События

Скандальным получилось заседание Комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни, прошедшее 19 апреля

Скандальным получилось заседание Комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность, прошедшее 19 апреля под руководством главы республики Магомедсалама Магомедова. Члены комиссии разделились на два лагеря: с одной стороны — правоохранительные органы, с другой — все остальные. Разногласия замечались и раньше, но на этот раз стало очевидным, что руководители правоохранительного блока видят иначе цели и задачи комиссии по адаптации.

Правоохранительные органы и все остальные

Началось заседание с разбора полетов. Назначенное на 10 утра мероприятие как никогда затягивалось, хотя в зале собрались практически все члены комиссии. Оказалось, что заседание не начинают по причине отсутствия руководителя Следственного управления СКР по Дагестану Алексея Саврулина (вместо себя он отправил своего зама Мирзабалу Мирзабалаева). Действо началось около 11 часов. Сначала в зале появился запыхавшийся руководитель СУ Саврулин, спустя несколько минут зашел и президент Магомедсалам Магомедов, который, обращаясь к главному следователю, заявил, что руководителям необходимо лично присутствовать на подобных мероприятиях, а не отправлять своих замов. Саврулина такое замечание возмутило: почему тогда другие, в том числе начальник УФСБ республики Конин, могут присылать своих заместителей? «У него была уважительная причина, а у вас ее нет», — резко оборвал президент. Руководитель СУ хотел было что-то еще возразить, но глава республики снова перебил его, предложив продолжить разговор на эту тему позже.

Затем присутствующие приступили к обсуждению повестки дня. Нынешнее заседание оказалось в определенном смысле итоговым. Комиссия по адаптации боевиков была создана почти полтора года назад. За это время было проведено 15 заседаний, рассмотрено 37 дел (удовлетворены ходатайства 32 обратившихся) и более 100 обращений граждан в связи с нарушениями их прав со стороны правоохранительных органов. Для повышения эффективности работы был создан отдел по обеспечению деятельности Комиссии и установлен контроль за исполнением принятых решений. По словам главы Дагестана, под гарантии Комиссии стали сдаваться все больше членов НВФ. Значимость работы Комиссии по адаптации отмечают на разных уровнях, начиная от президента страны, заканчивая руководством соседних республик. Все чаще говорится о необходимости создания аналогичной структуры на уровне Российской Федерации.

В работе Комиссии есть и недостатки — за полтора года так и не удалось отработать механизмы взаимодействия с правоохранительными органами.

Многие члены Комиссии до сих пор воспринимают ее как формальную организацию, а не орган, который создан для того, чтобы вернуть к нормальной жизни раскаявшихся участников НВФ.

Как оказалось, все сбои в работе Комиссии происходят по вине правоохранительных органов. Во-первых, по словам председателя Комиссии Ризвана Курбанова, это связано с отсутствием в каждом правоохранительном ведомстве ответственного лица за работу в этом направлении. Во-вторых, правоохранители не исполняют запросы членов Комиссии либо исполняют лишь после неоднократных напоминаний. В результате многие заявления остаются нерассмотренными. Проблема возникает и из-за правовой коллизии: помимо участия в незаконном вооруженном формировании (ст. 208 УК РФ) следственные органы предъявляют обвинение членам НВФ и в бандитизме (ст. 209 УК РФ), то есть человек дважды обвиняется за одно и то же преступление. В такой ситуации Комиссия оказывается бессильна, так как работает только в формате 208 статьи (в случае если нет обвинения по другим статьям, предусматривается прекращение уголовного дела).

