Общество

Разрушители мифов Северного Кавказа

Пора умом понять Кавказ – именно под таким лозунгом реализуется совместный проект выходит радиостанция «Русская служба новостей» и Российского конгресса народов Кавказа. Каждое утро в прямой эфир информационно-аналитической программы «Подъём!» из большой экспедиции на Кавказ выходят корреспондент РСН Рустам Каримов и сопровождающий его председатель Комитета по делам молодежи РКНК Султан Тоганидзе.

 Путешествуя по различным регионам СКФО, они рассказывают радиослушателям об увиденном своими глазами, о своих впечатлениях. Также в рамках проекта гости встречаются и беседуют с официальными лицами, представителями правоохранительных органов и просто рядовыми жителями Юга России. Обсуждают как жизнь и быт местного населения, так и острые, наболевшие проблемы региона.

 Проект должен помочь людям узнать, как на самом деле живется на Кавказе, отразить мнение кавказцев на все события, происходящие в России.  Рассказать по подробнее обо всем по подробнее мы попросили председателя Комитета по делам молодежи РКНК Султана Тоганидзе:

- Из русской службы новостей к нам обратились с просьбой предоставить эксперта-консультанта. Руководство РКНК направило меня. Мы с Рустамом Каримовым, корреспондентом РСН, отправились на Кавказ. Мы уже успели побывать в нескольких республиках. Позади Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, сейчас мы в Чеченской Республике. Мы планируем объехать все субъекты СКФО, встретится с их главами, общественными деятелями, правозащитниками, простыми жителями.

Хотим узнать, как и чем живет народ, с какими проблемами сталкивается. Каждое утро в программе Сергея Доренко на радио РСН Рустам Каримов рассказывает о своих впечатлениях слушателям, о том, что он увидел, с кем общался. Этакий взгляд обывателя из центральной России на кавказские реалии. До этого Рустам на Кавказе никогда не был.

Одной из основных тем нашего проекта – жизнь русского народа на Кавказе. Каковы на самом деле причины оттока, который на самом деле имел место быть. Стоит отметить, что сейчас некоторые семьи возвращаются обратно. В Ингушетии и Чечне даже существуют специальные программы. Говорить о массовом возвращении, конечно, нельзя.

Мы в каждом из субъектов встречаемся с русскими, местными жителями и туристами, теми, кто переехал совсем недавно, и теми, кто по нескольку десятилетий тут живут. И люди говорят о том, что никакого вытеснения на национальной почве нет, но существующие экономические и социальные проблемы не дают возможности жить здесь. В основном русские, я сейчас не говорю о казаках, приезжали в свое время из других регионов как специалисты (учителя, инженеры, ученые и т.д.) на работу. А сейчас работать негде, производства закрыты, естественно, они уезжают. Если будут рабочие места, это изменится.

В каждом субъекте своя проблематика, которую мы пытаемся отразить в своих материалах. Также мы собираем фото-, видеоматериалы, записываем рассказы людей. Общались мы и с казачьими атаманами, священнослужителями. Сегодня мы посетили Наурский район, встречались с иеромонахом Амвросием Марченко. Он настоятель храма Рождества Христова в станице Наурской и храма Великомученицы Варвары станицы Шелковской.

С кем бы мы ни общались, все говорят, что межэтнические проблемы ограничиваются локальными, «бытовыми» конфликтами в молодежной среде и не имеет массового характера.

Слева направо: корреспондент РСН Рустам Каримов и глава Комитета по делам молодежи РКНК Султан Тогонидзе

В Ингушетии мы общались с Юнус-Беком Евкуровым, порядка полутора часов мы говорили на разные темы. Посетили мы Джейрахский район республики, там проблема, на наш взгляд, самая острая на сегодня. Практически вся территория превращена в границу с Грузией, что заморозило практически всю объекты, на которых работало местное населения, а это в том числе добыча полезных ископаемых.

Мы побывали в Домбае и Архызе. Посмотрели, как застраивается Архыз, первый из субъектов проекта «Курортов Северного Кавказа», ни в Кабардино-Балкарии, ни в Ингушетии стройки пока не начинались. Внимание обратили на то, что в Карачаево-Черкесии каждая из «республикообразующих» наций имеет свой район. Это абазинский, ногайский, карачаевский, черкесский районы.

В Кабардино-Балкарии мы посетили Баксанский и Эльбрусский районы. Где после длительного перерыва из-за режима КТО открыли туристические зоны. Туристы уже приезжают, конечно, некоторые побаиваются, но, все же, территория оживает.

