Среда обитания

Первый фильм о войне силовиков и боевиков в Дагестане породил много споров и неутешительных для власти выводов

Если бы то, что сегодня происходит в Дагестане – стрельба, взрывы, покушения, похищения – происходило в США, американская киноиндустрия уже давно бы наплодила добрую сотню фильмов на эту тему. Среди них были и эпические ленты о героизме солдат и полицейских, противостоящих боевикам, были бы и драмы с личными историями парней, по ошибке оказавшихся в подполье, были бы и глубокие психологические фильмы о трагедиях семей убитых полицейских и боевиков….

Однако российская киноиндустрия продолжает вот уже 15 лет упорно обходить стороной кровавую драму, разворачивающуюся в Дагестане. В итоге обществу, отчаявшемся в помощи московских киношников, руку помощи протянул московский журналист. Это был смелый эксперимент, реализованный совместно с дагестанскими властями. В результате на свет родилась кинолента «Право на выбор», презентация которого на днях состоялась в конференц-зале Информационного агентства «Дагестан» в Махачкале.

 Сюжет и производство

«На главного героя было идеологическое давление, четкая подстава, он ушел в лес, но вернулся, пройдя через Комиссию по адаптации…», – так автор сценария этого фильма Михаил Попов рассказывает первым зрителям о сюжетной линии картины.

«Мы не планировали снять розовую сказку, что есть хорошие, есть плохие и добро победит, – утверждает он, – Но мы попытались оставить конец фильма открытым, а продолжение будет в документальном формате, так как осталось много отснятого материала…»

Вообще, надо сказать, что обсуждать фильмы о войнах и конфликтах на территории нашей же родины – весьма неблагодарное занятие. Поскольку за обсуждением режиссерских задумок и актерских находок зрители и критики забывают о самом главном – о чудовищной трагедии, которой посвящена сама картина.

А трагедия эта заключена в том, что граждане одной страны на экранах с упоением убивают друг друга. И нельзя никоим образом допустить, чтобы подобные чудовищные картины, разрушающие как основы нашего общества, государства, так и массового сознания и индивидуальной психологии, превращались в предмет увеселения зевающей публики.

Итак, фильм по своему жанру является художественно-документальным. В нем, как утверждает РИА «Дагестан», повествуется о судьбе дагестанских парней, по разным причинам ставших участниками НВФ. Автором сценария и режиссером фильма является Михаил Попов – руководитель продюсерского центра M-RIZ Production.

РИА «Дагестан» подробно рассказывает о том, как родилась идея производства этого фильма. Михаил Попов является журналистом НТВ, работает в программе «Русские сенсации». После теракта в Домодедово, его съемочная группа приехала в Дагестан, чтобы посмотреть, какая здесь обстановка.

Они встретились с депутатом Госдумы РФ от Дагестана Ризваном Курбановым – руководителем Комиссии по адаптации боевиков при Главе республики. Он оказал журналистам НТВ необходимое содействие в работе, свел с нужными людьми, обеспечил доступ к задержанным.

Первоначальная идея снять на основе собранных материалов документальный фильм через полгода работы дополнилась идеей сделать из него игровое кино. Михаил Попов написал сценарий художественной части. Именно так и появилась идея сделать документально-художественный фильм.

В основу сценария фильма легли реальные события. Прототипы героев, как утверждают СМИ – это обманутые ребята, которые в силу различных обстоятельств оказались в рядах боевиков. По сообщениям РИА «Дагестан», когда решали, кого пригласить играть в кино, в Дагестане многие актеры отказались, даже уже пройдя пробы и начав сниматься, поскольку им начали поступать угрозы от «лесных».

Уникальность проекта в том, что художественную линию дополняет документальная часть. Сенсационные расследования, откровенные интервью, а также эксклюзивные кадры, которые никогда не были в эфире. Визуально документальную часть от художественной отделяют спецэффекты. По драматургии они связаны так, что документальная часть продолжает и дополняет художественную линию.

 Прокат и отзывы

По сообщениям производителей фильм «Право на выбор» скоро выйдет в кинотеатрах Дагестана. Также идут переговоры, чтобы выпустить его в прокат и в Чеченской Республике. Автор надеется, что фильм будет показан и в других регионах России.

«Это очень важно, потому что многие ребята в Москве, в том числе мои друзья не представляют и не интересуются тем, что здесь вообще происходит. Они воспринимают людей, которые живут здесь, на уровне стереотипов. Я сам в процессе съёмок узнал много нового, хотя на Кавказ приезжаю не первый год», – приводит слова Михаила Попова РИА «Дагестан».