«А ведь каждое выступление адаптируемого, когда молодые люди на видеокамеры открыто говорят о том, что они хотят сложить оружие, осознают свою вину, приносят извинения перед обществом — это наша идеологическая победа. Таких примеров у нас очень много, — заявил Курбанов. — В частности, небезызвестный Темирлан Амиров, который сдался под гарантии Комиссии и уже здесь написал заявление, в котором четко и ясно описал то, что было им сделано. В дальнейшем он также оказывал помощь следствию. Разве это не свидетельство того, что необходимо продолжать это дело? Обратите внимание, что выход из леса, к примеру, того же Амирова проходил через членов комиссии, и вы не можете назвать ни одну фамилию оперативного сотрудника ни МВД, ни ФСБ, ни прокуратуры, ни Следственного управления, которые принимали бы участие в этом выходе. А мне хотелось бы, чтобы в каждом подразделении были лица, которые непосредственно будут заниматься этой работой. Да, правоохранительный блок — мужественные люди, на передовой сражаются, воюют, но в диалоге тоже надо принимать участие. Как говорил президент Медведев, надо протягивать руку тем, кто хочет ее принять, а тех, кто не хотят ее принимать, — уничтожать».

Затем председатель комиссии внес ряд предложений, которые, по его мнению, будут способствовать улучшению дальнейшей деятельности органа. Руководителям правоохранительных органов было предложено определить должностных лиц, ответственных за своевременное и качественное исполнение решений комиссий, запросов отдела по обеспечению деятельности Комиссии о представлении необходимой информации в отношении обратившихся лиц; отделу по обеспечению деятельности Комиссии совместно с муниципальными комиссиями, общественностью, религиозными объединениями активизировать работу с родственниками членов НВФ, с целью склонить тех к прекращению незаконной деятельности. Руководителей муниципальных образований Курбанов предложил обязать ежемесячно представлять в отдел по обеспечению деятельности Комиссии информацию о проделанной работе. Также было предложено сформировать отдельный аппарат Комиссии, а чтобы информировать людей о проделанной работе, создать официальный сайт органа.

Глава республики все предложения поддержал. Обращаясь к членам — руководителям правоохранительного блока, Магомедов заявил, что все запросы и обращения Комиссии необходимо воспринимать как запросы от президента РД и реагировать со всей ответственностью.

За правоохранительный блок вступились замначальника УФСБ РД Александр Соболь и глава Следственного управления. В отличие от своего коллеги, Соболь не делал резких заявлений и начал свою речь издалека: «Комиссия нужна, и это не обсуждается. Те результаты, которые были озвучены, действительно имеют место. Не соглашусь, что мы не принимали участие. Может быть, не по всем, но принимали. Мы начали заседание с противостояния правоохранительных органов и всех остальных. Прежде чем присылать ответ на ваш запрос нам бы хотелось знать результат вашей работы, потому что, когда вы просто присылаете запрос и говорите: «К нам обратился такой-то», мы знаем, что это бандит, его задержали. Почему мы должны за него ходатайствовать? Но даже если человек просто говорит: «Да, я ошибался, меня втянули в эту деятельность, теперь я это осознал», — для нас это тоже важно, тогда, естественно, мы выскажем свое мнение, что мы поддерживаем».

Ответ Саврулина Курбанову был более эмоциональным. По его словам, рассматривать на Комиссии следует обращения только тех, кто сдался, а из всех 37 обратившихся, имена которых озвучил Ризван Курбанов, таких было только двое или трое. «Все остальные были захвачены в ходе спецопераций, — сообщил Саврулин. — Обращения таких людей рассматривать недопустимо, этим мы всю правоохранительную деятельность, направленную на борьбу с терроризмом и экстремизмом, сводим к нулю. Получается, что сегодня ты можешь стрелять и убивать, а завтра прийти в комиссию и сказать: пожалейте меня, я хороший. Прежде чем давать справку, мы должны иметь полные данные об адаптируемом лице. Только после окончательно предъявленного обвинения и признания полной вины, можно рассматривать заявление на комиссии».

Разгорячившегося Саврулина снова попытался перебить Магомедсалам Магомедов, но руководитель СУ не унимался, заявив, что хочет в деталях ответить на обвинения Курбанова.

«Вы здесь не на суде, чтоб кто-то кого-то обвинял, вы свой тон измените и говорите в рабочем порядке. Надо спокойней высказывать свою позицию», — осадил его глава республики.

Далее между членами комиссии разгорелся спор, кого все-таки можно адаптировать.

По мнению председателя Общественной палаты РД Гамзата Гамзатова, необходимо рассматривать заявления только тех лиц, кто дает письменное согласие на сотрудничество со следствием, кто полностью раскаялся и готов сообщить все, что ему известно.

