Политика

Европа выпускает из урн джиннов

Президентские выборы во Франции проливают холодный ясный свет не только на французскую политическую реальность, но на тенденции, проявляющиеся по всей Европе, США, Канаде и Австралии. Беспрецедентный по своим масштабам кризис идентичности поразил Запад - кризис, поставивший под сомнение его статус, его господство, ценности, и даже самовосприятие, и отравивший, в придачу, все обсуждения в обществе.
 

Франция в растерянности. Многие годы нынешний президент Николя Саркози играл  популистскими  темами, начиная  от иммиграции и вопросов безопасности, и кончая секуляризмом и исламом (женские платки, никаб, халяльное мясо, молитвы на улицах и т.д.) в угоду некоторой части своего электората, а также ультраправому флангу политического спектра. Отличный манипулятор, он использовал чувства страха, недоверия и отторжения, и заигрывал с демонами расизма.

Социалистическая партия, его главный противник, использует тот  же язык, и, похоже, неспособна сформулировать политическое видение, которое бы  конкретно и убедительно отвечало  нуждам французских граждан в таких жизненно важных вопросах, как занятость, жилье и образование. Социалисты, и оппозиционные партии в целом, кажется, довольствуются пустой критикой, или прибегают к популистским призывам в попытке перещеголять Саркози. Очень редко удается им  сосредоточиться на  обсуждении настоящих проблем.

В последние недели президентская кампания еще больше деградировала, нагромождая в кучу споры и разногласия, и явно пытаясь подбросить в огонь страстей все новые  призраки и страхи, раздуваемые СМИ. Хотя уже не первый месяц абсолютно ясно, что  единственным победителем тут может быть Национальный фронт с его популизмом – основанным на унижении «чужих» и легком решении социальных проблем, с его манерой выставлять  своих сторонников жертвами, и винить «чужих» в их проблемах.

Сейчас эта кампания бурно перешла во вторую стадию, в которой Саркози схлестнулся с кандидатом от социалистов Франсуа Холландом. И с каждым днем все больше обнажается феноменальный подъем Национального фронта. Мало того, что кандидату от правой партии удалось завоевать  в первом туре более 17 процентов голосов, став третьей по значимости политической силой в стране, но ее идеи проникли повсюду, окрашивая политические расчеты обеих основных партий.

Николя Саркози, в борьбе за политическое выживание, свернул еще дальше вправо, в то время как Холланд, чтобы не допустить  массового перевеса на выборах, пытается убедить часть электората Национального фронта, что их голоса услышаны.  Национальный фронт во втором туре не участвует, но его идеи стали ключом к победе или поражению.

Стороны не скупятся на обещания; в ход пошли  клевета, полуправда и откровенная ложь. Франция в кризисе. Почти ничего не слышно об  умирающей экономике страны, о ее социальной политике и роли на международной арене; зато  много говорится о закрытии границ, вооружении и укреплении полиции, о недопустимости исламизации общества. Зрелище  поистине жалкое.

Похищение Европы-2

Пока  Андерс Беринг Брейвик в зале суда в Осло изображает из себя представителя законного сопротивления,  жертву всех тех, кто, по его утверждению, уничтожил норвежскую и европейскую сущность страны -  популистские движения по всему континенту набирают силу, а традиционные политические партии спешат узаконить свои самые пагубные идеи. Различные формы  расизма соревнуются между собой; клеймят попеременно то негров, то арабов, евреев или мусульман, в зависимости от исторических и политических обстоятельств. Политики во всех странах Европы, бессильные перед диктатом рынков, рейтинговых агентств, банков и всемогущих транснациональных корпораций, смещают акценты дискуссии, обвиняя во всех социальных бедах различные культуры, религии, иммиграцию и незащищенность.

Европа вполне может гордиться своими замечательными  ценностями, такими как справедливость и права человека (поистине благородными и универсальными). Но ее политические действия, применение законов (и их частое нарушение), разгул расизма и эксплуатация иностранцев и иммигрантов являют собой с каждым днем все более  вопиющее противоречие этим идеалам. По всей Европе, от края до края, в ультра-либеральной голландской демократии, так же как и во Франции, Швейцарии, Испании, Норвегии, Дании, Германии и Бельгии – с севера на юг и с запада на восток – одна и та же картина: популизм торжествует, страхи углубляются, недоверие растет и расизм все чаще проявляется в  унизительном отношении к объявляемым «незаконными» мигрантам, кочевым народам, иностранцам – одним словом, ко всем тем, кто «не такие как мы».

Популизм – это  пожирающая Европу раковая опухоль, которая  стремительно распространяется с приближением президентских выборов во Франции. Поначалу  явление это считалось исключительно  европейским, и, казалось, никак не могло перекинуться на страны, основанные на иммиграции, такие как Австралия, Канада и Соединенные Штаты Америки. Какое заблуждение!

В Канаде Стивена Харпера, или в Австралии Джулии Гиллард политические стратегии и альянсы навязывают ту же самую подстрекательскую демагогию, которая питает точно такие же страхи, создает такие же отношения.  Вопросы идентичности и культурной однородности, опасения, недавняя иммиграция – ее ограничения и таящиеся в ней опасности, а также мультикультурализм стали ее главными векторами. В преддверии  американских выборов стратеги неоконсерваторов и «Движения чаепития» размахивают теми же красными тряпками:  афро-американцы, иностранцы, а сегодня латино-американцы и мусульмане становятся объектом нападок партий и движений, которые не в состоянии разработать согласованную политику, но зато успешно определяют врагов (тех кто отличаются, представляют угрозу, склонны  к размножению и укоренению в стране на законных основаниях). Похожие  симптомы свидетельствуют об одном и том же заболевании.

Конечно, критиковать соседа очень легко. Сегодня многие в Европе и за ее пределами смеются над разладом во Франции и ее президентом. Кто может их за это винить?  Зрелище во многом  жалкое. Но патология эта не исключительно французская, она присуща всему Западу. Западному господству брошен вызов,  эндемичные кризисы подрывают его основы; популистские партии распространяются, объединяя граждан вокруг проблем идентичности и национальности, вопреки течению истории,  упорно отрицая новые национальные и международные реалии.

Проблема эта всеобъемлющая, кризис – многогранный. Настало время вступить в борьбу с пороками, источившими западное сознание, а не прятаться за неискренними словами о ценностях Просвещения.

Во имя нашей безопасности и благополучия, нас убедили смириться с лишением свободы невинных людей, с пытками, «сопутствующим ущербом» и «структурной дискриминацией». Выкрикиваемые на улицах расистские и ксенофобские лозунги, озвучиваемые сейчас равно  интеллектуалами и политиками, нас больше не приводят в ужас. Пытаться сохранить будущее, делая вид, что уничтожать совесть отдельных личностей вполне законно – занятие неперспективное. Скорее наоборот, это просто тупик, отрицание будущего.

В отсутствие роста осознания, в отсутствие готовности  противостоять становящемуся уже нормой популизму, не нужно быть ясновидящим, чтобы сделать вывод, что мы являемся свидетелями самоуничтожения цивилизации. Но выбор между самонадеянностью популистов и противостоящей ему скромностью здравого сознания – этот выбор за нами.

Автор: Тарик Рамадан, профессор Оксфордского университета

Комментарии 0