Общество

Занаученное мировоззрение побеждает?

Число этнических военнослужащих-мусульман растет в Российской армии. Что надо делать?

В газете № 2 за 18 января 2012 года опубликована статья Сергея Иванеева «Укрепит ли ислам Вооруженные Силы?», в которой поставлено несколько методологически важных вопросов. Искренне благодарим автора за остроту постановки проблемы и своевременность публикации.

Действительно, в европейских странах растет количество мусульман и они живут зачастую обособленными анклавами. Утверждение же о том, что стремление мусульман обосабливаться от носителей иных религиозных доктрин «вскоре во весь рост встанет и в России» побудило нас искать в статье С. Иванеева доказательства. Мы их не нашли.

Постановка проблемы

Согласимся с тем, что «противостояние славянского, русского населения и мусульман, о котором говорят некоторые российские политики, искусственно и провокационно». Несомненно, межрелигиозные отношения, по сути своей, конфликтны, но вывод из этой аксиомы делается неверный. Обобщая частные случаи противостояний в воинских коллективах, С. Иванеев экстраполирует их на всё российское общество.

Если мы правильно поняли, то если в воинской части возникает группировка отрицательной направленности, состоящая из военнослужащих одной национальности и/или вероисповедания, то тогда «межнациональный конфликт может приобрести особенно жестокие и фанатичные формы, превращаясь в религиозную войну на полное истребление своего противника и всех иноверцев». Но ведь межличностный и межгрупповой конфликт может и не перерасти в религиозную войну? Есть ощущение, что автор этот вариант, который мы считаем приоритетным, не рассматривает, а жаль.

Проработав с «людьми в погонах» более тридцати (С. Мельков) и более двадцати (А. Перенджиев) лет, из которых не менее 10 лет непосредственно с военнослужащими – этническими мусульманами, считаем такую постановку проблемы идеологизированной и в корне неверной. Методологически и практически она неверна для тех десятков тысяч офицеров, которые каждый день служат вместе с представителями не только русского, но и других народов, не только с православными военнослужащими и атеистами, но и с представителями иных вероисповеданий. Не ясно, зачем им следует готовиться к религиозному противостоянию внутри воинских коллективов и кому это вообще нужно? В чем здесь позитив для эффективной военной службы?

Наверно, С. Иванеев старается приложить теорию насилия (классовой борьбы) к ситуациям в воинских коллективах. Эта теория была разработана К. Марксом и Ф. Энгельсом и развита В. Лениным. В ее основе лежит утверждение о том, что классы между собой никогда не примирятся, пока существуют частная собственность и государство, стоящее на страже интересов власть имущих. Надеемся, читателям понятно, что частная собственность в нашей стране защищена Конституцией и государством, и к счастью, никто ее ликвидировать не собирается.

Мы же утверждаем, что никакой межрелигиозной войны ни в России, ни внутри вооруженных сил не может быть в принципе. И никому к ней готовиться не нужно. Как не нужно нагнетать обстановку вокруг ясного факта: российское общество и его вооруженные силы многонациональны. Это всем известно и, на наш взгляд, основная проблема сегодня в многонациональных воинских коллективах заключается в том, что офицерский состав профессионально к воспитательной работе не готов.

Полагаем, что причин такого положения три.

Во-первых, не указана настоящая цель воспитательной работы, на нее нет заказа со стороны руководства государства. Т.н. крепкая воинская дисциплина, либо морально-психологическое обеспечение личного состава – это средства, но что сегодня хочет руководство государство от военнослужащих? Чтобы они были лояльными своему государству? Допустим. Но разве с этим есть проблемы в российских вооруженных силах? Чтобы российские военнослужащие были готовы воевать? Согласны. Но разве это зависит от армейских воспитателей? И так далее.

Во-вторых, процесс подготовки профессионалов воспитательной работы не отлажен. Чехарда с переименованиями органов то воспитательной работы, то работы с личным составом, продолжается до сих пор. Офицеров-воспитателей продолжают упорно сокращать, наверно для того, чтобы потом «героически» их вновь возрождать.

В-третьих, мало кто знает, что делать с советским опытом воспитательной работы. Она сегодня не может основываться только на советском опыте партийно-политической работы, но и полностью отказываться от него бессмысленно. Нужно признать, что российские военнослужащие – это, в первую очередь, граждане, работающие в вооруженных силах, а не фанатики своей страны. Да, они работают на государство, но они РАБОТАЮТ, не являясь собственностью государства. Признание этого, совсем не очевидного для многих, факта, полагаем, позволит иначе выстраивать всю систему воспитательной работы.

Мусульмане – тоже граждане!

Уже не в первый раз С. Иванеев в СМИ критикует нашу брошюру «Методические рекомендации по работе с военнослужащими-мусульманами», выпущенную для военно-строительных частей (2004 год) и Сухопутных войск (2005 год). Он настаивает на том, что «брошюра является полезной в ознакомительном плане, но не может квалифицироваться как учебно-методическое пособие, т.к. ее пожелания антинаучны, т.е. подготовлены специалистами религиозной организации».

