Общество

Шариат вне закона или правосудие для всех

Призыв легализовать в России суд шариата — при всей провокационности — отражает запрос на «другое» негосударственное правосудие. Причем этот запрос есть не только у представителей исламских общин, но и у россиян в целом. Государству тут следует задуматься, как исправлять свое правосудие. 

Вот уж странная тема попала в центр внимания СМИ и общественности — адвокат Дагир Хасавов в эфире РЕН ТВ зачем-то выступил с инициативой создания Мусульманского союза и срочного введения в России шариатских судов. Мотивация, если убрать некоторые несообразности и излишнюю резкость выражений, простая — мусульмане тоже граждане и хотят жить по своим обычаям. Нормальное, в общем, требование.

Однако заявление вышло провокационным (хотя бы по формулировкам: «Мы у себя дома. Возможно, это вы здесь чужие» и так далее) и теперь МВД обещает с ним разобраться. Очень уж такого рода заявления походят на уголовно-наказуемые. Добавило интриги то обстоятельство, что адвокат вроде бы является помощником сенатора Валентины Петренко (так говорится на сайте адвокатского бюро Хасавова). Помощник, разумеется, не является государственным служащим, да к тому же Хасавов уже отыграл назад, заявив, что «журналисты его спровоцировали», но осадок остается.

Чем бы разбирательство ни закончилось, но уже сейчас неумное и провокационное заявление подвергается многочисленным интерпретациям, в основном в не менее «разжигательском» духе. Тема про «кормить Кавказ» некоторым гражданам вообще нравится, а тут такой подарок.

В общем виде внедрение шариатского суда — это очевидный нонсенс.

Многие из нас по сути «находятся дома», но выстраивание параллельной судебной системы — будь то криминальная система «понятий» или любой формы «судов чести» - может производиться лишь до той поры, пока государство не видит в этом опасности для своей юрисдикции. А если вдруг шариатский суд приговорит гражданина Российской Федерации к побиванию камнями, государству, что, просто смотреть на этот легализованный «самосуд»? А если, скажем, РПЦ, чьи устремления довольно позитивно воспринимаются российской властью, захочет «православные суды», их тоже разрешат?

Буквально на полях: Всеволод Чаплин, комментируя заявление Хасавова, не исключил возможность легализации шариатского суда для мусульман, подчеркнув, что людям их других общин, разумеется, навязывать это правосудие ни в коем случае нельзя. При всей эпатажности многих заявлений Чаплина — чем не заявка на «православное правосудие»? Тоже община, без всяких сомнений.

Конечно, российские власти слабо могут контролировать отношения на Северном Кавказе, основываясь только на российском законодательстве. Кровная месть все еще существует, кое-где нормы шариата и без создания каких-то особых судов почитаются выше российского законодательства. Однако призыв к формированию альтернативной судебной системы кажется не вполне уместным, поскольку нарушается и так не всегда соблюдаемый принцип «закон един для всех».

Иное дело, что российская судебная и правоохранительная система не удовлетворяет запросам не только кавказских общин или отдельных адвокатов и помощников сенаторов, но и россиян в целом.

Много помогло государство населению станицы Кущевской в защите от бандитов? А помог бы суд? Нет, ибо там сложилась де-факто параллельная система власти (см. Президент всея Кущевской). С оговорками и параллельная система правосудия по принципу «сильный не подлежит суду» (что-то вроде «Настоящей Конституции России» от Владимира Пастухова). И на нее государство обратило внимание очень поздно.

Работа системы тоже вызывает известные нарекания, взять хотя бы много обсуждающийся в последние дни «кейс Мохнаткина». Свечку мы, конечно, не держали, но особых оснований не верить версии, которую исповедуют противники власти нет.

Вкратце: 31 декабря 2009 года у несогласных проходила традиционная акция протеста. Это киношный  Женя Лукашин с друзьями в баню ходил каждое 31-е декабря, а несогласные каждое 31-е ходили агитировать непонятно кого за свободу собраний. И мимо места проведения их акции и шел упомянутый гражданин, который увидел, что дюжий милиционер тащит какую-то женщину из числа протестующих в автозак. И вроде бы в нем вскипела кровь (что для многих сограждан неудивительно — все-таки 31 декабря. Об этом даже киношный Женя Лукашин знает) и он — тут уже версия милиционеров — избил сержанта милиции. За защиту женщины суд дал ему 2,5 года лишения свободы, но президент Медведев недавно, за полгода до истечения срока его помиловал.

Однако теперь правозащитники и журналисты ломают копья, чтобы Мохнаткина отпустили как можно быстрее, а бумага об его помиловании все не доходит до начальства колонии. То есть на президентском сайте указ висит (правда, в виде новости, а не документа) уже с понедельника, но бумага все идет и помилованный продолжает сидеть.

Понятно, что такие кейсы рождают вполне конкретный запрос на правосудие, отвечающее представлениям о справедливости, поскольку в нынешней системе многим, не только адвокату Хасавову, видится сплошь жестокость (причем такая страшная и холодная бюрократическая жестокость) и произвол или, мягко выражаясь, обвинительный уклон.

Однако представляется, что нормализация работы российских судов и силовиков должно стать задачей государства, а вовсе не религиозных общин.

Задача эта политическая и это в интересах самих властей. Если мусульманин будет ощущать, что российский суд защищает его интересы и будет принимать его решение в качестве законного, то и спроса на параллельную власть у него не будет. Если проводить выборы без очевидных накладок и фальсификаций, а тех, кто все-таки решился подменить волю граждан чьей-то еще, наказывать по закону в суде, то граждане и на митинги «за честные выборы» не будут собираться. И власти спокойнее, и гражданам удобнее.

Комментарии 0