Просвещение

Наровчат - северная столица Золотой Орды

При упоминании о столицах Золотой Орды, речь идет в основном  о Сарай-Бату и Сарай-Берке, а ведь у этого татарского государства были и другие столицы. Если на юге это был город Укек, расположенный вблизи Саратова, то на севере столицей был Наровчат. Однако большинство ученых, в том числе составители Татарской энциклопедии, не признают Наровчат как столицу Золотой Орды, а указывают лишь в качестве улусного  центра. «Мухша (Наручат) – город  Золотой Орды в 14-15 веках, центр улуса Мухша. В 1313-67 годах один из центров отчеканивания денег, с начала 15 века утративший свою значимость, – пишут они. – Руины (кирпичный дом, баня, части мусульманских усыпальниц) сохранились около села Наручат Пензенской области, вверх по течению реки Мукша (Мохша)». (Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 2002, стр. 452).

   Если в том или ином городе долгие годы проживает правитель государства и данный город является  престольным, если здесь чеканятся монеты от имени ханов и  выдаются князьям ярлыки для правления своими владениями, то такой населенный пункт не может оставаться просто центром улуса. А Наровчат являлся именно таким, где в 1312-1320 годы жил знаменитый правитель Золотой Орды Узбек хан. Именно здесь в 1312 году  он провозгласил ислам как государственную религию и в 1313 году  вручил митрополиту Руси Петру ярлык о свободе православного вероисповедания, а также принимал князей Твери, Новгорода, Москвы. Уже в 1309 г. в Наровчате чеканили монеты от имени татарских ханов. Факты нахождения в этом городе ханских сараев и мечетей, усыпальниц и мавзолеев представителей знатных родов, а также архитектурно-строительные композиции, напоминающие другие булгаро-татарские столицы, развитое ремесленничество свидетельствуют о том, что Наровчат не был обычным городом. Поэтому мы с уверенностью можем утверждать, что данный город являлся северной столицей Золотой Орды.

   Для того чтобы доказать это, автору данных строк в последние годы пришлось неоднократно побывать в Наровчате, работать в архивах Саратова, Пензы, ознакомиться с десятками научных и популярных статей по этой теме и написать объемные исторические очерки. Наровчат расположен на северной границе нынешней Пензенской области, на берегах рек Мукшы и Шелдаис-Ашлы, рядом с республикой Мордовия. В истории известны также такие его названия как Мохша-Мукшы, Нурижан, Наручат, Нарчатка, возможно и название Бортас. Ныне Наровчат представляет из себя обычное  село, является районным центром, с населением около 5  тыс. человек, в основном это русские. Такие фамилии как Сарычев, Сараев, Сафьянов, Мелюков, Шереметьев, Ширяев, Шалимов, Урусов, Тимаков,  Сумбулов, Салеев, Муратов, Лачинов, Мещерин, Макулов, Кутыев, Куприн, Кильдышев, Касимцев, Камаев, Карамашев, Кадеев, Еникеев, Измайлов, Деев, Бибарсов, Барышев, Арапов говорят о том, что их предки были татарами до насильственного крещения. Наровчат – родина талантливого писателя Александра Куприна. Cам же он никогда не скрывал свою принадлежность со стороны матери к роду татарских мурз Колынчаковых, наоборот, гордился этим.

   Конечно же, история Наровчата началась не только с Золотой Орды, известно о проживании здесь людей около 6-7 тысяч лет назад. Подтверждением этому являются найденные во время раскопок орудия труда и войны, образцы посуды, украшений каменного и железного веков. Только все находки здесь связывают с мохшами. Даже древних тюрко-буртасов, живших в этой местности в древности, пытаются представить мохшами. По мнению местных ученых-краеведов, Наровчат был построен в начале 13 века мордовцами, а в 1236-37 годах разрушен монголами.

   “Наровчат, город (до 1926 года), село, районный центр, – пишет книга “Наровчатская энциклопедия». – Основан мордвой  в начале 13 века под названием Нуриджан. Разрушен зимой 1236-37 гг. монголами, которые воздвигали здесь один из крупных городов Золотой Орды – Мохши. В конце 14 века разрушен. Годом основы официально принято считать 1361, когда впервые был упомянут в русских летописях. С 1520-х гг. стал возрождаться под названием Наровчатское городище.” (Наровчатская энциклопедия. – Пенза, 2010, стр.123.)

