Среда обитания

Город брейвиковой мечты

Осыпая друг друга градом ругательств и оскорблений, мусульманский подросток и лидер самой известной националистической и анти-исламской группировки Великобритании уже готовы сцепиться в драке.
 
«Да что ты вообще разговариваешь с этим расистом? – кричит подросток журналисту, идущему рядом со  Стивеном Ленноном, лидером Английской лиги защиты, по городу Лутону – тому самому, который норвежский убийца Андерс Брейвик назвал на суде «зоной военных действий» с исламом.

Леннона окружает кучка юных мусульман, и начинается  жаркая дискуссия об исламском религиозном праве. Случайные зрители, опасаясь неприятностей, осторожно выглядывают из обшарпанных магазинчиков.

Во время промышленного бума в этот городок в графстве Бедфордшир, в 50 с лишним километрах к северу от Лондона, съехалось множество  иммигрантов из Азии – но с тех пор он, как говорится, видал лучшие дни.

Не обращая внимания на подначки, Леннон уходит, целый и невредимый, но оскорбленный до глубины души. «Что я тебе говорил», – жалуется он.

Брейвик, оправдывая убийство 77 человек войной против владычества мусульман в Европе, приводил в пример Лутон, называя его местом борьбы, страха и «мусульманских закрытых районов». Хотя в самом городе он, кажется, так и не побывал.

«Взгляните на такие места, как Лутон, или другие находящиеся на военном положении зоны Европы, – сказал он на одном из судебных заседаний в Осло на прошлой неделе. – Я и другие европейские  боевики пытаемся не допустить гражданской войны в Европе, которая повлекла бы гораздо больше смертей».

И хотя Леннон, основавший Лигу три года назад, всячески пытается откреститься от норвежского убийцы – называя Брейвика «психом» – он согласен с таким описанием города,  пусть другим оно и не по нраву.

«Лутон – это образец того, что может произойти с любым  другим городом  в нашей стране, если люди не проснутся», – говорит он.

29-летний Леннон, называющий себя также Томми Робинсоном – по имени внушавшего некогда ужас предводителя фанатов местной  футбольной команды Luton Town,  считает, что нападение, подобное брейвикскому, становится  в Великобритании все более вероятным.

Этот  город, действительно, один из самых этнически разнообразных в Европе: мусульмане, в основном из семей, приехавших в 1960-х и 70-х годах из бывших под британским владычеством Пакистана и Бангладеш, составляют почти пятую часть его более чем двухсот тысячного населения. В Великобритании в целом ислам исповедует каждый 25-й житель.

Радикальные мусульмане, радикальные  правые

Раскол в городе,  как говорят местные жители, стал особенно ощутим после взрывов в  Лондоне в 2005 году, и подозрительное отношение к мусульманам усиливается  присутствием как радикальных последователей ислама, так и ультра-правых группировок. Например, здесь живет оголтелый сторонник введения в Британии шариата и вроде бы сочувствующий «Аль-Каиде» Сайфуль Ислам.

Местные жители разделились во мнениях о том, насколько они на самом деле разделены. Некоторые, отметая  тирады Брейвика, с гордостью говорят о царящем ныне разнообразии в городе,  славившемся  прежде исключительно изготовлением и продажей шляп. Другие же предупреждают, что  Лутон может просто  взорваться, если политики и дальше будут игнорировать их проблемы.

Европейский тренд

Английская лига защиты, символом которой является красный крест святого Георгия, знакомый по средневековым крестовым походам и популярный среди английских футбольных болельщиков, начинала  с противодействия только признающим насилие последователям ислама, говорит Леннон. Но теперь она выступает против ислама в целом – это переход к более радикальной позиции беспокоит правительства по всей Европе.

Число сторонников Лиги, ограничивающихся уличными демонстрациями и не участвующих в избирательном процессе, по оценкам ее лидеров, составляет десятки тысяч, по другим – гораздо меньше.