В Ингушетии мы столкнулись с большим возмущением людей по поводу недавних событий. Напомню, в ходе последней спецоперации было убито пятеро жителей республики, которые, как выяснилось позже, были ни в чем не виновны.

Завтра мы планируем встретиться с Рамзаном Кадыровым. Затем мы отправимся в Дагестан – на семнадцатое число у нас уже  запланирована встреча с главой Магомедсаламом  Магомедовым. Также планируются встречи с главами Карачаево-Черкесии и Северной Осетии, Кабардино-Балкарии. Если все сложится удачно, мы планируем завершить поездку к 26 апреля.

- Как реагируют местные жители?

- Мы объясняем, что мы приехали для того, чтобы рассказать России о том, как на самом деле живет Кавказ, о положении русских здесь, о ситуации в целом.  Мы просим их комментировать то положение вещей, какое есть, максимально искренне. И люди говорят, у нас есть и аудио, и видеозаписи. Все в один голос говорят об экономических и социальных проблемах.

- Каковы ваши впечатления?

- Я и раньше бывал во всех республиках, но и для себя открыл много нового. Рустам же на Кавказе впервые, он удивлен тем, что видит. Как он говорит, удивлен тем, что на него никто тут особо не обращает внимания, хотя он достаточно светлый, и заметно, что он не «местный». После посещения первых республик, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, он полагал, что найдет тот самый «Кавказ», о котором говорят в СМИ в восточных республиках. Но посетив Ингушетию, убедился, что и там ситуация не такова, как ее рисуют.

Он уже распрощался с тем багажом стереотипов, с которым он ехал на Северный Кавказ.

Необычный случай был у нас в Магасе. Там мы фотографировали строящийся город, и в частности, вели съемку недалеко от здания МВД, прокуратуры. Через некоторое время нас нашли сотрудники МВД, попросили показать камеру, документы. Все прошло спокойно, провокаций не было, мы разъяснили ситуацию и показали материалы и на этом с нами распрощались. В общем-то, мы были даже довольны, что нас нашли так быстро, это показатель того, что органы работают, отслеживают, что происходит в городе.

Отдельно стоит заметить, о том, по какой красивой земле мы путешествуем. Приэльбрусье, Джейрах, Архыз. В Грозном такая красота, что уезжать не хочется.

Поездка в Северную Осетию нам еще предстоит, планируется и встреча с главой республики. Но мы успели побывать в Беслане, и, конечно же, побывали в школе. Мы общались с охранником мемориального комплекса. Он рассказывал, что каждый день это место посещает не менее сотни человек, не только местных жителей, но и туристы.

На наш провокационный вопрос, кого он считает виновным в той страшной трагедии, он высказал такую мысль, что виноваты не мусульмане, не ингуши, а отдельные личности. Подонки, которые встречаются в любой нации, ни народ, ни религия в случившемся не виновны.

Бесланская трагедия навсегда останется в памяти не только осетинского народа, но и всех жителей Кавказа.

- Скажи, о каких именно проблемах в Джейрахском районе, ты говоришь?

- Я был наслышан о проблемах в Джейрахском районе Ингушетии, но лично не сталкивался. В этой поездке я убедился в ее серьезности. Району нужно уделить должное внимание, тут целый комплекс проблем. Это чувствительная тема для всего ингушского народа. Я сейчас не говорю о проблемах Пригородного района, это отдельная тема.

Джейрахский район граничит с Грузией, и практически всю его территорию признали приграничной. Хотя по законодательству, приграничная зона должна быть в разы меньше ныне занимаемой площади. Соответственно, возникает много проблем с въездом и выездом. Мы тоже столкнулись с бюрократическими сложностями. Здесь сосредоточенно большинство памятников культуры народа: родовые башни, склепы. Даже добыча полезных ископаемых, а этот район богат на них, сейчас не возможна, хотя есть даже готовые шахты. Все это вызывает возмущение народа.

- А на постах вас не задерживали?

- В общем-то нет, мы передвигаемся по Кавказу спокойно. Единственный пост, где нас записали, был на границе Северной Осетии и Ингушетии. Как мы с Рустамом успели понять, не все очень гладко на этом посту.

- Каждое утро вас слушают на радио РСН. Как реагируют слушатели на рассказы о Кавказе?

- По-разному. Многим нравятся отчеты Рустама, о том, с чем он сталкивается каждый день. Кто-то пишет, что им нравится идея проекта, и те цели, которые он преследует. Есть и достаточно колкие комментарии. Люди встречаются разные.

Думаю, что материал наработанный нами в этой поездке еще ждет большое будущее. И говорить о результатах пока рано.

Автор: Рустам Арчаков

Комментарии 0