    Как видите, здесь много ошибок, но данную  книгу рецензировал доктор исторических наук Г. Н. Белорыбкин, получается, и он согласен и подобными искажениями истории? Посмотрим, какие ошибки имеют место быть в этой книге. Прежде всего, нет никаких доказательств тому, что Наровчат основан мордвой. Не существует такого народа вообще, есть мохша, есть эрзя, разговаривающие на совершенно разных языках. Их искуственное слияние и принято считать “мордвой”. По некоторым легендам, якобы существовала княгиня Нарчатка. При нашествии монголов, она на своем коне бросилась в воду (по другому варианту – бросилась с башни). Во-первых, в  легендах Нарчатка в основном является буртасской ханбикой, мохшинских вариантов этой легенды крайне мало. Во-вторых,  во многих булгаро-татарских легендах ханбики, ханские дочери, после завоевания их земель врагами, бросаются с башни. Утверждать о том, что Наровчат основан мордвой, ссылаясь только на легенды  о Нарчатке, является исторической ошибкой,  невежеством.

   Нелогичен и сам факт строительства такого большого города чингизидами сразу после их “разрушения” Наровчата в 1236-37гг, этому не существует никаких исторических доказательств. Да, возможно, войска Батый хана и взяли город, но для дальнейшего его процветания, а не для разрушения. История сама свидетельствует об этом: известно об отчеканивании здесь монет с именами татарских ханов уже в 1309 г. Здесь же пролегал Великий Шелковый путь, дорога из Болгар в Киев. Поэтому на севере Золотой Орды через каждые  70 км строили города, в них возводили караван-сараи, мечети, рынки. Наровчат, Юлау (Городище), Золоторевка являлись очень удобными пристанищами для путешественников. Поэтому войску Батый-хана было выгодно не разрушение, а, наоборот, процветание таких городов.

   По мнению некоторых ученых, Наровчат как мусульманский город был известен еще в 9-10 века. Местные мишаре-буртасы приняли ислам  еще в эпоху Хазарского каганата, затем продолжали жить, следуя мусульманским канонам уже в составе Волжской Болгарии. Из-за этого, при изучении камней мечети, найденных в Наровчате в 1916 г, между саратовскими учеными возникли разногласия. Время возникновения камней с надписями из Корана одни относили к  9-10 вв, другие – к 14 в., так и не придя к единому мнению. Саратовский ученый Александр Кротков, открывший и  изучивший Наровчат первым, написал, что городище может иметь и более раннюю датировку.

   “Среди археологических памятников, собранных на этом городище и хранящихся в нашем музее, есть некоторые вещи, которые можно отнести к более древнему времени, но я имею говорить не о них, а о тех 4 камнях, которые привезены из Наровчата в наш музей, – пишет он. – До сего времени эти камни остаются необследованными специалистами, чего они были достойны. Если эти камни с их узорами есть продукт персидского искусства и относятся к XIV веку, тогда они могут послужить лишь к вящему утверждению наших выводов, что здесь, на Наровчатском городище существовал не какой-либо поселок – яйлак или кишлак, а значительный город с большими мечетями, именно г. Мохши. Но по некоторым признакам – характеру арабесок, устройству капельника и способу чеканки, нам кажется, что это продукт не персидского, а арабского искусства, и древность их надо отодвигать на 2, на 3 столетия назад. И если подтвердится наш некомпетентный взгляд на эти камни, тогда интерес к Наровчатскому городищу должен возрасти еще больше, ибо появление таких камней в дебрях Пензенской губернии можно будет объяснить тогда только тем, что сюда когда-то заходили арабские мастера, здесь в IX-X столетиях могла существовать арабская мечеть, а, следовательно, здесь должен был находиться какой-то город. А таким городом не мог быть никакой другой, как город Буртас, о котором говорят некоторые арабские писатели, определявшие даже в нем число жителей (до 10 тысяч) и упоминавшие о 2 мусульманских мечетях в этом городе.» (А.Кротков. В поисках Мохши // Труды общества истории, археологии и этнографии, вып.34, ч.1. – Саратов, 1923, стр.31.)

Под “арабскими писателями” Кротков, видимо, подразумевал арабо-персидских историков Абдул-Мундир Гишам ибн-Мухамета аль-Кальби (819 г), Жайхани (900 г), Абу-Али Ахмета бен-Омара ибн-Русте (Даста) (903-913 гг), Абу-Зайд Ахмета ибн-Сахл аль-Балхи (935-951 гг), Абу-Исхак аль-Фариси аль-Истахри (950 г), Абу-аль-Хасан Али аль-Масуди (?43-965 гг), Абдул-Касыйм Мухамет ибн-Хаукаль (978 г), Абу Саид Абдал-Хайя б. Зохак Гардизи (1050-1052 гг), Абу Обайда Абдуллах аль-Бакри (11 в), Абу-Абдаллах Мухамет аль-Идриси (1154), Ибн Саид аль-Магриби (13 в) и др. Все они называли проживающих здесь буртасов тюрко-мусульманами и отмечали наличие городов, в том числе и городища Бортас.

