Политика

Архив 2006 года. «Дело нурсистов»: Путешествие из Татарстана в Москву

В связи с усилившимися в последнее время в России гонениями на мусульман, изучающих тафсиры Корана, написанные известным мусульманским ученым Саидом Нурси, мы решили напомнить всем желающим, как это все начиналось в "мусульманском" Татарстане в 2005-2006 годах.

------------------------------------------------------------------

В свое время, когда в Татарстане только набирала оборот кампания по преследованию мусульман-читателей книг Саида Нурси, это воспринималось как неудачная шутка. Угрозы запретить книги, вызовы их читателей на допрос, изнурительные психологические экспертизы, обыски на дому – все это вызывало недоумение: еще понятно, почему сочли «подрывной» деятельность Хизб ут-тахрир, но абсолютно не ясно, чем опасны мирные и аполитичные читатели «Рисале-и Нур».

Однако сотрудники татарстанских правоохранительных органов, которые, как известно, являются наиболее компетентными специалистами в области психологии, религиоведения и других гуманитарных наук, игнорировав данные предыдущих экспертиз, разъяснили, наконец, в чем именно заключена опасность трудов Саида Нурси. Результатом московской экспертизы был абсурдно-громкий вердикт: «Рисале-и Нур» - ни больше, ни меньше – готовит почву для подготовки террористов-смертников. Инициатором проведения такой экспертизы выступил уже трагикомично известный следователь татарстанской прокуратуры В.А.Кузьмин. 

 Основанием для столь далеко идущего вывода послужили размышления Саида Нурси о том, что истинно верующему мусульманину не следует бояться смерти. Это явилось поводом для провокационных вопросов со стороны сотрудников Татарстанской прокуратуры, например: «Как вы относитесь к смерти своих близких?», «Боитесь ли вы смерти?», «Что значит смерть ради Аллаха?».

По словам попавших «под пресс» мусульман, следователь Кузьмин и другие оперативники ведут себя откровенно развязно, насмехаясь, издеваясь над верующими, а также кичась тем, что «зеленый свет» дан им из Москвы. По их мнению, единственный возможный удел для «нурсистов», с которым они должны смириться, – это сидеть по-мышиному тихо и дожидаться, пока «борцы с исламским терроризмом» планомерно и последовательно подведут мусульман под нешуточные тюремные сроки.

Сами читатели Нурси, разумеется, не согласны как с такой оценкой их деятельности, так и с подобной безрадостной перспективой, поэтому намерены добиваться справедливости законными методами – путем обращения в СМИ, в правозащитные организации. Так, делом о запрете книг Саида Нурси, начавшемся 15 августа в Коптевском районном суде Москвы, а также о преследованиях мусульман в Татарстане за чтение книг Нурси заинтересовался руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев, руководитель Сахаровского центра Юрий Самодуров, представитель международной правозащитной организации Human Rights Watch в Москве Александр Петров, члены организаций «Гражданское содействие» и «Мемориал».

У читателей книг Саида Нурси действительно есть много информации и фактов, способных заинтересовать как правозащитную общественность, так и просто независимых аналитиков, желающих разобраться, что же скрывается за этим спектаклем абсурда, разыгрываемым татарстанской прокуратурой. В частности, по делу нурсистов был проведен ряд новых экспертиз, некоторые из которых вторят официальным заявлениям со стороны представителей правоохранительных органов, которые упорно и фанатично проталкивают мысль об особом экстремистском настрое и социальной опасности читателей книг Саида Нурси.

Эти эксперты, изучив около 16 брошюр Саида Нурси, были призваны ответить на вопросы: направлено ли содержание представленных на исследование материалов на возбуждение ненависти либо вражды между людьми по признаку отношения к религии, принадлежности к социальной группе, имеется ли в книгах пропаганда неполноценности части граждан по религиозному признаку, способны ли книги оказать деструктивное влияние на поведение человека и его личность, могут ли использоваться в качестве единого комплекса средств пропагандистского воздействия?

Ответы некоторых экспертов находятся в удивительно органичном резонансе с выводами высших авторитетов в области религиоведения и сектоведения, а именно – сотрудников татарстанской прокуратуры. В частности, в заключении сотрудницы Республиканской клинической психиатрической больницы г-жи Яковлевой, читатели «Рисале-и Нур» и сама литература Саида Нурси предстает в прямо-таки инфернальном свете. 

 По ее мнению, эти брошюры способствуют возбуждению вражды между людьми, провоцируют «утверждение наличия негативных эмоций и чувств по отношению к категории «МЫ». Кроме того, Яковлева считает поистине крамольным утверждение о том, что наше время названо в книгах Нурси «докучливым и ужасным». 