Так вот, ни мы (С. Мельков был преподавателем Военного университета, а затем главным экспертом аппарата Министра обороны, А. Перенджиев – помощником начальника Центрального проектного института Минобороны), ни полковник С. Григорян (один из авторов брошюры, в тот момент – начальник отдела Управления воспитательной работы Сухопутных войск) не были специалистами какой-либо религиозной организации. Может быть, С. Иванеев полагает, что при составлении брошюры не следовало контактировать с мусульманскими организациями и консультироваться с ее специалистами? Мы придерживаемся противоположной точки зрения!

Странным считаем утверждение С. Иванеева о том, что брошюра «составлена не на основе научного религиоведения (исламоведения), а с позиции современного «идеологического» богословия и объективно направлено на укрепление позиций ислама в обществе и ВС РФ, а также на защиту этой религии от беспристрастного научного анализа и критики». Мы всегда считали, что личный состав необходимо воспитывать, в том числе и «опираясь на религиозные убеждения военнослужащих-мусульман, где каждый командир может использовать позитивный материал исламской религии для улучшения морально-психологического климата в подчиненной части». Причем тут защита ислама от научного анализа и критики?

На основе своего многолетнего войскового опыта продолжаем настаивать на том, что религиозные организации могут и должны помогать воспитывать военнослужащих, не подменяя органы воспитательной работы (сейчас называемые иначе). А вот когда военнослужащим предлагают участвовать в молитвах и других религиозных обрядах, когда в частях распространяются священные тексты, молитвословы, жития святых и т.п. – это как раз и является подменой органов воспитательной работы.

Фактически вся религиозная деятельность военных священников направлена на обеспечение права «граждан в погонах» на свободу совести и вероисповедания. Статья 6 Конституции России четко определяет, что «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами». А статья 26 гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

То есть, Конституция России однозначно препятствует попыткам запретить реализацию права военнослужащих на свободу совести и вероисповедания. Из этого исходили, выпуская вышеуказанные брошюры. Но нас, похоже, причисляют к сторонникам идеи глобального исламского мира, так как мы «… стремимся превратить мусульманские общины, проживающие на территории неисламских государств, в инструмент исламизации светских обществ»?

Что ж, мы никогда не состояли и на службе у тех или иных исламистских организаций и/или исламских государств. Размышлять о воспитательной работе в геополитических терминах вряд ли уместно. Осталось, пожалуй, присоединиться к некоторым пользователям Интернета, называющим нас «русскими масульмановедами» (орфография сохранена).

Мы когда-то были идеологическими работниками за счет членства в КПСС, поэтому прозвища и клише привычны. Но проблема состоит в другом. При сохранении призывной системы комплектования вооруженные силы России всегда будут многонациональными и многоконфессиональными. А за счет миграции с постсоветского пространства и более высокой рождаемости у мусульманских народов процент российских военнослужащих-мусульман постоянно растёт. И в дальнейшем будет только увеличиваться, независимо от того, нравится это кому-то или нет.

Но можно ли весь процесс обеспечения права «граждан в погонах» на свободу совести и вероисповедания централизовать? Рационально ли стремление одной конфессии монополизировать этот процесс? Как сами мусульмане оценивают, что военные священники в России будут представлять практически одну конфессию? Рационально ли высчитывать количество военных священников, исходя из усредненного и явно очень приблизительного количества верующих (как и кто их считает?) в том или ином гарнизоне?

Было бы любопытно ознакомиться с размышлениями С. Иванеева и других читателей в связи с поставленными вопросами.

Какую методику мы предлагали?

В наших Рекомендациях были предложены методики по решению различных проблем в воинских коллективах: профилактике нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, минимизации случаев отказа участвовать в хозяйственных работах (уборке), предотвращения самоубийств и т.д. Далее мы решили, в качестве примера, привести отрывок из рекомендаций по профилактике случаев употребления спиртных напитков и наркотических веществ, т.к. знаем, что большинство читателей газеты с ними лично не знакомы. Оцените сами, насколько этот текст «укрепляет позиции ислама в мире, отводит от него критику со стороны прогрессивной общественности»!

Цитируем учебно-методическое пособие для Сухопутных войск:

«Одной из распространенных проблем, с которыми сталкиваются офицеры, прапорщики и сержанты в воспитании подчиненных, является употребление спиртных напитков, наркотиков и токсических веществ. Опасность наркотического, алкогольного опьянения в армии вызвана присутствием в воинских коллективах боевой техники и вооружения. Даже в маленьких дозах опьянение может привести к совершению военнослужащим  преступления, гибели и увечью людей. Более половины всех преступлений и происшествий в Сухопутных войсках совершается в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения. Пьянство легче предотвратить, чем после совершения правонарушения разбираться с виновными лицами.

