Общество

Противоречия в среде лезгинских мусульман и потенциал лезгинских имамов

Лезгинские села, являвшиеся некогда жемчужиной мусульманской культуры и образования Дагестана, сегодня представляют печальное зрелище – забывшее о духовности постсоветское поколение, пьянство, наркомания, пропасть непонимания между старшим поколением и молодежью… 
 
О том, каков потенциал нового поколения лезгинских имамов и мусульманских лидеров в преодолении этих проблем, мы сегодня беседуем с руководителем группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан, экспертом Центра исламских исследований Северного Кавказа Русланом Гереевым.
 
 
- Каков уровень и степень популярности наиболее известных лезгинских имамов Дагестана? Являются ли они авторитетами в среде верующих?
 
- На сегодняшний день, по Южному Дагестану у нас только насчитается около шести имамов, которые с точки зрения уровня образования и авторитета среди верующих достойны занимать свое место. В целом по Дагестану у нас более 24 лезгинских имамов, и еще несколько работающих за пределами Юждага.
 
Но, с точки зрения глубины исламских знаний, религиозного авторитета, влияния на верующих, среди них нет фигуры, способной стать духовным лидером обще лезгинского масштаба. У нас, как и во многих других районах Дагестана существует глубочайший раскол и в самой мусульманской общине, и в молодежной среде.
 
Эта проблема нас особенно коснулась потому, что у лезгин более массовая трудовая миграция по сравнению с другими народами. У нас молодые люди, в том числе и имамы, покидают республику и перебираются на российский Север или куда-нибудь еще в поисках заработка.
 
Проблема социальных пороков, пьянства, наркомании в лезгинских районах стоит предельно остро, как нигде в Дагестане. К примеру, в тех же аварских и даргинских районах проблему пьянства и спаивания населения полностью решили именно имамы. А лезгинские имамы с этими проблемами пока не справились. Это говорит о том, что у лезгинских имамов пока нет того авторитета, который должен быть.
 
- С чем это связано? Ведь количество верующих в лезгинских районах стремительно растет в последние годы…
 
- Проблема вот в чем. Определенная часть молодежи, приходящей к исламу в последнее время, ориентирована на салафитскую версию ислама. А у лезгинских имамов сегодня именно в салафитском ислама наблюдается недостаток знаний, поскольку они больше ориентированы на сохранение традиционной для наших районов версии ислама – с уважением к прежним духовным лидерам, с уважительным отношением к власти и местным национальным традициям.
 
Эту проблему недостаточного авторитета наших имамов среди салафитской части нашей молодежи не могут восполнить их знания, которые они получали в местных исламских вузах, проводящих линию на поддержку традиционного ислама. Да у нас и такое образование получивших имамов мало. В основном, те, которые после 90-х годов имели возможность отучиться за рубежом.
 
В первую очередь это касается учебы в Сирии, где исламское образование имеет свою специфику и свой внутренний характер. Поскольку оно занимает промежуточное состояние между суфийским и салафитским направлением.
 
- А разве среди молодых верующих, среди лезгинских студентов зарубежных исламских вузов нет перспективных лидеров?
 
- У нас более 42 студентов лезгин, которые обучаются в зарубежных исламских вузах, и рассматриваются как перспективные лидеры мусульманской молодежи. Они учатся в общепризнанных исламских центрах Египта, Саудии, Бахрейна и  других султанатов, учились в Сирии до массовых волнений, даже есть обучающиеся в Судане и т.д.
 
Много также выезжающих в Европу – к примеру, в Косово. Нам ставку делать надо сейчас на новое поколение религиозно образованных людей. Многие из них приступят к работе с верующими только через несколько лет. То есть это потенциальные лидеры, будущие имамы лезгинских районов.
 
Но пока на сегодняшний день они являются студентами. Все анализы, все прогнозы показывают, что именно они смогут исправить ситуацию. Поскольку только обучившиеся за рубежом студенты смогут стать авторитетами для верующей лезгинской молодежи. Но у данной молодежи есть один существенный недостаток – слишком однобокое видение ислама и его роли в обществе.
 
У них мало знаний о том, как вести проповедническую и просветительскую деятельность в обществе, где проживает много различных народов, представителей разных религий и социальных групп. У них мало опыта конструктивного взаимодействия с властями, мудрого и последовательного диалога с несогласными с ними представителями старшего поколения.
 
И, тем не менее, дагестанская молодежь уже сегодня дает понять, что назрела необходимость создания уже на территории Северного Кавказа официально зарегистрированного салафитского исламского вуза. В этом может быть и есть некоторый смысл. Хотя бы для того, чтобы наша молодежь не выезжала за рубеж в таком массовом количестве.
 
Но в основу работы такого вуза, если он будет открыт, должна лечь ключевая цель, которую он должен преследовать – это подготовка имамов, с точки зрения, воспитательной и образовательной деятельности в многонациональном и многоконфессиональном обществе с предельно уважительным отношением к местным традициям и духовному наследию кавказских и российских мусульман.
 
- В каком из лезгинских районов сегодня состоялось наиболее зрелое мусульманское сообщество? И в чем основные проблемы такого становления?
 
- Ситуация у нас на сегодня такова, что некоторые эксперты заявляют о стремительном росте влияния салафитского ислама в Южном Дагестане. Причем в этом отношении по количеству салафитских имамов, мечетей и общин верующих, в первую очередь, называют самые крупные муниципалитеты юга - Магарамкентский и Сулейман-Стальский районы.
 
Что касается Ахтынского района, то он исторически был культурным и духовным центром Южного Дагестана. Здесь находится одна из древнейших мечетей республики. Здесь даже в советские годы сохранялась религиозная база, верующие продолжали открыто получать исламские знания.
 
Если взять Курахский район, то за советские годы мусульманская богословская и культурная база была здесь практически напрочь утеряна. Курахским мусульманам еще предстоит огромная работа по возрождению из практически полного небытия своего славного исторического наследия и формирования новой мусульманской общины.
О тяжелой ситуации в Курахском районе в этом отношении говорит даже тот факт, что имамом Курахской мечети долгое время являлся аварец. Хотя в исламе национальность не имеет значения это прежде всего говорит о слабости исламской кадровой, преподавательской и просветительской базы в лезгинских районах, на которую очень сильно влияет глубочайший раскол в лезгинском обществе.
 
Такой идеологической пропасти между неверующим старшим поколением и верующей молодежью нет нигде больше в Дагестане. Непонимание между неверующими отцами и верующими сыновьями просто катастрофическое. И проблема не только в отцах, как об этом заявляет горячая молодежь.
 
Но и в самой молодежи, не готовой считаться с авторитетом старших, с их опытом жизни, с их трепетным отношением к местным традициям. Сейчас только делаются попытки, чтобы организовывать какие-то объединяющие проекты – меджлисы, круглые столы, собрания имамов.
 
Но чтобы восстановить потенциал лезгинских имамов, ученых и просветителей и возродить славные интеллектуальные и духовные традиции времен Мухаммада Яраги, Гасана Алкадари,  и других видных деятелей стоявших на позициях продвижения ислама понадобятся годы кропотливого труда.
 
Интервью подготовили Альбина Курбанова, Селика Рамазанова
Корреспондентский корпус ФЛНКА
Автор: Альбина Курбанова, Селика Рамазанова

Комментарии 0