   Зная эти исторические факты, просто немыслимо утверждение , что 1361 год и есть дата основания  Наровчата. Все историки, в том числе русские, татарские, арабские, персидские, европейские, признают, что в 1312-1320 гг. в Наровчате располагался один из центров Золотой Орды. Одни пишут о нем как о “северном улусском центре”, другие утверждают, что это городище было столицей татарского государства. В то же время официальной датой основания Наровчата здесь считают 1361 г., в местных энциклопедиях приводятся такие же данные. Якобы о Наровчате в русских летописях впервые упоминается именно в этом году! Может ли быть “доказательство” абсурднее, бессмысленнее? Если следовать этой логике, получается, что античных городов с 2-3-хтысячелетней историей совсем не существовало – ведь упоминаний о них в русских летописях не имеется. Факт исчезновения Наровчата в конце 14 века и возникновения в  начале  16 века тоже не соответствует истине, татарская жизнь здесь продолжалась довольно долго. Только после насильственного крещения в 17-18 вв, население влилось в состав русской нации.

  Но, что бы ни писали, славное время Наровчата, вошедшее в летописи, принадлежит эпохе Золотой Орды, свое внимание мы заострим на этом. Историческое исследование Наровчата начинается лишь в 20-е годы прошлого столетия. Но уже за сотню лет до этого в руки ученых попали отчеканенные в Мохше татарские монеты, в том числе и  с надписью “Узбек хан”. Это таинственное городище пробовали искать и в Средней Азии, и на Поволжье, но безрезультатно.В этом направлении большую поисковую работу вели ученые Христан Данилович Френ, Павел Степанович Савельев. В 1832, 1858 годы они издали научные труды по этой теме, но место нахождения Мохшы так и не удалось определить. Для этого потребовалось еще сто лет, а город прославился совершенно случайно.

  Первым ученым, признавшим в Мохше, где чеканили золотоордынские монеты, город Наровчат, был сотрудник Саратовского музея, археолог Александр Августинович Кротков. Уроженец Пензы, он уже в начале 20 века досканально изучил найденные в этом регионе сокровища Золотой Орды, монеты той эпохи, поэтому был достаточно подготовленным для научного открытия Мохши-Наровчата. В архиве краеведческого музея Саратовской области мне удалось ознакомиться со справками личной папки или “Личного листка по учету кадров” (НА СОМК, оп. 2. ед. хр. 10). Как видно из анкеты, Александр Кротков, кроме немецкого и французского языков, владел еще и татарским языком. Речь идет о татарском языке с арабской графикой! Учитывая труды на тему Золотой Орды, 3 ноября 1923 года Всероссийская ассоциация  Востоковедения избрала его членом комиссии по изучению татарской культуры. Саратовский ученый В. Г. Миронов, приложивший большие усилия для изучения творчества Кроткова, писал следующее: “Всероссийская ассоциация Востоковедения в знак признания его заслуг в изучении Золотой Орды 3.11.1923 г. избрала Александра Августиновича членом комиссии по изучению татарской культуры.” (НА СОМК.)

  Кротков разшифровал и перевел десятки, даже сотни слов на татарских монетах, зафиксировал их соответствие с именем конкретного хана, когда они были отчеканены. Сегодня эти монеты хранятся в музеях Москвы, Петербурга, Саратова, Пензы, Волгограда, Наровчата. Помимо этого Александр Кротков интересовался историей курганов этого края, доказал их принадлежность к татарской истории, обосновав свою точку зрения археологическими находками, написал об этом научные статьи. Среди них много работ, посвященных Наровчату. Часть этих статей напечатана  в разных изданиях, некоторые в рукописном варианте хранятся в краеведческих музеях Наровчата и Пензы. К ним мы еще вернемся. Прежде внесем ясность: как Александр Кротков открыл Наровчат, что привело его к этой теме? В его статье “В поисках Мохши” содержится подробный ответ на эти вопросы. Автор описывает свои исследования золотоордынских монет. Основываясь на данных мохшинских монет, найденных, прочитанных и описанных им же, ученый пришел к выводу, что местом их отчеканивания должно быть либо Поволжье, либо окрестности Пензы, по течению реки Мохша. А доказать, что Мохша и Наровчат одно и то же городище, помог счастливый случай. Теперь же предоставим слово самому Александру Кроткову:

   “В 1915 году был мобилизован один из членов-сотрудников Саратовской Архивной Комиссии, молодой крестьянин т.Садин, незадолго перед тем вернувшийся с военной службы в Самарканде. Полк его был направлен на постой в г. Наровчат Пензенской губернии. Садин, человек наблюдательный и пристрастившийся к собранию старины, обратил свое внимание в Наровчате на некоторые камни, вмазанные в каменные дома и воротные столбы у наровчатских обывателей. В этих камнях его поразили вычеканные на них узоры, какие приходилось ему видеть в Самаркандских мечетях. Кроме того, при разбивке лагеря на выгоне г. Наровчата, когда полк начал копать канавы, Садину попались такие вещи, откопанные в земле, какие он видел в татарском отделе музея Саратовской Архивной Комиссии, наконец, ему удалось открыть гончарные водопроводные трубы и древний татарский фонтан, о чем Садин написал в Комиссию.” (А.Кротков. В поисках Мохши..., стр.30.)

