Общество

Курс на вымирание

В России увеличен размер квоты на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу. Судя по реакции на различных форумах, особого восторга среди населения эта новость не вызвала. Тем не менее, количество мигрантов в нашей стране будет только увеличиваться.

Сокращение численности жителей России не случайно называют демографическим коллапсом — только за последние 20 лет страна "недосчиталась" более 6 млн человек. И нет никаких признаков того, что ситуация может измениться к лучшему. Показатели рождаемости у нас столь же низкие, как и в большинстве развитых стран, но при этом смертность выше, чем во многих развивающихся. По продолжительности жизни мы давно находимся во второй сотне мирового рейтинга: россияне живут приблизительно столько же, сколько и граждане Папуа Новой Гвинеи, Таджикистана и Гватемалы.

По прогнозам, к 2050 году число жителей России должно уменьшиться по меньшей мере на 25 млн. Этот процесс будет сопровождаться увеличением количества пенсионеров и сокращением трудоспособных граждан. В прошлом году агентство Oxford Economics опубликовало список 25-ти стран, которые в ближайшие десятилетия столкнутся с самым сильным сокращением рабочей силы — Россия в нем занимает первое место. Другое авторитетное рейтинговое агентство, Standard & Poor's, прогнозирует, что к середине века доля работающих россиян упадет с нынешних 72% до 60% (что, в свою очередь, увеличит пенсионную нагрузку на бюджет с 13% до 25,5%).

Такое изменение соотношения трудоспособного населения и пенсионеров может оказаться слишком тяжким бременем для государства. Нехватка рабочей силы неизбежно приведет к провалу любых попыток реформировать и модернизировать экономику. Единственный выход – пытаться хоть как-то заполнить увеличивающуюся демографическую брешь. Ни отечественные, ни зарубежные эксперты не верят, что в России в обозримом будущем будет рождаться достаточное хотя бы для воспроизводства населения количество детей. Поэтому остается только одно: привлекать рабочую силу из-за рубежа.

Россия — далеко не единственная страна, для которой сокращение и старение населения является проблемой (подробнее об этом читайте здесь). Поэтому в XXI веке именно человеческий капитал станет основным ресурсом, за который будут бороться ведущие игроки на мировой арене.

Шансов одержать победу в этой битве у России немного. И дело совсем не в том, что у нас недостаточно иностранных работников — страна уже давно входит в число крупнейших центров мировой миграции (по количеству мигрантов впереди только США и Германия). Но залог успешной политики в этой области – качество, а не количество. Абсолютное большинство людей, прибывающих в Россию на заработки, представляют собой неквалифицированную рабочую силу. У многих из них нет никакого специального образования. А у некоторых — даже базового знания русского языка.

В выигрыше же оказываются только те государства, которые способны обеспечить приток мигрантов различной квалификации. В настоящее время усилия таких стран, как США, Канада и Германия направлены на то, чтобы импортировать "мозги", а не рабочие руки. Конечно, экономически развитые страны изначально имеют значительное преимущество перед остальными, т.к. высокий уровень качества жизни и доходов привлекает людей, решившихся покинуть родину. Но, помимо экономической привлекательности, большую роль играет миграционная стратегия.

Как известно, промышленность и сельское хозяйство послевоенной Западной Европы крайне нуждались в рабочих руках, поэтому выходцы из бывших колоний стали желанными гостями. В результате на континент устремились сотни тысяч гастарбайтеров. Еще ранее на этот путь ступили на североамериканском континенте, где миграция изначально была одной из основ экономики.

Однако через несколько десятилетий миграционные процессы стало тяжело контролировать. Среди приезжих начала меняться пропорция между работающими и иждивенцами, возникла проблема нелегальной миграции. Экономическая выгода стала снижаться, зато остро встали проблемы социокультурного характера, особенно в Европе, где исторически отсутствовала практика "плавильного котла".

В итоге политика открытых дверей осталась в прошлом, и подход к приему иностранных граждан стал строго дифференцированным. Это позволило поставить под контроль хотя бы легальную неквалифицированную миграцию. В большинстве развитых стран низкоквалифицированный работник может получить право на въезд в основном или при наличии запроса от работодателя, или по квоте на определенный вид деятельности. Такие работники, как правило, обязаны покинуть страну пребывания после окончания срока работ. Одновременно всячески поощряется миграция квалифицированных специалистов, особенно в наукоемких областях или тех, где существует дефицит кадров. Во многих странах используется система баллов, позволяющая отбирать мигрантов по знанию языка, образованию, профессиям, опыту работы и т.д.

