События

Азербайджанское крыло салафийи

В начале апреля стало известно о проведении очередной крупной операции в северных территориях спецслужбами Азербайджана. Оперативные мероприятия, проведённые силами Министерства национальной безопасности (МНБ) прошли в районах непосредственно примыкающих к российской границе, населённых преимущественно дагестанскими народами.

Поступающая информация носит крайне скудный и противоречивый характер. Согласно имеющимся данным, операции были проведены в городах: Баку, Гянджа, Сумгаит, а также в Кахском, Закатальском, Шекинском и Кусарском районах Азербайджана.

Сотрудниками МНБ Азербайджана в ходе серии спецопераций были задержаны 17 членов незаконной вооружённой группировки «Лесные братья». Которые, как говорилось в сообщении Центра общественных связей МНБ, планировали диверсионно-подрывные и террористические акции «с целью подрыва общественно-политической стабильности в стране и создания среди населения паники».

У членов группировки было изъято незаконно хранившееся оружие, а также литература, «пропагандирующая джихад и терроризм». Во время проведения операции в Гяндже сотрудники группы специального назначения «Гартал» МНБ Азербайджана встретили ожесточённое вооружённое сопротивление со стороны боевиков.

Так, в ходе операции в Гяндже, были задержаны двое. Одним из задержанных оказался постоянно проживающий в городе Сумгаите уроженец Кусарского района Амир Мурадов (1987 г. р.). По данным силовиков, задержанные планировали диверсионно-подрывные и террористические акции.

Во время проведения спецоперации в Хачмазском районе были задержаны: житель Низаминского района Баку и студент академии физкультуры — Фаик Султанов и Шахин Талыбов. Ещё один член группы «Лесные братья», житель села Ашагы Тала (Бехе Тала) Закатальского района Вугар Падаров (1975 г. р.), подорвал себя и офицера МНБ Эльшада Гулиева, пытавшегося задержать его.

МНБ также провело операцию в Закатальском районе. В результате которой были задержаны 4 человека, в том числе Мехти Падаров, брат подорвавшего себя Вугара Падарова. Задержанные были сразу этапированы в Баку. Потери со стороны спецслужб были следующими: один сотрудник МНБ погиб, ещё трое получили ранения различной степени тяжести. Потери со стороны боевиков: убит один, ещё один ранен, а двое схвачены.

Отметим, что это не первая крупная спецоперация проводимая властями Азербайджана на севере страны.

Военная единица

В настоящее время наибольшую напряжённость во внутриполитических процессах Азербайджана вызывает салафитская группировка под названием «Лесные братья». По своей структуре данная группировка — вид объединения, имеющий в исламе значение общины (джамаата, как правило, образующегося вокруг мечети), так и военной единицы: с инфраструктурой и единым предводителем (амиром).

Подобная структура руководствуется концепцией военного джихада, в основу идеологии которой положен принцип создания шариатского государства. Здесь уместно напомнить, что группировка с аналогичным названием действует в сопредельном Дагестане, в её южной части, и даже определённое время руководил её выходец из Азербайджана.

По своей географии «Лесные братья» охватывают территорию преимущественно заселёнными лезгинскими народами, а также северо-западные районы Азербайджана, населённые преимущественно аварцами и переселенцами азербайджанцами-суннитами. Ключевой фигурой группировки «Лесные братья» был убитый амир «южнодагестанского джамаата» Ильгар Моллачиев.

Пять лет назад азербайджанские власти в Сумгаите арестовали 17 активистов этой группировки, в том числе одного из её лидеров, араба по происхождению, гражданина Саудовской Аравии Наифа Абд Аль-Керима Аль-Бадави (позывной «Абу Джафар»). После этого, деятельность «лесных» неоднократно пытался восстановить Моллачиев и его родственник Мехтиев.

Власти Азербайджана утверждают, что осуществлённый 17 августа2008 г. в бакинской суннитской мечети «Абу Бакр» террористический акт организовала именно эта группировка. Однако после ликвидации амира группы Моллачиева в конце 2008 года, а также ареста множества её рядовых членов, деятельность «лесных» на территории Азербайджана не только не спала, а, наоборот, усилилась.

Несмотря на ликвидацию основных членов группировки, боестолкновения повторились позже уже в Кусарском и Кубинском районах. Причём тогда МВД Азербайджана неуклюже попыталось преподнести случившееся боестолкновение с боевиками как проводимые в регионе учения ВВ.