 Пытливый исследователь ее экспертного заключения также обнаружит, что формирование чувства долга, а также некой загадочной «ритуальности» - также повод к запрету книг Нурси. Но, главное, Яковлевой была обнаружена и вовсе экстремистская фраза: «я…не мирился с насилием и унижением…я не терпел насилия и гнета».

Воистину, ужасное преступление – не сметь сопротивляться унижению и насилию. Читая заключения экспертов, узнаешь многое и многому поражаешься – сколько же идейных установок, нормальных для здорового общества, еще более-менее живого духовно человека, не желающего быть тупым придатком к универсаму бытовых товаров, являются в глазах «карательной психиатрии» «преступными» и «экстремистскими».

Труд Яковлевой представляет здесь особую ценность – его вообще можно растащить на цитаты. Например, психолог считает аномалией «формирование жертвенности во имя идеи» и создание площадки для формирования политических идей. Нельзя не согласиться с тем, что в условиях общества «прогрессирующей демократии» такие смелые поползновения мысли становятся недопустимыми.

Высшим пилотажем со стороны виртуозного психолога было обвинение «нурсистов» в отстаивании идеи противостояния и войны, равно как призыва к политическому переустройству государства – правда, поскольку не удалось обнаружить подобных воззваний в книгах Нурси, Яковлева отметила, что они выражены «в метафорической форме». На этом суровом фоне такая особенность подрывной деятельности «нурсистов», как «формирование страхов и фобии при отказе от учения» - практически теряется.

И Яковлеву, и других экспертов, давших аналогичные заключения, весьма смущают «утверждения об исключительности собственной религии». Хотя для любого мыслящего человека очевидно, что любая религия, согласно собственной внутренней логике, будет отстаивать собственную монополию на истину, иначе ее внутреннее наполнение обесценивается. И соблюдать последовательность, в таком случае придется запрещать не только книги Нурси, но и Коран, Библию – и Ветхий, и Новый Завет, и Ислам, и Христианство, и все остальные религии.

Негативную оценку книг Саида Нурси дала не только Яковлева, но и также представитель Министерства образования РФ, доцент кафедры практической психологии Казанского государственного педагогического университета Алла Фролова. В ее заключении «авторы брошюр» обвиняются в том, что они «порождают чувство превосходства религиозной идеологии», формируют «отрицательное отношение ко всем другим общепринятым социальным, культурным и религиозным нормам и представлениям», способствуют изоляции и возникновению девиантного поведения.

Именно на заключение Фроловой ссылается татарстанская прокуратура, когда она требует запрета книг Саида Нурси. Основания, по которым литературу Нурси предлагается признать экстремистской и запрещенной, кажутся несуразной шуткой в духе фильма «Город Зеро».

В частности, «воздействие брошюр направлено на изменение субъективной реальности личности, ее системы ценностей и убеждений, взаимоотношений в обществе». Любопытно было бы поинтересоваться у сотрудников татарстанской прокуратуры, где можно найти такую книгу, которая не оказывала бы воздействие на систему ценностей и убеждений человека, если это, конечно, не пособие по садоводству или экзотическим блюдам из лягушачьего мяса, хотя даже последние способны повлиять на определенные нюансы мировосприятия человека. Но сотрудники татарстанской прокуратуры непреклонны: книги не просто воздействуют на мировоззрение человека, а влияют на формирование вероубеждений на иррациональной основе, якобы парализуя волю к свободному выбору религии.

Некоторое время все это еще могло восприниматься как затянувшаяся шутка, несуразная постановка энтузиастов местной оперативной самодеятельности, если бы по ряду признаков не стало очевидным, что «дело нурсистов» принимает все более серьезный оборот. Речь идет не только о допросах и обысках в нарушение многих пунктов УПК, о поразительной настырности сотрудников силовых органов в их стремлении искоренить «нурсистскую заразу», но и о более тревожном знаке – начале т.н. «внесудебных расправ».

Например, 30 июня, по странному совпадению с разгаром гонений на нурсистов, в районе города Нижнекамска, что в 40 километрах от Набережных Челнов, была избита преподавательница бывшего медресе «Ихлас» Накия Шарифуллина. На улице – еще в светлое время суток – на нее набросился сзади неизвестный, и, ухватив женщину за шею, сильно ударил ее головой об асфальт. В августе сотрудники ФСБ г.Набережные Челны и Казани начали склонять Шарифуллину к прохождению психиатрической экспертизы, чтобы выяснить, все ли у нее в порядке с головой – такой черный юмор проскальзывает во всей этой истории.

Имеются случаи и причинения вреда здоровью мусульман со стороны оперативников. Так, три дня подряд из прокуратуры г. Набережные Челны 62-летней мусульманке Фахиме Низаметдиновой звонил следователь Вагизов с требованием явиться на допрос. Каждый раз при отказе явиться на допрос только по телефонному звонку (без повестки) он начинал угрожать ей, что сдаст ее в ФСБ или приведет ее на допрос под конвоем. После очередного телефонного звонка у пожилой женщины случился сердечный приступ. 