Но поскольку переживаемые  Европой экономические трудности усиливают недовольство иммиграцией, ее идеи набирают обороты. Во Франции  рекордные 18 процентов голосов, отданные  за лидера Национального фронта Марин Ле Пен на президентских выборах в воскресенье, побудили президента Николя Саркози поднять  популистские  националистические темы в попытке переманить ее сторонников.

В Великобритании анти-иммигрантские организации не имеют такого влияния. С конца 1960-х, когда  консерватор Енох Пауэлл загубил свою политическую карьеру, выступая за прекращение иммиграции и предрекая «реки крови», основные партии придерживаются общепринятого мнения, что Британия должна быть мультикультурной страной.

Однако, учитывая, что количество проголосовавших за Британскую национальную партию в 2010 году почти утроилось – до 2 процентов, а также на фоне высказываемой  озабоченности о проникновении  в некоторые мусульманские общины Британии радикальных исламистов,  премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил в прошлом году о провале политики мультикультурализма. Он пообещал бороться с экстремизмом и содействовать социальной интеграции.

Поскольку анти-иммигрантские партии преуспевают и в небольших европейских странах, в частности, в Голландии, канцлер Германии Ангела Меркель также выразила свое  разочарование «мультикультурализмом».

Манифест Брейвика

Английская лига защиты, выбравшая своим девизом  известную христианскую фразу «in hoc signo vinces» -  «под этим знаком ты будешь побеждать» – известна по всей  Британии периодическими уличными стычками с  антифашистами, мусульманами и полицией. Международную «славу» она получила благодаря Брейвику, восторженно отзывавшемся о ней в своем размещенном в интернете манифесте.

Устроенную Брейвиком бойню Стивен Леннон считает «отвратительной», но при этом соглашается с данным норвежцем определением Лутона как  своего рода зоны боевых действий, игнорируемых европейскими лидерами на свой страх и риск.

«Наше будущее ужасно», – говорит Леннон, предупреждая об обратной реакции против немногочисленного мусульманского меньшинства в Великобритании. «В этой стране 97 процентов немусульман, и когда это будущее наступит – а это неизбежно произойдет – ничего хорошего в нем не будет».

Хотя и небольшого роста, он вполне может за себя постоять –  и даже имеет судимость за участие в драке на матче Luton Town.  Но даже он, по собственному признанию, избегает появляться в некоторых районах, таких как  Бери-парк, где живут основном мусульмане.

«Полиция боится соваться в Бери-парк, – говорит Леннон. - Я не знаю ни одного белого, который бы согласился пойти туда после заката».

В рабочем районе Фарли Хилл, где он переругивался с  мусульманскими подростками, его взгляды находят отклик у некоторых из местных жителей, считающих, что отношения между различными общинами Лутона ужасные,  и продолжают ухудшаться, будь то  мусульмане из Азии, выходцы из карибских стран или  недавно прибывшие жители Восточной Европы.

«Тут азиаты против белых, и поляков, и черных. Сплошное ругательство и драки»,  - говорит одна женщина, сидящая возле кафе, приютившегося среди явно не процветающих магазинов.

«По городу ходишь с оглядкой», – вторит ей подруга, рассказавшая, что ее дочь пырнул ножом какой-то «мусульманин», а над племянником в  школе издеваются азиаты.

Назвать свои имена обе женщины отказываются. «Если появится мое имя, мне дом подожгут», – говорит одна из них. Дома у нее три собаки – для защиты, поясняет она: «Полиция даже не появляется».

Мирное сосуществование

Но немало  в  Лутоне и тех, кто утверждает, что все эти разговоры о межнациональной напряженности сильно преувеличены. Они не признают ни точку зрения Брейвика, ни мрачные предсказания Леннона, считая, что город их вполне дружелюбный, и большинство  людей прекрасно уживаются  вместе.

«Короче говоря, все это ерунда», – усмехается водитель-дальнобойщик на пенсии Айвор  Герберт, сидящий в спортивном костюме с надписью Luton Town на лавочке возле оживленного современного торгового центра, среди покупателей которого немало женщин в хиджабах и мужчин в традиционной мусульманской одежде.