Предпосылки салафийи

Принято считать, что салафитская идеология проникла в Азербайджан в начале 1990-х годов. В основном, в результате русско-чеченских войн, а также пропагандистской деятельности саудовских миссионеров. В идеологическом плане, в азербайджанской светской действительности учение салафитов стало новым явлением. После приобретения независимости, несмотря на национально-религиозное пробуждение, религия в азербайджанском менталитете имела второстепенное значение.

А идея создания исламского государства в Азербайджане не пользовалась массовой поддержкой. В тоже время, власти Азербайджана, ожидавшие значительной финансовой и политической помощи от стран Залива в начальный период, к присутствию салафитов в стране относились положительно. В начале 1990-х годов в Баку, при содействии Саудовской Аравии был основан исламский университет. В1991 г. Азербайджан начал интеграцию в организацию «Исламская конференция» (ОИК) и т. д.

В Азербайджане салафитские взгляды стали пропагандироваться с начала 90-х годов. Правда, в отличие от российских республик Северного Кавказа, ситуация для распространения идеологии салафийи в Азербайджане в тот момент несколько отличалась. В виду того, что значительную часть населения Азербайджана составляют шииты, салафитам было сложнее с пропагандой своих взглядов.

Именно поэтому к идеям салафитов тогда оказались более восприимчивы сунниты, в первую очередь, проживающие на севере республики, вдоль границы с Россией. Это, главным образом, лезгины, а также аварцы, цахуры и другие национальные меньшинства, имевшие тесные связи со своими соотечественниками в Дагестане.

Но начиная с1995 г. география салафийи расширилась до Баку и его окрестностей, а в дальнейшем — и до центральных и южных районов страны. Важными составляющими пропаганды были распространение литературы, строительство медресе и мечетей салафитского толка.

На салафитов в Азербайджане сегодня смотрят с большим подозрением. Во многом этому способствовала развёрнутая СМИ негативная пропаганда. В то же время термин «ваххабит» имеет крайне негативный оттенок, и им в Азербайджане часто пользуются для того, чтобы очернить оппонента. Салафитов стали обзывать «ваххабитами», «бородачами» и «чернобородыми».

Вместе с тем, сторонники салафизма не привязывают себя жёстко к одному из четырёх существующих суннитских мазхабов (шиизм все салафиты традиционно воспринимают как ересь в исламе), в каком-то смысле салафизм является трансмазхабной идеологией, обращённой к раннему или «правильному» исламу. Салафиты предпочитают, чтобы их называли просто «мусульманами», или «муваххидун» (единобожники).

В свою очередь, правительство и официальное шиитское духовенство сообща содействовали тому, чтобы представить салафитов в образе потенциальных террористов. Хотя представители гражданского общества сознают опасность того, что преследования могут способствовать радикализации этих групп, большинство неправительственных организаций не очень усердствуют для защиты их прав.

Лезгинский фактор

Лезгины в Азербайджане, как и их соплеменники в Дагестане, исповедуют ислам суннитского толка (шафиитский мазхаб). Проживают, в основном, в Кусары, Хачмазе, Кубе, Закатале, Исмаиле, а также в окрестностях Баку. В Кусарском районе лезгины составляют абсолютное большинство (90—95%) населения. В начале 90-х в Азербайджане действовало национальное движение лезгин «Садвал» («Единство»).

Власти неоднократно пытались дискредитировать её деятельность. «Садвал» пытались обвинить в связях с международными террористами, в частности, с суннитской Аль-Кайдой. Однако такие обвинения, как правило, ничем не подкреплялись. Позже «Садвал» был обвинён уже в связях с «армянскими террористами», что, в свою очередь, стало поводом для запрета её деятельности на территории Азербайджана. Тем не менее, проблема разделённого лезгинского народа осталась, и, по общему мнению, не потеряла своей актуальности и сегодня.

Часть экспертов сходится во мнении, что лезгинское национальное движение сегодня претерпевает серьёзную трансформацию. Всё большее значение в нём начинает играть ислам. В 90-х годах, в пик развития национальных движений горских народов, в своих идеологических программах «исламские» тезисы в расчёт практически никем не брались.

Но сегодня ситуация изменилась в корне. Примеров подобных эволюций национальных движений в мире множество, как правило, все они преследуют простую цель — попытка реанимации и вывода движения из сложившегося организационного тупика и идеологической «спячки». Ещё в 1990-х годах в лезгинских кругах большое распространение получили исламские религиозно-политические идеи.