 Между тем, продолжаются и допросы нурсистов, причем не только в Татарстане, но и по всей России. Так, в Костроме на допрос вызвали десятилетних детей, читавших книги Саида Нурси, что уже напоминает печально известные рейды по школам в Кабардино-Балкарии в поисках старшеклассников, читающих намаз и помещающих аяты из Корана в качестве заставки на сотовые телефоны. Чем закончилась такая безудержная «охота на ведьм», всем прекрасно известно. 

 «Психологические экспертизы» - особый пункт в издевательствах сотрудников силовых ведомств над читателями книг Саида Нурси. На сайте читателей книг Саида Нурси nurru.com доступен материал об издевательствах над мусульманкой Алсу Хусаеновой, которой задали 50 вопросов, в том числе весьма провокационного свойства. А 8 августа четыре женщины-«нурсистки» были на приеме в ФСБ, где некто по имени Артур начал обвинять их в том, что они не молятся так, как молились их бабушки, и читают книги, которые им «навязывает Запад». Под конец эфесбешник ошарашил женщин сакраментальным вопросом: «Когда же вы детей воспитываете и за мужьями ухаживаете, если вы занимаетесь религией?».

На этом вопросы и претензии со стороны представителей татарстанского ФСБ к мусульманкам не закончились. Замначальник УФСБ Набережных Челнов И.П.Викентьев при выключенных сотовых телефонах прямо заявил читательницам Нурси, что их вина в том, что они не придерживаются «традиционного Ислама», а являются последовательницами «секты Нурджулар», и что 20 таких, как «Нурджулар», сектантов, уже сидят.

Что это за «традиционный Ислам» и почему Ислам «нурсистов» вдруг попал в категорию «нетрадиционного», «алимы» из татарстанского ФСБ не прояснили. Однако все эти недвусмысленные указания сотрудников спецслужб проливают свет на возможную подоплеку гонений на безобидных «нурсистов»: цель этих преследований – искоренить любые проявления живого Ислама, неподконтрольного официальным структурам.

Сами «нурсисты» уповают на Аллаха, шутя при этом, что следовало бы выразить особую благодарность сотрудникам татарстанских силовых органов за их усилия в деле популяризации книг Саида Нурси. Тем более что в их защиту высказались люди, принципиально далекие от каких-либо экстремистских структур, представители официальных мусульманских структур.

В частности, Равиль Гайнутдин выступил с заявлением, что «привлеченные прокуратурой эксперты продемонстрировали явное незнание основ исследуемого ими предмета – Ислама и исламских учений, правил толкования Корана, места учения С. Нурси в общем контексте мусульманской литературы, т.е. являются не компетентными в исследуемом материале».

Глава СМР указал, в частности, что эти эксперты считают характерным для Ислама «поклонение Корану», а также что «веру каждой религии в свое духовное превосходство над другими религиями и проповедь данной веры указанные эксперты неправомерно трактуют как пропаганду превосходства либо неполноценности граждан по признаку отношения к религии». Гайнутдин особо отметил, что «в книгах С. Нурси нет пропаганды, призывающей к ущемлению в правах иноверцев или атеистов, к причинению им вреда или ущерба, к лишению их законных прав, к нарушению законодательства Российской Федерации».

Научно-экспертная комиссия при Совете муфтиев России в составе Магистра богословия международного мусульманского Университета Аль-Азхар И.Аляутдинова и доктора философских наук А.В. Полосина также сделала заключение на заявление татарстанского прокурора К.Ф. «Амирова о признании книг Саида Нурси «Рисале-и Нур» экстремистской литературой. В данном заключении отмечено, что книги Саида Нурси «служат познанию откровения Творца, опираясь на современные научные достижения. Они далеки от религиозного экстремизма и фанатизма, призывают к вере и любви в Единого Бога всех людей, независимо от нации, расы или вероисповедания. Они выполняет задачу донесения до всех желающих вечные истины добра и веры в Единого Создателя, абсолютно не призывая к насилию, национальной и межрелигиозной розни, не подрывая устоев общества и государства». 

 Наряду с этим, эксперты недвусмысленно указали на то, что Бадиуззаман Саид Нурси является признанным в исламском мире ученым богословом, чьи труды не противоречат официальному учению Ислама. Аляутдинов и Полосин также раскритиковали психологические экспертизы как не имеющие под собой научной основы, и выделили ряд условий, которым должен отвечать специалист-религиовед, выносящий оценку трудам по мусульманскому богословию. Это, в частности, свободное владение литературным арабским языком, хорошее знание текста Корана и его предыдущих толкований, компетентность в области хадисоведения, фикха (мусульманского права), Шариата и других обязательных исламских дисциплин. 