Сейчас квалифицированные специалисты составляют 25-35% мигрантов во многих развитых странах Европы и Азии, в США этот показатель и вовсе превышает 50%. Далеко не последнюю роль играет привлечение в вузы иностранных студентов, часть из которых остаются в стране обучения. Особенно здесь преуспели США и Великобритания: около 50% докторских степеней по математике, компьютерным наукам, физике и экономике в этих странах получены иностранными студентами, а в инженерных специальностях эта доля и вовсе достигает 60%. Причем все чаще это представители быстро развивающихся азиатских государств, в первую очередь, Индии и Китая. К примеру, нехватка врачей и медработников в Великобритании привела к тому, что все больше выпускников английских медицинских образовательных учреждений родом из Индии работают в британских больницах, а не возвращаются на родину.

О роли иностранных выпускников в миграционной политике США говорит следующий факт: когда в связи с кризисом все меньшее число иностранных выпускников американских вузов стали проявлять желание остаться в Штатах, департамент безопасности США объявил о том, что иностранцы, получившие в стране научное, технологическое, инженерное и математическое образование, имеют право оставаться в стране до 29 месяцев после окончания университета.

В России же доля квалифицированных мигрантов ничтожно мала. Более 90% приезжих работников – молодые мужчины без специального образования, работающие преимущественно на стройках, рынках, сфере ЖКХ и т.п. Многие из них безвыездно живут в России или проводят здесь большую часть года, лишь ненадолго возвращаясь домой. В будущем они наверняка или начнут создавать семьи здесь, или будут искать способы "перетащить" к себе уже имеющиеся. К тому же открытые границы со странами СНГ обеспечивают бесперебойный поток нелегальных мигрантов.

В общем, мы имеем сейчас все то, что на Западе "проходили" более полувека назад. Но вот сможет ли Россия, подобно большинству развитых стран, сделать шаг вперед и значительно повысить долю квалифицированных приезжих работников – вопрос очень спорный. Когда в западноевропейские государства и США переживали этап массовой миграции, там не было дефицита рабочей силы в секторах, требующих специализации. А когда он возник, уровень экономического и социального развития позволил этим странам стать центром притяжения абсолютного большинства квалифицированных мигрантов со всего мира. К этому же списку можно отнести Японию и Южную Корею, которые также всеми силами пытаются смягчить отрицательный эффект старения своего населения.

В России уже наблюдается нехватка квалифицированных работников в очень многих областях, без которых любая модернизация обречена на провал. У нас нет ни времени, ни ресурсов, чтобы пережить период "дикой" миграции и подобно западным странам постепенно перейти к дифференцированному подходу по привлечению иностранных работников. Своих трудовых ресурсов становится все меньше, образованные мигранты нужны уже сейчас. Но из-за высоких экономических рисков, социальной незащищенности мигрантов, низкого качества жизни российский рынок труда попросту не выдерживает глобальной конкуренции. К этому списку надо еще добавить не самый благоприятный имидж России как страны с высоким уровнем ксенофобии. Так что пока в ближайшее время притока иностранных специалистов ждать не придется — какие бы указы и постановления ни издавало правительство.

Проигрываем мы в плане образования. Согласно последним рейтингам, ни один российский вуз сейчас не входит в сотню лучших в мире. И хотя можно согласиться с тем, что этот список достаточно условен, зарубежные абитуриенты, несомненно, учитывают его при выборе страны обучения. Согласно опросам, большинство иностранцев, обучающихся в наших университетах, выбрали Россию не из-за качества образования, а из-за относительной его дешевизны на фоне Европы или США. И лишь очень немногие остаются здесь работать.

Одним из возможных вариантов решения проблемы многие называют проведение грамотной репатриационной политики. Количество русскоязычного населения, проживающего за рубежом, составляет от 20 до 30 млн человек. Многие из них все еще готовы вернуться историческую родину. Но, во-первых, благодаря особенностям российской бюрократии получить гражданство РФ чуть ли не сложнее, чем европейское. Во-вторых, "в чистое поле" мало кто готов переезжать, а за 20 лет российское правительство так и не смогло предложить бывшим соотечественникам ничего внятного. В итоге в Россию едут только те, кто согласен жить на положении нелегалов и работать зачастую почти в рабских условиях. Для большинства из них абсолютно чуждыми являются русский язык, менталитет, образ жизни, культура. И у них нет ни желания, ни необходимости приспосабливаться. Даже если со временем они получат российские паспорта, россиянами они от этого не станут.

И все-таки нельзя забывать, что приток населения из-за рубежа не в силах остановить вымирание коренного населения. В конце концов, любая, даже самая успешная миграционная политика – это костыль, который никогда не заменит здоровую ногу. А значит, Россия не только вряд ли выиграет демографическую гонку, но и вовсе может не добежать до финиша.

Автор: Татьяна Хрулева

Комментарии 2