Одним словом, благодаря одному человеку, любящему историю, информация о Наровчате вовремя попала в руки ученых. В Наровчат из Саратова был направлен студент Киевского университета Куринний. Оттуда он привез в больших ящиках множество старинных находок, украшений, 177 экземпляров золотоордынских монет, 4 экземпляра белых камней мечети. Но, к сожалению, Куринний не оставил в Саратове плана Наровчатского городища, а увез с собой в Киев. Наровчатовские находки изучил Александр Кротков. Особенно его заинтересовали старинные монеты, большинство которых были отчеканены именно в этом городище. Но в связи с революцией и гражданской войной, доподлинное научное изучение Наровчата было приостановлено. Из Пензы приходили отрицательные ответы о существовании здесь когда бы то ни было золотоордынских городов. Но Кротков не прекращал поиски. В московских архивах он нашел информацию о проживании в Наровчате людей еще до русских, выяснил принадлежность остатков каменных фундаментов различных зданий иному населению. И ученый принял решение изучить все на месте.

   Летом 1923 года Кротков приезжал в Наровчат, здесь он встретился с  местными историками, краеведами, досконально изучил найденные в этой местности старинные вещи. В результате  у него не осталось сомнений, что историческая Мохша и есть Наровчат. Уезжал он с твердой уверенностью скоро вернуться сюда, но это ему удалось лишь в мае 1925 года. С пензенским ученым Б. Н. Гвоздевым они приступили к научному изучению Наровчата. На окраине города археологи откопали фундаменты старинных зданий, изучили захоронения 14 века, найденные в центре Наровчата. По расположению валов и рвов, археологических находок, они определили точное место и границы городища. Позднее пензенский ученый Виталий Иванович Лебедев писал об этом следующее:

   “Открытие богатого, неизвестного могильника в конце южной улицы, именуемой Старой Сотней, еще более уплотнило их работу. Археологи не скрывали своего удовлетворения результатами раскопок. Были исследованы два кирпичных здания XIV столетия на Буграх, собраны ценные находки в местечке Мизгить – холме на юго-западе от села, изучены земляные сооружения в виде длинного вала и рва, проведены пробные раскопки Наровчатского и Старосотненского могильников.» (В.Лебедев. Загадочный город Мохши. – Пенза, 1958, стр.13.)

  Во время экспедиции в Наровчатском городище было найдено много старинных вещей, к их изучению подтянулись ученые Москвы, Петербурга, Казани. В исследованиях участвовали всемирно известные историки Р. Р. Фасмер, В. Ф. Смолин, В. В. Баллод. В июле 1927 года Александром Кротковым была организована вторая экспедиция в Наровчат. На этот раз к ней присоединился преподаватель Саратовского университета, историк А. А. Гераклитов. В экспедиции приняли участие также ученые Московского антропологического института под руководством Бориса Сергеевича Жукова. Они занимались изучением старинных захоронений и найденных костей.

Результатом экспедиций  в Наровчат стало появление множества научных работ, некоторые из них были опубликованы в печати, а часть   в форме отчетов и дневников хранится в краеведческих музеях Наровчата и Пензы. Александр Кротков и сам написал по этой теме несколько статей. Особого внимания заслуживают такие как “К вопросу о северных улусах Золотоордынского ханства” (Известия Общества обследования и изучения Азербайджана. – Баку, 1928, №5), “Два собрания джучидских монет” (Труды Нижне-Волжского Общества Краеведения. – Саратов, 1930, вып.37), «Наровчат и его окрестности в историко-археологическом отношении» (Рукописный архив Наровчатского музея краеведения, папка №21).