«Во главу угла ставить признание вины ни в коем случае нельзя, — оппонировал ему сотрудник Комиссии по адаптации Шамиль Мутаев. — Речь идет о раскаянии в совершенном преступлении. Если мы будем ставить вопрос так, что он должен признать чтобы ему не предъявили, все мы эту работу загубим». Позицию Мутаева поддержал Магомедов: «Хватает того, что он захотел прекратить противоправную деятельность, а дальше посмотрим, что он должен написать — заявление о сотрудничестве или признание вины».

Саврулин: «Правильно. Значит, справки мы никакие не присылаем…»

Магомедов: «Алексей Юрьевич, сидите, пока я не закончу, потом я вам дам слово, еще раз предупреждаю! Вы что себе позволяете?! Я вас от завтрака, обеда оторвал, что ли, что вы голодный такой здесь сидите?! Не надо из этой комиссии делать какую-то судебную коллегию, где будут разбираться: это он признал, это он не признал. Разберутся следственные органы, суд, в конце концов. Вы почему такие барьеры ставите? Рассмотрите это дело, достоин или нет — видно будет. У нас общественная Комиссия по адаптации, по примирению, по маслиату. Пусть приходят, а там посмотрим, по какому пути его направить».

Двое против


Затем Комиссия перешла к рассмотрению ходатайств обратившихся. Первым заслушали заявление 32-летнего жителя села Балахани Унцукульского района Далгата Исаева. По данным следствия, он является членом диверсионно-террористической группы балаханинская. Исаев обвиняется в совершении разбойного нападения в составе организованной группы (ст. 162 УК РФ). 26 февраля 2010 года недалеко от селения Гоцатль Хунзахского района он вместе с сообщниками напал на водителя почтовой машины и похитил более 4 млн руб. По словам Исаева, первоначально он не подозревал, что окажется втянутым в преступление: знакомые попросили его поехать с ними, а уже по дороге рассказали, куда едут, отказываться было поздно. Комиссия поддержала ходатайство Исаева, против проголосовали только Саврулин и представитель Управления федеральной службы исполнения наказания.

Поддержали члены комиссии и заявление Гаджи Исадибирова. Молодой человек сдался властям в ходе спецоперации 24 марта. По данным Комиссии, в январе 2011 года он вступил в кизлярскую группу под руководством Джамиля Абукаева, предоставлял членам НВФ жилье и транспорт. По словам отца Исадибирова, его сын был на легальном положении, он находился под следствием, неоднократно контактировал со следователями МВД, имел беседу с сотрудниками ФСБ, но тем не менее оказался заблокированным в доме и, возможно, был бы убит, если б не вмешались члены Комиссии по адаптации.

Повторно Комиссия рассмотрела заявления 42-летнего Наримана Мирзамагомедова и 40-летней Сайганат Исаевой (см. «НД» №7 от 24 февраля). 21 февраля Мирзамагомедову было отказано в удовлетворении ходатайства из-за того, что он отказывался сотрудничать со следствием. В раскаяние адаптируемого снова отказался верить руководитель Следственного управления: «В ходе прошлого заседания он согласился дать показания, но до сих пор утверждает, что стрелял в потолок, а не в сотрудников полиции. И бросал гранату себе под ноги. Но тогда мы с ним не сидели бы здесь. Отрицание того, что он посягал на сотрудников правоохранительных органов, говорит о многом». Члены Комиссии посчитали рассмотрение заявления Мирзамагомедова преждевременным в виду того, что он обратился с ходатайством, позволить отбывать срок наказания на территории республики, а бывшему боевику даже окончательно не предъявлено обвинение.

Ходатайство Исаевой о смягчении наказания в феврале этого года было удовлетворено. На этот раз она обратилась с просьбой оставить ее для отбывания наказания на территории Дагестана. Пока члены Комиссии обсуждали, что необходимо обязательно удовлетворить заявление Исаевой, министр внутренних дел Абдурашид Магомедов сделал неожиданное предложение — ходатайствовать об условно-досрочном освобождении женщины.

Автор: Рагимат Адамова

Комментарии 0