Многие молодые лезгины прошли обучение в таких государствах как Саудовская Аравия, Египет и Сирия. Азербайджан боится реанимации лезгинской идеи воссоединения народа под новой, уже наднациональной идеологией. В то же время Азербайджан продолжает ошибочно видеть решение лезгинского вопроса исключительно в силовых методах. Другим немаловажным фактом является то, что лезгины, в отличие от азербайджанцев-шиитов, в основном, являются последователями суннитского ислама.

Не случайно также, что суннитским религиозно-политическим силам, имеющим традиционно сдержанное отношение к шиитам, удаётся завоёвывать симпатии именно в северных районах страны. Известно, что «Лесные братья» планировали создать военные лагеря именно в лезгинских районах Азербайджана. Возможно также, что убитый амир Моллачиев хотел, чтобы эти группировки в будущем стали самостоятельными джамаатами.

С последующим втягиванием в движение салафитского сопротивления Северного Кавказа лезгин, которые, в свою очередь, имели бы возможность направить свою деятельность против авторитарного режима Баку. Во второй половине 90-х годов в поле зрения МНБ Азербайджана попал гражданин России и житель Дагестана Асул Касумов. Касумов открыто проповедовал среди своих соплеменников в приграничной зоне между двумя государствами.

Власти Азербайджана усмотрели в его проповедях угрозу своему конституционному строю. Очередная встреча с верующими 21 апреля1996 г. для Касумова завершилась арестом азербайджанскими спецслужбами. Через год над ним состоялся суд в Баку, который 18 марта1997 г. приговорил его к 13 годам лишения свободы.

В 2001 году полицейские устроили первые крупные облавы на севере страны. Началось всё с ужесточения проверок лиц, носящих бороды, принудительного бритья бород и избиения людей. Полицейские даже пытались аргументировать принудительное бритьё бород салафитов тем, что последние своей внешностью «пугали детей».

В результате последовательных кампаний по «проверкам» были задержаны многие молодые мужчины, которые содержались в местных отделениях полиции от двух до семи дней. Были зафиксированы случаи притеснения практикующих мусульман в Кусарском районе. Об этом мусульмане из Кусарского района рассказали сами в эфире «Радио Азадлыг».

В начале января 2010 года в Хачмазском районе был проведён очередной рейд. В результате рейда, азербайджанскими силовиками в доме Валиды Гадировой, проживающей в селе Рахимоба, было обнаружено около 20 религиозных книг, которые полицейские посчитали «незаконными». Сама Гадирова, в своё время получившая религиозное образования в медресе «Гызлар», была задержана. Одновременно со временем проведения спецопераций были заменены начальники Хачмазских и Кубинских отделений полиций.

В конце января 2010 года в г. Сумгаит была проведена спецоперация против так называемых суннитов-«нурсистов». В ходе операции было задержано более 80 верующих, которых обвинили в «незаконной религиозной пропаганде». В квартире, где собирались «нурсисты», были конфискованы 148 экземпляров религиозной литературы различных наименований. Уже в феврале 2010 года полиция провела массовые аресты среди практикующих мусульман в Шекинском районе Азербайджана.

Сотрудники отделения полиции Шекинского района выявили ряд лиц, занимавшихся пропагандой религиозного течения среди женщин и школьников. Причиной ареста послужило обвинение в хранении запрещённой литературы и религиозная пропаганда. Правоохранительные органы в результате обыска их квартиры обнаружили пособия по запрещённой религиозной литературе — это 1130 книг, 500 брошюр, 200 дисков, 110 аудио- и видеокассет.

Суннитско-шиитские противоречия

Согласно неофициальным данным, в Азербайджане ислам суннитского толка исповедует около 35% населения республики, около 65% являются шиитами. Суннитами являются, помимо дагестанских народов, некоторое количество азербайджанцев. Проживают сунниты, в основном, на севере государства. Много суннитов проживает в крупных городах страны.

Отношения между государством и религией регулируются в стране Государственным комитетом Азербайджанской Республики по работе с религиозными объединениями. Отметим также, что в Азербайджане прошла уже четвёртая по счёту обязательная перерегистрация всех религиозных организаций с момента обретения ею независимости.

Наблюдатели сходятся во мнении, что процедура перерегистрации стала своего рода «чистилищем» неугодных государству общин из реестра юридических лиц. Первыми жертвами перерегистрации стали суннитские общины, в частности, «Лезги мечеть». Возможным усугублением конфликтной ситуации с регистрацией суннитских мечетей Азербайджана даже стало предметом озабоченности со стороны Совета муфтиев России.