   Последний труд Александра Кроткова “Наровчат и его окрестности в историко-археологическом отношении” был написан в 1939 г. и остался лишь в рукописном варианте. Мне удалось ознакомиться  с ним. В этой статье Кротков дает подробный отчет всех изысканий по Наровчату и делает выводы. Он отмечает, что в центре города находились крепость или кремль: “Наивысшей точкой города являлась соборная площадь, где стояла раньше крепость или кремль”. (Указанный труд, 4 стр.) А ведь кремль не строили где попало, он должен был служить ханам, царям и, в основном, располагался  в столицах. Значит, по описаниям Кроткова, дворец Узбек хана, караван-сараи, рынки, монетный двор – все это находилось здесь же, а все улицы города соединялись  на центральной площади. “ ...улицы в татарском Наровчате, т.е. их направление не совпадает с направлением улиц нынешнего Наровчата, – пишет ученый в вышеупомянутой рукописи. – Тогда как последние идут по линии с С.Востока, татарские улицы шли на Восток, ориентируясь на то место, где в XIV в. стояла татарская соборная мечеть.» (Указанная работа, 15 стр.)

   Необходимо отметить и то, что в те годы над головой Александра Августиновича веяли зловещие ветры. В 1930 году он впервые был арестован по “делу краеведов”. Во второй раз ему пришлось пребывать в заключении за сына-художника, за “сокрытие” якобы, что он был “контрреволюционером”. Все это повлияло на поиски работы: в Саратове ученого нигде на работу не принимали, и он был вынужден наняться сторожем. А 26 марта 1942 года милиция вынесла решение о выселении Кроткова из города. В итоге 76-летний ученый сначала попал в больницу, а после выписки вынужден был уехать из города. О дате, причинах смерти и о месте захоронения Александра Кроткова ничего неизвестно. Все же в Наровчатской энциклопедии написано, что он умер в Пензе в 1944 г. Во всяком случае в Саратове такими данными не располагают. Здесь об этом старательном, трудолюбивом ученом помнят по сей день, создаются научные работы по его творчеству. Татарский народ тоже не должен забывать о человеке, который занимался изучением нашей истории.

 И после Кроткова советские историки не перестали интересоваться Наровчатом. Часто посещали эти места московские и ленинградские ученые. В 1938 г археолог из Москвы А. Е. Алихова руководила раскопками в Наровчате. Но во время Великой Отечественной войны все научные изыскания здесь были прекращены. Лишь в 1951 г. научная экспедиция под руководством московского ученого М. Е. Фосса  возобновила исследовательские работы. В 1958, 1963 годах  археологические раскопки велись под руководством пензенского ученого М. Р. Полесских, позднее они были продолжены сотрудниками пединститута и краеведческого музея. А в 1959-1960 гг. здесь работала экспедиция археологического института Академии Наук СССР, ее возглавила вышеупомянутая Анна Епифановна Алихова. На сегодняшний день никаких изысканий в Наровчате не ведется.

  На этом месте считаю целесообразным остановиться на одной из статей Анны Алиховой. Как уже было сказано, она в 1938, 1959-60 годах занималась в Наровчате археологическими раскопками. Больше всего археолога интересовали мавзолеи-усыпальницы. В своей статье “Мавзолей города Мохши-Наровчата” она пишет о находке в городище пяти мавзолеев, подробно анализируя их, но постоянно проводя параллели с мукшами:    “Не исключено, что город возник на месте мордовского поселения, пока еще не открытого, – пишет она. – Постройка именно здесь татарского города была, очевидно, обусловлена рядом экономических и политических соображений... Этот город, по мнению первоисследователя, саратовского археолога А.А.Кроткова, занял место города Увек, бывшего административного центра мордовско-мокшанских земель, прекратившего свое существование в начале XIV в. Его возникновение и раcцвет неразрывно связаны с историей Золотой Орды. ...Лишь много лет спустя вновь были проведены раскопки в Мизгити. Здесь было раскопана пять мавзолеев… Мавзолей № 1 представлял собой монументальное здание наиболее крупное из всех раскопанных нами. Его длина 18,5 м, ширина примерно такая же. Оно состояло из четырех помещений центрального, двух боковых и северного, содержащего склеп… Возможно, что описанный мавзолей был одновременно и мечетью, а неподалеку расположенная круглая яма свидетельствует о некогда стоявшем здесь минарете… Бесспорно, мавзолеи являлись местом захоронения местной знати. Рядом с этим кладбищем вдоль дороги на Вьюнки шла глубокая канава, в которой, как сообщили местные жители, было встречено много захоронений без вещей, очевидно, рядового мусульманского населения.» (А.Е.Алихова. Мавзолеи города Мохши-Наровчата // Советская археология, 1973, №2, стр.226, 227, 228, 233, 237.)

