Их нравы

Брейвик затерроризировал норвежский суд

"Предводителя тамплиеров" не могли успокоить полтора часа

"Я не какой-то там обезумевший гей, фашист и сионист, которому просто не хватает внимания", – начал свою речь в суде террорист Брейвик. Но не прошло и часа, как судьи, свидетели и потерпевшие получили прекрасную возможность лично убедиться в обратном – тем более что свое выступление подсудимый скромно обозначил как "лекцию".

После нескольких тщетных попыток суда ограничить оратора отведенными для его выступления 30 минутами, присутствовавшие догадались: Брейвик твердо решил зачитать в суде сокращенную версию своего 1500-страничного манифеста. "Не перебивайте меня!", "у меня всего 13 страниц заготовлено, а было 20", "мне еще есть, что сказать", отвечал подсудимый на увещевания "прийти уже, наконец, к какому-то выводу". Судьи злились, потерпевшие закатывали глаза и покидали зал заседания, а "Остапа" тем временем несло по полной. Позже адвокаты объяснили: если бы Брейвику не предоставили трибуны, он мог бы вообще отказаться от дачи показаний.

Для начала террорист снова пояснил собравшимся, что вовсе не является "жалким и злобным сумасшедшим неудачником, как утверждают прокуроры", а представляет "норвежское и европейское движение сопротивления и сеть тамплиеров", т.е. говорит от имени "многих". Потом похвалился: мол, именно он смог воплотить в жизнь "самую зрелищную из всех боевых националистических операций" столетия.

Досталось и родине: "в Норвегии и Западной Европе нет реальной демократии", "я родился в тюрьме, где нет возможности свободно высказываться, и эта тюрьма называется Норвегия", после чего оратор неожиданно перешел к теме националистов, Гитлера и Второй мировой войны.

Далее Брейвик постарался коротенечко, на полтора часа, изложить наболевшее – для тех, кто его 1500-страничного манифеста не читал. На обескураженных слушателей обрушился адский винегрет из "марксистов, коммунизма, мультикультурализма, Маккарти, иммигрантов, свободных выборов и "злых исламистов".

При слове "исламисты" судья Арнцтен напряглась: "Брейвик, это отрывок из вашего манифеста?" "Нет, – соврал подсудимый, ни моргнув и глазом. – Это всего лишь цитаты!" Отбившись от судьи, оратор продолжил: мол, если нельзя совершить мирную революцию, остается лишь насильственная, и далее начал объяснять собравшимся разницу между жестокостью и злом, сославшись на американских военных, "убивших 300000 невинных во время Второй мировой войны, чтобы спасти миллионы жизней". "Остановив мультикультурный эксперимент, мы спасем Норвегию от надвигающейся гражданской войны и много людей, иначе через 40 лет норвежцы останутся в меньшинстве", – тревожился подсудимый. И добавил: странно, почему содеянное им не случилось раньше. "Я бы сделал это снова", – пообещал Брейвик (тут некоторые собравшиеся поморщились), а затем сравнил молодежное крыло Рабочей партии Норвегии с Гитлерюгендом (тут поморщились и все остальные).

Затем Брейвик назвал Осло "мультикультурным адом" и неожиданно перешел к "японским и южнокорейским культурным моделям развития", где, помимо прочих достоинств, "женщины играют второстепенную роль на рабочем месте, и это идеальный вариант". "Европейская модель не работает, европейские марксисты использовали все ресурсы на пособия по болезни", – все больше впадал в раж оратор под недоуменные взгляды присутствовавших.

"Брейвик, а вы вообще скоро закончите?" – поинтересовался судья.

"Я перешел к 6 странице из 13", – недовольно ответил тот, потрясая заготовленным заранее текстом своей речи.

"Вам давали полчаса, закругляйтесь", – судья явно начинал злиться (слушать час про японскую монокультурную модель никому явно не хотелось).

"Это невозможно, – ответил Брейвик. – Какой смысл мне тут объясняться, если я не могу выступить в свою защиту?"

Судья в ответ напомнил было, что Брейвик находится в норвежском суде и обязан выполнять его законы, но попытка прервать оратора потерпела фиаско. Брейвик сам попросил судью прекратить препираться и, как ни в чем не бывало, продолжил вещать про "японскую модель" и "этнически однородное общество". Слушатели зевали, морщились и покидали зал.

Но, поняв по мрачному виду судей, что рано или поздно его все же "забанят", Брейвик решил перейти к самому главному. "Люди утверждают, что 99,99 процента мусульман интегрируются и отказываются от насилия. Это ложь и пропаганда. Норвежцев и европейцев обманывают, – продолжил оратор. – Мусульманские анклавы в Осло будут расти так же быстро, как рак. Наша культура не может существовать без сильной этнической группы"

"Брейвик, закругляйтесь уже", – снова не выдержал судья.