В конфликт были втянуты также религиозные деятели Южного Дагестана, которые выступили с заявлением, в котором осудили политику Азербайджана в отношении суннитского наследия — «Лезги мечети».

Властями, под надуманными предлогами, была введена практика закрытия суннитских мечетей. Подобная участь постигла мечети «Абу-Бакр» и «Шехидляр» в Ясамальском и Сураханском районах. В то же время в Азербайджане при перерегистрации не испытывают никаких проблем «не традиционные» религиозные общины.

Особая роль в деле контроля над верующими отводится государством муфтию Азербайджана — Аллах шукюр Пашазаде. Именно с его подачи было трижды запрещено призывать мусульман к молитве через громкоговорители, введён запрет в стране на исламскую пропаганду. С 2010 года в азербайджанских школах официально запрещено носить хиджаб.

Ещё с 90-х годов Духовное Управление Кавказа (УМК), патронируемое Пашазаде, проводит последовательную политику пресечения в суннитских общинах Азербайджана смены плеяды местных «старых» имамов молодыми, и образованными выпускниками духовных учебных заведений Дагестана.

Тех же, кто отказывается идти на своеобразную «духовную переквалификацию» в структурах УМК, зачастую целенаправленно выдавливали из Азербайджана или полностью блокировали их религиозную и просветительскую деятельность. Шанс трудоустроиться «азербайджанским» дагестанцам, получившим духовное образование в Дагестане, равен нулю.

На них обычно вешают ярлык «ваххабитов» и «террористов». Случаи перехода от шиизма в суннизм становятся всё более распространённым среди азербайджанской молодёжи. Многим молодым азербайджанцам начинает импонировать религиозные взгляды салафитов, которые идеологически вдохновляют их на борьбу с произволом чиновников и коррупцией.

Мюриды Чиркейского

На севере страны среди дагестанских народов пропагандируют ислам и суфийские шейхи суннитского толка. В Закаталах практикует тарикатский шейх Молламухаммад (аварец, получивший иджаза от Саида Чиркейского), в оставшихся северных районах — шейх Эльнур Эфенди Кубинский (азербайджанец-суннит, получивший иджаза от убитого в прошлом году шейха Сиражутдина Хурикского).

Аварские дибиры (имамы) Азербайджана в своём большинстве являются мюридами шейха Саида Чиркейского. Однако это не стало помехой для азербайджанских властей обвинить их в «ваххабизме». К слову, представить подобное обвинение, скажем, в соседнем Дагестане — просто невообразимо. Последователи дагестанского шейха Чиркейского часто вызываются на «профилактические» беседы в МНБ, где их ставят на учёт как членов «саидовского тариката».

Местных дибиров заставляют читать проповеди в мечетях на азербайджанском языке. Были случаи насильственного сбривания полицейскими бород верующим. Известно как минимум о двух таких случаях. В сентябре 2010 года житель села Верхняя Тала Закатальского района Аллахяр Юсубов был избит с последующим насильственным бритьём. В конце июля 2011 года с двумя жителями того же села — Абакаром Газиевым и Юсифом Султановым — в полицейском участке района было проделано тоже самое. Что касается шейха Саида Чиркейскому, то, как известно, ему дважды отказывали в посещении районов, населёнными аварцами.

Вывод

В современном Азербайджане религиозное противостояние происходит сразу по нескольким направлениям. Можно выделить, в первую очередь, общую дискриминацию со стороны государства верующих, будь они шииты или же сунниты. Определённое напряжение наблюдается по следующим направлениям: между суннитами и шиитами, салафитами и сторонниками суфийских шейхов, между салафитами и шиитами.

Однако особым притеснениям со стороны государства подвергаются суннитские общины, приверженцы которых к тому же являются ещё и представителями национальных меньшинств, с ярко выраженной продагестанской ориентацией. И, наконец, последнее.

Отсутствие у шиитского большинства хоть сколько-нибудь значимых знаний в области религий, позволило властям, посредством пропаганды в СМИ, поставить знак равенства между всеми суннитами и так называемыми «ваххабитами». С последующим гонением первых, уже в качестве потенциальных «террористов». Что, в конечном итоге, приводит к ещё большей радикализации джамаатов региона.

Автор: Алихан Амрахов

Комментарии 1