Уже через 2 дня после презентации в РИА «Дагестан» фильм был представлен вниманию дагестанских блогеров, журналистов и молодежных лидеров на площадке проекта Дагестанского гражданского университета (пДГУ)

Многие блогеры после презентации посвятили посты в своих ЖЖ обсуждению увиденного. Так блогер John-rend открыто признается, что тема ухода дагестанской молодежи к боевикам непростительным образом оставалась до сих пор за рамками внимания киношников. «А мы – все молчим – воды в рот набрали, – пишет он, - Ну вот спасибо, столичным журналистам: пришли, увидели, сняли…»

Справедливости ради стоит сказать, что фильм заслужил изрядную долю критики со стороны журналистов. Многие отметили слабую игру актеров, не до конца продуманный режиссерский сценарий. Тем не менее каждый нашел в фильме свои сильные стороны.

Пользователь Diars отмечает такой момент: «…когда герой разговаривал по телефону с женой, и она ему сообщила о том, что у их дочери прорезались зубки, но разговор обрывает взрыв…»

«Если бы режиссер усилил этот момент, и трубку держала бы дочка… Пусть не умеющая говорить, пусть это были бы даже последние слова обращенные к ребенку.. Наверное тем, у кого нет детей этот фрагмент не показался бы таким впечатлительным…», – пишет он.

«Проблески режиссерского замысла, как мне кажется, засветились там, где чиновник дагестанского Белдома ведет неудавшегося боевика в морг и показывает ему трупы: к этому призывает твой шариат?» – пишет John-rend.

Но этого блогера, знающего различные грани восприятия шариата в дагестанском обществе, задело продолжение этой сцены, где чиновник настрого наказывает неудавшемуся боевику забыть само слово шариат. «Как бы этот жест в Центральной России не восприняли чуть иначе: что ислам и есть зло, которое нужно выметать из страны», – пишет John-rend.

Со слов блогера А-murtuz, руководители проекта не вникли достаточно глубоко в суть вопроса, для того чтобы делать выводы о корневых, глубинных причинах сложившейся обстановки. «В результате фильм получился “однобоким”, описывающим “лесных” эдакими суперзлодеями без идеологии, преследующими свои личные цели в этой войне», – пишет он.

В итоге, по режиссерской задумке, со слов блогера, отрицательными персонажами выбраны – амир, собирающий дань с бизнесменов; спортсмен, убежавший в лес воевать скорее против России, нежели за Ислам и, такой же антироссийский религиозный фанатик, у которого молоко на губах не обсохло, но который уже ищет войну на страницах Священной Книги.

«В общем, по воле ли авторов или против нее, фильм закрепляет в сознании конечного потребителя термин – “Исламский терроризм”. Тогда как, мне кажется, пора уже давно оставить этот стереотип, и начать движение в сторону здорового общества. Где ношение бороды и хиджаба не будет вызывать косых взглядов со стороны органов правопорядка и простых граждан», – подмечает А-murtuz.

Кроме того, с его слов, негативная роль силовиков, вынуждающая молодых мусульман уходить в леса, указывается в фильме вскользь, настолько неакцентированно, что к концу фильма мы даже забываем об их “вкладе” в ухудшение ситуации. «Ведь по факту – война ведется между госаппаратом и преступниками, а народ – это лишь случайные жертвы, или материал, из которого восполняются “потери” как с одной, так и с другой стороны, – пишет блогер, – И фильм нам описывает черными красками одну группировку, в угоду другой… Тогда как я хочу видеть объективную картину».

Выводы для жизни

Со слов пользователя сети Diars, почти каждого из нас коснулась эта “война”. «У кого родственник, у кого друг или просто сосед соприкоснулся с этой трагедией», – передает он на страницах своего ЖЖ настроения многих дагестанцев.

Пользователь Diars поднимает еще одну важную проблему. «ОБЩЕСТВО дремлет, – пишет он, – Почему этот фильм снял человек приезжий? Почему мы до этого никак не созреваем, почему до сих пор не было такого бурного обсуждения как на показе?»

Он же отмечает, что адаптация, о которой в последнее время так много говорят в Дагестане, должна быть выходом для тех, кто решил уйти из подполья, а не только для того, чтоб не убили при спецоперации. «Общество должно требовать от политиков, чтоб законодательно Комиссия по адаптации имела такую возможность для своей деятельности», – отмечает Diars.

Сам автор проекта говорит о своем детище: «Сложно сказать, чему может научить этот фильм, потому что даже родители ребят, которые уходят в «леса», не могут их научить, мы тем более. Задача этого фильма, чтобы наша целевая аудитория, а это ребята 15-20 лет, просто задумались. И если хоть один из них примет обдуманное решение, то мы будем считать, что наша задача выполнена».

Кроме того, сам Михаил Попов еще раз подчеркнул, что финал фильма остался открытым, потому что неизвестна судьба главного героя, но обещал, что продолжение будет. Однако на фоне разворачивающейся в Дагестане национальной трагедии подобное обещание звучит, как зловещее пророчество.

Поскольку оно подтверждает, что пока конца кровавой череде убийств, подрывов и похищений в Дагестане не видно. А значит мы все обречены следить за продолжением этой кровавой драмы…

Дай Бог, чтобы до ее развязки в республике и во всей остальной стране пострадало как можно меньше людей…

Автор: Тамила Шахбанова

Комментарии 3