"Еще пять страниц осталось, – ответил тот. – Иначе вы же не поймете, почему я совершил то, что совершил! И вообще, у меня было заготовлено 20 страниц выступления, я урезал их до 13!"

"Пусть Брейвик скажет", – попросил адвокат. "Покороче", – хмурился судья. "Я ж не прошу у вас тут 5 дней, дайте час, чтобы оправдаться. Крайне важно, чтобы я объяснил свои мотивы", – клянчил Брейвик. Судьи нехотя согласились, деваться было некуда, и оратор вдохновенно продолжил про "исламизацию Европы" и "строительство мусульманских школ при финансовой поддержке Саудовской Аравии". "Нет умеренных и светских мусульман!" – провозгласил подсудимый.

Адвокаты нашептывали своему клиенту, что пора бы и правда уже заканчивать – все устали, но Брейвика несло все дальше. "Брейвик, я прошу вас прийти к выводу и завершить выступление", – взмолился судья. "Три страницы осталось!" – отрезал тот. "Вам же потом еще дадут слова", – не сдавался судья…Чем закончились увещевания последнего, догадаться несложно.

В общем, дальше все слушали про злых исламистов, индейских вождей Сидящего Быка и Неистовую Лошадь (которые так же, как Брейвик, "боролись за свою культуру, но их не обзывали террористами"), борьбу коренных народов Тибета и Боливии, колонизацию Норвегии. Брейвик цитировал Марка Твена и прочих "коллег по цеху" (напомним – накануне он объявил себя "не безработным, а писателем").

Тем временем норвежские юзеры, запасшиеся попкорном и наблюдающие за зрелищем в он-лайн режиме, делились на сайте своими ощущениями от увиденного. "Нарциссизм является расстройством личности. Это заболевание?" – спрашивали одни. "Существуют различные расстройства личности, в том числе самовлюбленность, которые могут послужить основой для постановки диагноза. Тем не менее, это не диагноз, который является основой для объявления человека сумасшедшим", – отвечали им другие.

Подсудимый, между тем, снова вернулся ко Второй мировой войне, затем начал цитировать Томаса Джефферсона. "Мы первые капли воды в ожидании бури", – предупредил он, окидывая суд недобрым взглядом.

"Брейвик!!! А когда вы закончите?" – всхлипывали судьи.

"Страница осталась", – угрюмо отрезал тот.

Зал расхохотался…

Перед тем, как на оратора надели наручники и вывели из зала, он успел напугать слушателей новым экономическим кризисом, по сравнению с которым предыдущий «покажется пикником», пригрозил, что "победа будет за нами", призвал "других патриотов в Европе последовать его примеру" и попросил отпустить его из-под стражи. "Это было всего лишь 13 страниц, но мне есть, что добавить", – предупредил подсудимый под хохот зала.

После перерыва заседание продолжилось – прокурор спросил Брейвика, откуда у него вообще взялось право на защиту норвежского народа. "Это результат многих совпадений, которые начались, когда мне было 15", – ответил тот. Далее понеслась серия туманных рассуждений. Прокурор настаивал на том, чтобы Брейвик слил подельников и объяснил, кто дал ему право на защиту норвежского народа, Брейвик вещал о своем – марксистах и националистах Европы. Потом сознался, что вступил в контакт с европейскими националистами в 2001 году. "От кого ты получил мандат на защиту народа и есть ли в нем право на убийство?" – настаивал прокурор. "Можно дать себе мандат, среди прочего, на основе прав человека", – ответил Брейвик.

Зал снова взорвался хохотом.

Касаемо "группы", все-таки выяснилось: это некая "тайная сеть тамплиеров", и Брейвик, пообщавшись с ними, всерьез раздумывал над идеей взрывать правительственные здания, но потом передумал. Еще подсудимый нахваливал Аль-Каиду как "наиболее успешную боевую организацию в мире" и утверждал, что воинствующим националистам Европы "есть чему у нее поучиться". "Сопротивление борьбы до сих пор было совершенно жалким. Поэтому я расскажу о новых подходах", – пообещал подсудимый…

Один из зрителей в зале во время рассказа уснул…

А для остальных "заседание продолжается". Кстати, одного из судей уже отстранили от процесса за то, что тот потребовал для террориста смертной казни. Не исключено, что к моменту окончания "лекции" Брейвика мнение отстраненного судьи поддержат и его коллеги.

Автор: Вера Ильина, ИсламНьюс

Комментарии 9