Общество

Проблемы жителей богатой Сибири

 Вот уже десять лет по весне поселок Лесозавод в Ярковском районе уходит под воду - в иные годы она поднимается настолько высоко, что люди до середины лета живут на крышах. В упадок это некогда процветающее село стало приходить в начале 90-х, когда разорился местный лесозавод по производству пиломатериалов. Постепенно закрылись школа, почта, клуб. Из всех благ цивилизации в поселке остался лишь медпункт.

Десять лет назад районные власти признали, что поселок Лесозавод находится в аварийном состоянии, а его жители подлежат выселению. Стоимость нового жилья, которую должны были компенсировать местные власти, рассчитывалась незатейливо: из расчета 16 квадратных метров на каждого члена семьи по среднерыночной стоимости жилья в районе. Несколько семей за эти десять лет помощь получить смогли. Но затем деньги в бюджете кончились. Кто мог, из поселка уехал, решив жилищный вопрос собственными силами: некоторые купили дома в соседнем селе, кто-то снимает угол. А есть и такие, как Рябиковы, которые, помотавшись по району, вернулись обратно. Снимать жилье с последующим выкупом пытались два раза, но обещанных денег так и не увидели. В результате выбрали в поселке место повыше, купили два вагончика-теплушки, поставили рядом, обшили - получился дом.

На сегодня в невольных заложниках оказались 37 семей, а это около ста человек. Работающее население можно сосчитать на пальцах, да и те трудятся за пределами деревни. Три педагога ездят за семь километров в соседнее село Аксарино. Около десятка мужиков уже много лет работают вахтовым методом на Севере. Неплохо получают. Но даже им перевезти свои семьи не по силам.

- В соседней деревне за небольшой дом просят 800 тысяч рублей. В райцентре поставленная на фундамент и заведенная под крышу коробка площадью 72 квадратных метра стоит уже миллион, - поясняет местная жительница Надежда Рылова. - Но еще столько же надо на доделку. Дом стоит в поле, нет ни газа, ни света, ни дороги.

Если работающее население еще как-то ищет выход из сложившейся ситуации, то старики, а самой пожилой жительнице деревни 83 года, уже смирились с мыслью, что здесь и придется доживать свой век. Каждую весну, когда разливается река, ставят на подпорки мебель, а то и поднимают ее на крышу. Пол во многих домах не просыхает. Вздулся буграми, красить его уже нет смысла. Зимой по дому многие ходят в валенках, молоко, если стоит на полу, за ночь замерзает.

- Пол весь изъеден грибком, печи разваливаются, - с тревогой рассказывают жители. - В деревне нет ни одного магазина. Хлеб, правда, подвозят два раза в неделю, за остальными же продуктами приходится ходить в соседнюю деревню за два километра.
Уже несколько лет в поселок не ходит автобус. Старики, дети - все вынуждены ходить до трассы пешком. Когда сухо - еще полбеды, в ненастье же шлепать два километра до остановки приходится по колено в грязи. Даже малышне. С недавних пор школьному "уазику", доставляющему мальчишек и девчонок в аксаринскую школу и детский сад, запрещено заезжать в поселок. Местные жители пожаловались было властям на хлипкий мост, надеясь, что переправу отремонтируют, но реакция получилась обратной. Вместо этого проезд через мост и вовсе закрыли.

Пешком до трассы ежедневно ходит и медик Лариса Маркина. По грязи, в темноте, потому как живет в 17 километрах от поселка - в селе Караульный Яр. Выезжать из дому приходится в шесть утра на рейсовом автобусе, добираться обратно - тем же способом. На сколько хватит у нее терпения - не загадывает, но пока бросать лесозаводцев не собирается.

Между тем из областной Думы в декабре прошлого года жителям поселка пришел ответ, что в бюджете района на 2009-2011 годы средства на их переселение не запланированы.

Комментарии 0