Хорошая организация повседневной деятельности, интенсивная боевая подготовка, соблюдение режима несения службы и отдыха, насыщенная общественная жизнь, развитая сеть кружковой работы по интересам и активное вовлечение военнослужащих в занятие художественным творчеством, спортом, рационализаторскую и изобретательскую деятельность, в сочетании с медико-просветительской и профилактической работой, во многом снижают тягу к наркотикам и алкоголю.

Предлагаем офицерам материал для работы с военнослужащими-мусульманами в целях профилактики употребления ими спиртных напитков и наркотических средств.

Ислам среди других религий отличается социальной направленностью, пристальным вниманием к проблемам земной, повседневной жизни человека. И если военнослужащие-мусульмане будут не только читать Коран, Сунну и хадисы (изречения и деяния) Пророка Мухаммада, но и неукоснительно следовать их установлениям, то многие социальные проблемы могут быть успешно решены.

В Священном Коране (5:90) записано: «О вы, кто веруете, дурманящие зелья и азартные игры ... – не более, чем нечистота, дьявольские козни; так что избегайте этого, дабы могли вы преуспеть». Этот стих полностью запрещает все дурманящие зелья и азартные игры. Рассказывают, что, когда был ниспослан этот стих, глашатай объявил на улицах Медины, что вино запрещено, и в ответ на это все кувшины с вином в мусульманских домах были опустошены и вино текло по улицам рекой. Никогда в истории человечества столь глубоко укоренившийся порок, как пьянство, не был искоренен так быстро и окончательно (Коран, 5:90).

Обращаем внимание офицерского состава, прапорщиков и сержантов на то, что очень большое значение имеет внутренняя готовность человека преодолеть жизненные трудности, изменить свое положение. В Коране сказано: "Воистину, Аллах не изменяет положение людей, пока они не изменятся внутри себя" (Коран, 13:11). Важно напоминать военнослужащим, что по исламу человек ответствен перед Творцом за свою земную жизнь. Обладая здравым умом и физическим здоровьем, он не имеет права не трудиться, зависеть материально от других и употреблять спиртные напитки.

Ниспосланные положения Пророка по этому вопросу делятся на четыре этапа:

*                   Сначала Всевышний сказал: «Берите из плодов винограда и фиников хорошее и доброе».

*                   Затем было речение Всевышнего о том, что грех от употребления спиртного больше, чем польза, поэтому нужно искать другие источники пропитания. «Они спрашивают тебя об опьяняющем и об азартных играх. Скажи: «В них обоих – великий грех и (некая) польза для людей, но грех этот больше, чем эта польза»... Так поясняет Аллах вам послание, дабы могли вы поразмыслить» (Коран, 2:219).

*                   Далее Аллах предписал: "О вы, кто веруете, не приближайтесь к молитве, если вы пьяны, до тех пор, пока не станете понимать, что вы говорите… (Коран, 4:43). Так как молиться надо 5 раз в день, то опьянение никак не успеет пройти. Поэтому перед мусульманами встал выбор: либо потерять молитву, либо отказаться от вина.

*                   И наконец, этот порок был полностью запрещен. "Дьявол желает лишь посеять вражду и ненависть меж вами при помощи дурманящих зелий и азартных игр, дабы отвратить вас от поминания Аллаха и от молитвы. Так отвратитесь ли вы?" (Коран, 5:91).

Таким образом, нельзя торговать вином, хранить его, разносить и наливать его людям. Многие спрашивают, можно ли употреблять слабые алкогольные напитки, например пиво. Нет, это тоже запрещено, и в больших, и в малых дозах. Ведь употребление алкоголя в любых дозах ведет к потере инициативы, сокращению сроков жизни и работоспособности.

Таким образом, всякое одурманивающее средство называется по-арабски «харам» и полностью запрещено мусульманам. Мусульмане не могут войти в состояние ритуальной чистоты, находясь под воздействием наркотика или алкоголя, а также пребывая в полубесчувственном состоянии и рассеянии ума. «Всякое одурманивающее вещество, подобно вину, запретно» (хадис аль-Бухари). Известный мусульманский богослов шейх ибн Таймийя писал: «Грешные люди курят гашиш, ибо он, подобно вину, приводит их в состояние безудержного веселья и доставляет им наслаждение. Однако вслед за этим они впадают в тупость и оцепенение. Действие гашиша пагубно отражается на здоровье и нравственности, возбуждает похоть и ведет в дальнейшем к постыдному разврату».

Никто не имеет монополии на истину. Однако с помощью своей методики нам удалось на практике достигнуть положительного результата. Мы приветствуем критику, но только в том случае, когда что-то предлагается взамен. К сожалению, ничего конструктивного в статье С. Иванеева по повышению эффективности воспитательной работы обнаружить не удалось.

Сегодня альтернативой религиозному просвещению и одновременно педагогическому обучению офицеров является развитие в вооруженных силах сети религиозных организаций. Органы военного управления хранят по этому поводу загадочное молчание. Выбор сделан, и мнение ученых-практиков не имеет значения?

Мельков Сергей Анатольевич
– доктор политических наук, полковник запаса

Перенджиев Александр Николаевич
– кандидат политических наук,подполковник запаса

Комментарии 2