69-летний Герберт живет в Лутоне с 1952 года, и не разделяет общего энтузиазма по поводу Лиги и ее идей.

«Фрукты и овощи я в основном покупаю в Бери-парке, который считается чуть ли не запретным районом, и люди там очень дружелюбные», – говорит он.

30-летний Клайв Робинсон, прогуливающийся со своей гражданской женой Сарой Калькат и маленькой дочерью, говорит, что жил в разных мусульманских районах города, и без всяких проблем. «Все это полный бред», – отзывается он об утверждениях Брейвика о неизбежной религиозной и межнациональной войне.

«Я знаю, что в Лутоне большая межэтническая община, тут встретишь все национальности, которые только можно себе представить, – признает он. – Но я не вижу в этом никакой проблемы».

Хотя, добавляет Клайв, в некотором смысле Леннон и его Лига правы – различные группы действительно существуют в основном  отдельно друг от друга. Это ощущение, что есть «они и мы», признает и его спутница жизни: «Если их не трогать, то и они вас не тронут».

«Но проблем в этом нет, если они работают и платят налоги».

Напряженность и  экономический спад

Многие полагают, что проблемы Лутона ограничиваются небольшим количеством маргиналов:  Леннон и Лига защиты  с одной стороны, и местные радикальные «исламисты», такие как отвергаемый большинством мусульман Сайфуль Ислам – с другой.

«Действительно, есть некоторая напряженность, как и в большинстве многонациональных городов», -  говорит представляющий Лутон в парламенте член левоцентристской оппозиционной Лейбористской партии Гевин Шукер.

«Существует небольшая группа экстремистов внутри мусульманской общины. И существует небольшая группа экстремистов среди более многочисленного белого населения», – признает 30-летний политик, который вырос в Лутоне, и относит себя к тому же поколению, что и Леннон с Сейфуль Исламом.

Но если трубить повсюду, что Лутон – просто рай для радикалов, это может привлечь и более неприятные личности, предупреждает он. И добавляет, что проблема усугубляются незавидной экономической ситуацией в городе: компания General Motors остановила девять лет назад производство автомобилей на заводе Vauxhall, бывшем некогда главным источником рабочих мест.

«Боюсь, что если не реагировать на социальные нужды города, различные общины станут еще более территориально разобщенными, – считает Шукер, отец которого тоже работал на заводе Vauxhall, – и этот процесс может идти только в одном направлении, особенно когда речь идет об отношении людей к иммиграции и мультикультурализму».

Хулиганствующие элементы

В Бери-парке многие согласны с оценкой Шукера.

«Когда район несколько неблагополучный,  появляются проблемы с преступностью и наркотиками», – полагает 25-летний Сакиб Али, работающий продавцом в газетном киоске.

Но с представлением о том, что этот район – чуть ли не мусульманское гетто, он не согласен, справедливо отмечая, что в Бери-парке целых четыре церкви.  А Леннон Английская лига защиты просто нагнетает напряженность в городе, где ее прежде не существовало.

«Проблемы возникают только тогда, когда на горизонте появляется Лига, и несколько подростков немного выходят из себя». Сторонников националистической организации он относит к тому особому типу молодых англичан, которые пару десятилетий назад  находили выход переполнявшей их жажде насилия на футбольных матчах, но теперь эта возможность плотно перекрыта  полицией.

«То, что они раньше творили на футбольных матчах, больше делать нельзя, – говорит Али.  – Вот они и разряжаются на улицах».

Скоро Лутон опять появится во всех газетных заголовках – на 5 мая назначен многотысячный марш, крупнейший, как надеется Леннон, за всю историю существования Лиги. Полиция уже готовится пресекать «неприятности» между участниками марша и местными мусульманами, уставшими от всевозможных радикалов.

«Надо его нашлепать», – говорит один из мусульманских подростков, дразнивших Стивена Леннона. «И Сайфуль Ислама тоже», – с улыбкой добавляет он.

Комментарии 0