  Алихова отмечает нахождение этих мавзолеев у мечети под названием Мизгит, диаметр рва минарета составлял 11 метров. Даже в начале 20 века местное население выкапывало и увозило отсюда на телегах кирпичи и камни с надписями (там же, 227 стр). Основываясь на монетах, найденных в мавзолеях-усыпальницах, Алихова пишет о возможном проживании и господстве татар здесь до середины  15 века. Но почему-то ученый называет их пришельцами: “Вопрос о дате строительства отдельных мавзолеев пока решить трудно, – отмечает она. – Можно лишь с уверенностью говорить о господстве здесь пришельцев в течении XIV века и, судя по находкам монет, вероятнее всего до середины XV в.”  

 (там же, 237 стр). В этой статье Алихова старается избегать слова “татары” и пытается связать Наровчат с мукшы-мордвой, по этой причине уходит от темы, обеценивая значение своей работы.

  Профессор Пензенского государственного педагогического института, историк Виталий Лебедев, участвуя в археологических экспедициях в Наровчате, написал об этом книгу. Он тоже связал историю города с мордвой. Его книга “Загадочный город Мохши” основана на работах Александра  Кроткова и коллекции  местного нумизмата В. П. Россина. Она позволяет представить наиболее полную картину северной столицы Золотой Орды Наровчата. Из книги Лебедева и по другим научным работам становится ясно, что Наровчат той эпохи был в несколько раз больше нынешнего города. Там возводили дома из большого квадратного кирпича и дерева, функционировали две мечети, караван-сарай, общественные бани, бассейны, работали фонтаны, в домах было централизованное отопление и водоснабжение.

  “Среди золотоордынских городов Мохши занимал видное место, – пишет историк Виталий Лебедев. – Он стоял в одном ряду с крупнейшими улусными центрами, которые играли в XIV столетии ведущую роль как экономической, так и политической жизни Золотой Орды. Уже одно наличие в Мохши своего монетного двора – показательный и яркий факт, а надписи на некоторых мохшинских монетах говорят о том, что это был большой, многонаселенный золотоордынский центр. Так, на одних мохшинских монетах 1343-1344 гг. выбито слово «Махрусэ», означающее «богохранимый» или «богоспасаемый». Этот эпитет давался только крупнейшим городам Золотой Орды, например, ее столице – Сараю. На других монетах 1361-1362 гг. перед «Мохши» стоит слово «бабелед» – «город». Это означало, что Мохши – большой многочисленный центр.» (В.Лебедев. Загадочный город ...,стр. 20.)

  Хотя ученый в своей книге старается обойти стороной слово “татары” и, называя Наровчат Мохшей, связать его с мукшы-мордвой, город пережил свой рассвет только в эпоху Золотой Орды и вошел в историю именно благодаря этому. Хотя среди найденных здесь монет встречаются и надписи “Отчеканено в Нурижане”. Следовательно, у татарского города было и такое название. Это еще раз подтверждает, что здесь проживали татары и они исповедовали ислам. “Таким образом, хотя и очень редко, некоторые ханы Золотой Орды именовали Мохши Нуринджатом – словом, созвучным нынешнему названию города”, – повествует В. Лебедев в вышеназванной работе (19 стр).

  В другой своей работе В.Лебедев упоминает и о татарах, но он описывает их как народ, заставлявший другие народы работать на себя: “Будучи одним из улусных золотоордынских центров, этот город чеканил свою монету, – пишет он о Наровчате. – Татарская знать заставила местных и свезенных из разных мест умельцев построить здесь разнообразные кирпичные строения, богатую белокаменную мечеть, мавзолей, караван-сарай, бани, водопровод. В городе жили плотники, деревообделочники, кузнецы, ювелиры, оружейники, каменщики, гончары, кожевники, мастера поделок детских игрушек. Мохшинские купцы поддерживали широкие торговые связи, в города Руси, Поволжья, Средней Азии они сбывали добытые у местного населения «буртасские меха», зерно, мед, ремесленные и ювелирные изделия.» (В.Лебедев. Очерки по истории Пензенского края. – Пенза, 1973, стр.14.)

  Как видно из этого отрывка, Наровчат, находившийся  посреди леса, в прямом смысле был городом знати, военных и ремесленников!  Каменным городом, первопрестольным! Отсюда татарские мужья управляли половиной земного шара и вели торговлю. А в бытовых вопросах, по условиям жизни они опережали даже сегодняшний Наровчат!    “Горожане знали водопровод, – пишет об этом историк Виталий Лебедев. – Вода шла по глиняным, вставленным одна в другую трубам внутренним диаметром 6-10 см. Осколки таких труб хранятся в Наровчатском музее. Интересно отметить, что уже в XIV в. использовалось отопление общественных зданий горячим дымом. Под полом от большой печи в несколько рядов шли дымоходы, обогревавшие помещение. Некоторые из древних построек были настолько интересны, что на них следует остановиться особо.» (В.Лебедев. Загадочный город..., стр. 22-23.)