 Между тем, читатели «Рисале-и Нур» направили обращение к депутату Государственной Думы от фракции «Родина» Шамилю Султанову с просьбой о содействии в разрешении проблемной ситуации вокруг возможного запрета в России литературы Нурси. В обращении говорится, что «если дело по запрету книг Саида Нурси выйдет на общероссийскую и мировую арену, это станет серьезным ударом по репутации РФ как правового государства». С подобным заявлением читатели Нурси намерены обратиться и к Генеральному секретарю Организации Исламская Конференция Экмеледдину Ихсаноглу.

Таким образом, самые авторитетные мусульманские деятели России дали положительную оценку трудам Саида Нурси. Впрочем, сами читатели книг Нурси склонны предполагать, что одним из импульсов к гонениям на них мог послужить и тот факт, что в самой Турции у читателей Нурси были проблемы с местными властями, которые в своем стремлении сохранить «светскость государства» настроенны крайне жестко ко всему тому, что связано с Исламом. Учитывая практику обмена информацией между спецслужбами мира, такую логическую взаимосвязь отрицать нельзя.

В любом случае, все упомянутые версии причин преследования «нурсистов» не противоречат друг другу, ибо каждое явление, в конечном итоге, обусловлено сложным сплетением разнородных факторов. И если посмотреть на ситуацию с преследованием «нурсистов», якобы «зомбирующих» граждан, влияющих на сознание каким-то якобы совершенно разрушительным во всех отношениях образом, исходя из более глубоких посылок, то преследование читателей Нурси не будет выглядеть как такое уж необъяснимое и абсурдное явление, учитывая реалии современного больного во многом общества.

В современном мире, когда многие понятия и ярлыки наподобие терминов «экстремизм» не просто не определены, но и трактуются исходя из двойных и даже тройных стандартов в зависимости от конкретного случая, не стоит удивляться, что, жонглируя доводами об «иррациональности» и «воздействии на психику», книги об исламском самосовершенствовании могут признать экстремистскими.

И не важно, что в России каждая желтая газета пестрит объявлениями «Ведьма. Стаж 25 лет», «Приворожу любимого, устраню соперницу раз и навсегда, гарантии», «Черная и белая магия для вас», «Колдун, маг, экстрасенс. Заговорю, убью. Недорого возьму» - никто не думает рассматривать деятельность этих фирм как «воздействие на психику» в корыстных целях, тем более, что подоплека их деятельности вполне прагматична и рациональна – сотрудникам прокуратур можно не беспокоиться. 

 Никто никогда не поднял бы вопрос, как воздействуют на сознание граждан многочисленные дебил-шоу по телевидению, сериалы длиною в полжизни, не доводит ли до самоубийственных мыслей бесконечная реклама. Как сказывается на психике детей реклама с назойливо сексуальным подтекстом. Как влияют на душевное здоровье россиян бесконечные монотонные объявления в метро с прямо-таки выходящими за пределы разумного запугиваниями некачественными товарами, несущимися автомобилями, которым не так просто остановиться, бесхозными предметами и подозрительно одетыми лицами.

В современном демократическом обществе людям предоставлена полная свобода – хочешь, покрой себя пирсингом с ног до головы, как авангардистскую новогоднюю елку, хочешь, выстриги волосы и выкрась их в зелено-малиновый цвет, хочешь, ходи по улицам, демонстрируя всем атласные трусы, хочешь, пей беспробудно, дрыгайся с вечера до утра в неоновном свете, обсуждай в гламурной и ломаной манере преимущества новых мобильников и галлюциногенных таблеток, хочешь, опустись ниже дворовых кошек и собак в манерах удовлетворения своих половых инстинктов. Ты же свободный человек! Наконец, хочешь – вешайся или избери для себя какой-нибудь ультраоригинальный способ сведения счетов с жизнью, это возможно в «свободном мире».

А вот если человек задумался о чем-то, выходящем за пределы существования между офисом и телевизором, если он начал читать какие-то удивительные книги, задаваться совершенно непонятными вопросами за пределами проблематики утюгов и новой джинсовой коллекции, то это уже – иррационально и аномально. А если группа людей вдруг начинает искать ответы на вопросы, что такое Бог, смерть, справедливость, как сделать мир лучше – это и вовсе возмутительно и попахивает экстремизмом. Даже если это мирные, интеллигентные люди, не задумывающиеся о смене конституционного строя или построении исламского государства. Они совершенно не интересуются политикой, однако – вот незадача – политика сама заинтересовалась ими.

Автор: Фатима Анастасия Ежова, журналист бывшего Ислам.ру

Комментарии 1