музее, что на площади Ленина в Махачкале. «В тот день они домой так и не пришли, — рассказывает мать Муртузалиевых. — На следующий день я обзвонила больницы, некоторые обошла сама, но не нашла их. Как участники ДТП они также не числятся. 9 марта написала заявление в Советский райотдел. 13 марта написала письмо в УФСБ и республиканскую прокурату. В УФСБ мне ответили, что они не занимаются поисками пропавших, а из прокуратуры ответ так и не пришел. Уголовное дело по факту исчезновения сыновей завели только 5 апреля — по статье 105 (убийство) УК РФ. Спрашиваю, почему убийство, а не похищение, и где в таком случае трупы? Говорят: так будет лучше. Для кого лучше? Они что, хотят их завтра убить, а потом сказать: вот, убиты?!».

А 8 мая были похищены двое братьев Исмаиловых — Рашид и Арслан. В тот же вечер Арслана отпустили, а судьба второго брата до сих пор не известна.

«Рашид вышел из дома утром, около половины одиннадцатого, собирался на работу, — рассказывает мать парня. — Когда он вышел во двор, со слов очевидцев (свидетелей похищения было много), подъехали машины — черная и серая «Приоры» и «Газель».

Оттуда вышли люди в камуфляже и с оружием. Увидев их, Рашид стал убегать, они стали стрелять. Сын упал, на него надели мешок, ударили и потащили в машину. Когда убегал, он выронил водительские права. Рашид работал водителем «Газели» в компании по установке кондиционеров. Старшего сына — Арслана — тоже похитили в этот же день, правда, вечером уже отпустили. Его похитили точно так же: подъехали на тех же машинах около 2 часов дня, когда он был на работе и вышел на улицу поговорить с другом по телефону. Как рассказал сын, к нему подбежали со всех сторон, скрутили, надели наручники, мешок на голову, когда спросил за что, ударили в лицо. Посадили в машину и увезли. Куда везли, он не знает, но предполагает, что в сторону Сулака. Завели в какое-то помещение, там сняли наручники, обвязали руки и ноги скотчем, мешок с головы не снимали и стали бить, пытали током. Сколько это длилось, он не знает, требовали взять на себя теракт, совершенный 3 мая. Сказали, что и брат тоже рядом валяется еле живой после пыток. Общались похитители между собой, называя друг друга числами — «Четвертый», «Пятый», «Шестой». Потом старшего сына привезли обратно. По дороге их остановили на одном посту, водитель машины, не выходя, крикнул полицейским: «ФСБ». Похитители предупредили сына, чтоб не старался запоминать лица и машины, иначе «завалят». Я подала заявление в прокуратуру 10 мая, приложила справку судмедэксперта о побоях, нанесенных сыну. В прокуратуре мне сказали, что они не занимаются уголовными делами, а ведут всего лишь надзор».

Родственников похищенных у прокуратуры собралось немного, пришли только самые близкие. После общения с журналистами матери решили добиться встречи с прокурором Дагестана Андреем Назаровым. На проходной их направили в бюро пропусков (небольшой кабинет, расположенный тут же, на территории проходной). В кабинете находились двое сотрудников. Женщины попытались объяснить причину, по которой хотят встретиться с прокурором. Сотрудники прокуратуры ответили, что это невозможно, прокурор их не примет, день приема — пятница. Разговор стал вестись на повышенных тонах, при этом кричали в основном сотрудники прокуратуры, женщин, пытавшихся объяснить свое горе, было практически не слышно. Корреспондент «НД» решил запечатлеть на фотоаппарат то, как прокурорские работники исполняют служебный долг. Увидев это, один из сидевших в кабинете сотрудников, который представился как сотрудник ОСБ Сейфудин Бариханович Шихсафиев (на фото слева), налетел на журналиста, затащил в кабинет и стал орать, что корреспондент не имеет никакого права снимать сотрудников в служебном кабинете. А чтобы доказать свою правоту, сотрудник ОСБ тут же вызвал наряд полиции, который, по его словам, должен был изъять фотографии. При этом на просьбу корреспондента показать хотя бы один документ, в котором говорится, что журналисты не имеют права фиксировать на фото сотрудников прокуратуры, стал твердить одно и то же: «Не имеете права!», но каких-либо доказательств в подтверждение своих слов не привел. В это же время другой сотрудник прокуратуры (имя его нам неизвестно) заявил, что журналист это сделал для того, чтобы передать фотографию боевикам.

В кабинете корреспондента «НД» удерживали около 20 минут, а затем хотели закрыть до приезда полицейских, чтобы «разобраться отдельно». В инцидент вмешались митингующие и присутствовавшие при этом представители других изданий, и журналисту с их помощью удалось вырваться.

Хотим напомнить сотрудникам прокуратуры и другим работникам правоохранительной системы: согласно закону РФ «О СМИ» журналист имеет право производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, а воспрепятствование его деятельности противоречит закону и влечет за собой уголовную и административную ответственность. Сотрудникам прокуратуры, как никому, положено знать об этом, как и о том, что голословные обвинения в связях с членами НВФ могут обернуться привлечением к ответственности…

Добиться встречи с прокурором республики матерям похищенных в этот день удалось. По их словам, Назаров пообещал взять это дело под контроль и поручил прокурорам районов города провести проверку. Женщин это обещание не удовлетворило, и они вышли на митинг на следующий день с требованием вернуть их сыновей в семьи. К ним присоединились и родственники двух других ребят, похищенных в Дербенте и Каспийске. Спустя около двух часов митингующие разошлись. По их словам, они намерены стоять на своем, и планируют выйти на митинг повторно, уже сегодня.

Автор: Рагимат Адамова

Комментарии 3