  На этом месте автор с изумлением описывает отопление старинных домов паром. Да, татары в лесах и степях возводили города, дома строили двухэтажными, из кирпича, находили способы их отопления. На месте под названием «Мизгит» (Мечеть) откопаны 20 фундаментов из  кирпича, обнаружены места расположения мечети, мавзолея, здесь было и татарское кладбище. Основываясь на исследованиях, дневник-планах Кроткова, Лебедев пишет следующее:   “В 1923 и 1925 гг., будучи в Наровчате, А.А.Кротков детально изучил сложенные у церкви ограды камни. Вывод остался прежним – на месте русского собора когда-то стояла мечеть… Кроме белокаменной мечети, в г.Мохши была еще одна, сделанная из квадратного кирпича. Она стояла на юго-западной окраине Наровчата, за старой Сотней, называемой старожилами Мизгитью. Это слово в переводе означает Мечеть. По преданиям, она стояла на холме, а западнее ее находилась татарское кладбище. Рассказывают, что развалины мечети были видны еще в середине прошлого века. Сюда часто сбегались ребята и играли “в войну”. Кирпичные развалины служили им крепостью.” (В.Лебедев. Загадочный город.... стр.28-29.)

  Да, главная православная церковь, находящаяся в центре города, расположена на месте Соборной мечети, на месте второй мечети – ГПТУ, на месте третьей, возможно, расположен монастырь. Сегодня от этих мечетей не осталось и следа. В краеведческом музее Наровчата сохранились лишь белые камни Соборной мечети с надписями из Корана. Ныне же их заменили серыми камнями без надписей, а  мусульманские святыни с аятами заперли в маленькой комнатушке, подобной собачьей конуре... В этом музее есть уголок, посвященный золотоордынскому периоду Наровчата, но там невозможно найти ни одного слова о татарах, ни упоминания об Узбек хане. Имя татарского правителя, который восседал здесь, в столице, на троне Золотой Орды и обрел счастье здесь же, забыто в русском Наровчате. Зато мне сообщили о том, что  в фундаменте чуть ли не каждого дома, в погребах, на дорогах и тропинках лежат камни золотоордынских зданий, в том числе камни из мечетей и надгробные мусульманские плиты. Известно также, что в старину в Наровчате было 5 мавзолеев-усыпальниц, их разворошили, а кости, по словам очевидцев, выбросили на свалку.

  Наровчат для нас, татар, дорог как память о Золотой Орде. Особенно важно, что он долгие годы служил столицей и именно здесь в 1312 году благодаря Узбек хану  ислам был провозглашен государственной религией Золотой Орды. Это означает отождествление всех законов государства с шариатом, собирать налог по шариату, принять ислам как образ жизни народа. Перевод Узбек ханом столицы из Укека в Наровчат, возможно, тоже был связан с  Исламом. В начале 14 века вокруг золотоордынского трона растет число степных язычников, крещенных католиками,  татарской элиты. Между ними и мусульманами возникают разногласия. Как известно из истории, предшественник Узбек хана Тохтый хан, его жены и сыновья исповедовали христианство.   “В докладе францисканцев сообщается успехи среди башкир и жителей Сибири (Западная Сибирь), они окрестили Хана Тохту, двоих из его жен и трех сыновей с семьями”, – пишут иностранные ученые. (Петер Пиме. К истории христианства среди монголов // Международная научная конференция “Исторические связи калмыков Нижнего Поволжья и общины Сарепта в XVIII-XX веках. Взаимоотношения в области истории, науки, религии и культуры.» - Волгоград, 2001, стр.293.)

   Узбек хан, мусульманин с детства, всю жизнь поклонявшийся лишь Аллаху, не хотел, чтобы татарский народ пошел по языческому или христианскому пути. Поэтому он воспротивился соплеменникам, боролся с ними и победив их,  перевел столицу государства в Наровчат. Возможно, здесь сыграло значительную роль и то, что тюрки этого края и города с древнейших времен исповедовали Ислам. Конечно, Узбек хан - личность противоречивая: вместе с принятием в Золотой Орде ислама государственной религией он также дал полную волю  православию, татар, притеснявших русских священников, он наказывал смертной казнью, таким образом открыл для православия возможности для обоснования на татарской земле.

   «Узбек хан был истинным мусульманским правителем, заботивтившимся об укреплении веры, однако из уважения к другим вероучениям он предоставил своим подданным в вопросах веры полную свободу, при нем никто не чувствовал никаких ущемлений, - пишет об этом знаменитый религиозный деятель Ризаэддин Фахреддин.   – Ярким примером может служить такой факт: в 1313 (или 1319) году Узбек хан митрополиту Руси Петру выдал ярлык, по которому православной религии предоставлялись неограниченные права и возможности. По сути дела этим ярлыком он создал для этой религии райские усовия существования… Несомненно, Узбек хан был выдающимся правителем, при котором Золотая Орда достигла небывалого расцвета и могущества, однако нельзя отрицать одной допущенной им ошибки в политике.  Она заключается в том, что он, усиливая Московское княжество и не осознавая этого, исподволь готовил против Золотой Орды серьезного врага. Узбек хан ликвидировал постоянно воюющие между собой мелкие княжества и собрал их воедино. По этой причине русские почувствовали свою силу. Хотя и утверждают, что нынешняя Россия обязана своей славой Петру I и Екатерине II, но фундамент ее, если быть справедливым, заложил именно Узбек хан.» (Ризаэтдин Фахретдин. Ханы Золотой Орды. – Казань, 1996, 94-95 стр).

  Но несмотря на это, без Узбек хана не было бы ни полной истории Золотой Орды, ни ислама на Волге-Урале, и  Наровчат, как северная столица государства, не вошла бы в историю... История сама свидетель: Узбек хан оберегал и защищал страну, религию, язык, народы, над которыми властвовал. По преданиям,  Узбек хан очень ценил красоту, его ханский дворец в Наровчате был усеян цветами, где бы владыка не был – отовсюду привозил семена диковинных цветов. Также известно, что он собрал вокруг себя писателей, историков. По словам некоторых ученых, возможно, знаменитая поэма Кутба “Хөсрђњ вә Ширин” была создана именно в Наровчате. Ученые считают, что произведение, посвященное сыну Узбек хана Тенибеку и его жене Малике, написано в 1333-34 гг. Но известно, в эти годы Золотой Ордой управлял сам Узбек хан, а Тенибек занял престол  после смерти отца в 1342 г. лишь ненадолго.   “Наиболее известная поэма Кутба “Хосров и Ширин” была написана им в 1337-1339 гг. в подражание одноименным поэмам Низами (на азербайджанском) и Фирдоуси (на фарси), – пишет наш соотечественник Назиф Гилдеев. – Кутб сократил сюжет и переиначил его в реалиях Золотой Орды. Часть действия поэмы происходит в городе Мухша (Наровчат), которая с 1312 по 1320 год была столицей Золотой Орды. Затем хан Узбек построил новую столицу, рядом с нынешним Саратовым, и перебрался туда. В Мухше остался править его старший сын Тинибек. Молодой поэт Кутб, видимо, был одним из местных татар-мишарей, получивших образование в Мухше, где в начале XIV века был центр науки и искусства всего государства. История гибели Тинибека и его жены Малики…стала основой для поэмы Кутба.» (Гильдеев Н.А. Татары Пензенского края. – Москва, 2008, стр.46.)

  В истории Наровчата еще много неизвестного, есть лишь предположения о проживании Узбек хана здесь до 1320 года. Отчеканивание монет с именами татарских ханов продолжалось здесь до 1361-1367 гг., хотя в эту пору татаро-нугайские беки, требующие у Золотой Орды независимость, уже начали покорять Наровчатский улус.

  “В 1360 г. Тагай бек завоевал улус, сделав его полунезависимым от Орды, – пишет “Татарский энциклопедический словарь”. –  В 1367 его подчинил Мамай. К концу XIV века Мухшинский улус ослабел, и в начале XV века был завоеван русскими князьями. Позднее коренное население превращается  один из компонентов  татарского этноса”. (Указанная работа, 452 стр.)

  По мнению большинства ученых, в 1395 г. Наровчат был уничтожен Тамерланом, после чего уже   не смог восстановиться. Но мы считаем, что и это не соответствует действительности, потому что после Аксак Тимера татары еще продолжают проживать в этом городе и окрестных селах, воюют, отстаивая свои земли от русских князей. Правда, после нашествия Аксак Тимера часть татарской элиты переселяется в Сарыкылыч (Саров) и Темников, но простой народ остается на своей земле. На это обратил внимание и татарский историк Альфред Халиков: “Один из центров проживания тюркского народа у реки Мукшы – город Наровчат-Мукшы – исчез в период распада Золотой Орды, – пишет он. – Но, возможно, остались отдельные села с тюркским населением. Хочется отметить еще, что жизнь в самом Наровчате угасла не совсем, ведь найдены в Наровчате и в его окрестностях сокровища с монетами, относящимися к XV-XVI вв. (Кадык, Рыскино и др.)» (А. Халиков. Происхождение татарского народа. – Казань,  1974, 100 стр.)

  (Продолжение есть.)

Автор: Фаузия Байрамова

Комментарии 1