Среда обитания

Спецоперации с подтекстом…

6 апреля Азербайджан снова оказался в центре внимания мировых и российских СМИ, когда руководство силовиков сообщило, что в результате спецопераций в отдельных районах страны обезврежена некая группировка «Лесные братья». Задержаны 17 человек, в перестрелках ранения различной степени тяжести получили еще несколько человек, а двое погибли в городе Гянджа: житель селения Бехе Тала (Ашагы Тала) Закатальского района, где в основном проживают дагестанцы, Вугар Падаров подорвал гранатой себя и полковника министерства национальной безопасности Эльшада Гулиева. Вскоре спецслужбы арестовали его брата — Мехти Падарова. Азербайджанские медийные ресурсы также сообщили, что у арестованных конфискован целый склад оружия и религиозная литература, «пропагандирующая джихад и терроризм». На первый взгляд, ничего необычного не произошло, хотя соседям со столь масштабными спецоперациями еще не приходилось сталкиваться. Но есть мнение, что инцидент может иметь не очень-то хорошие последствия для мусульман-суннитов и дагестанцев, которые только в силу политических игр оказались в составе Азербайджана.

«Свинья побеждает Коран»

Во-первых, мало кто в республике и за ее пределами знает, что собой представляет группировка «Лесные братья». О ее существовании широкой публике стало известно только 6 апреля. Во-вторых, наличествует информация, что Падаров умер 5 лет назад в одной из московских тюрем. Его тело еще тогда привезли в Азербайджан и похоронили в родовом селении. Теперь возникает вопрос: кто же погиб в Гяндже? На этом фоне отдельные эксперты считают, что Баку, воспользовавшись очередным удобным моментом, с еще большим усилием раскрутит маховик репрессий и против мусульман-суннитов, и против «азербайджанских» дагестанцев.

Согласно неофициальным данным здесь ислам суннитского толка исповедует более 30% населения республики, около 70% являются шиитами. Сунниты — это не только дагестанцы, но и большое количество азербайджанцев и прочих этносов. Проживают сунниты в основном на севере государства, их много в крупных городах. Сегодня руководство Азербайджана в мировоззренческом плане ориентировано на Запад и систему «светских» ценностей, в которых обязательно присутствуют элементы «горячей» или «холодной» войны против ислама под уже набившими оскомину лозунгами борьбы с «террористами и ваххабитами». Поэтому в 2009 году Баку принял поправки в закон «О свободе вероисповедания». Они существенно ограничивают деятельность религиозных организаций даже по сравнению с предыдущей редакцией закона. Повсеместно закрываются мечети, с 2010 года в азербайджанских школах официально запрещено носить хиджаб. И самое поразительное: так называемое Управление мусульман Кавказа (УМК), возглавляемое шиитом Аллах-шукюр Паша-заде, издало фетву, где отмечено, что «мы уважаем законы страны и призываем верующих граждан также уважать эти законы. Речь идет о ношении хиджаба в средних школах, и в этом вопросе государство, а также министерство образования конкретно выразили свои позиции. Что касается УМК, то и оно придерживается позиции государства».

Но ничего необычного, по сути, не происходит, так как официальные лидеры Азербайджана еще со времен СССР славились своим беспрецедентным антиисламским поведением. В частности, уже к 1920 году здесь появился так называемый «Союз воинствующих безбожников», в который в последующем вошла чуть ли не вся бюрократия Азербайджана. Один за другим издавались постановления о закрытии всех религиозных школ, ликвидации шариатских судов, запрете на паломничество, сносе мечетей со всеми вытекающими отсюда последствиями. В Шемахе буквально в день принятия постановления снесли 13 из 16 мечетей, а строительный материал пошел на сооружение театра. Баку настойчиво призывал прекрасную половину сжечь хиджаб на костре в присутствии мужей или ближайших родственников. Головное покрытие также можно было демонстративно порвать, порезать, втоптать в пыль. В столице Азербайджана по этому поводу даже разыгрывались целые спектакли. В присутствии партийных руководителей, в торжественной обстановке на площадях женщины бросали хиджаб в огромные костры, давая клятву никогда больше не носить «символ угнетения». С «несознательными» поступали по-иному: например, в крупных городах комсомольцы устраивали засады на мусульманок, прямо на улицах срывали с них хиджаб. Симптоматично, что до сегодняшнего дня в Баку стоит памятник «Освобожденной женщине», которая сбрасывает с головы мусульманское покрытие. Кое-кому из партийной элиты тогда пришлась не по нраву и мужская папаха: дескать, крестьянин «эту баранью шкуру надевает себе на голову и сидит в ней целый день». И сразу издается декрет о запрете традиционного головного убора, всем под угрозой уголовного преследования рекомендовалось носить «европейские» шляпы и кепки. Апофеоз всего: приказ крестьянам заниматься свиноводством. «Свинья побеждает Коран» — такой лозунг был весьма популярен в ту пору в Азербайджане.

Что в имени тебе моем?

Хотя в целом по стране наблюдалась одна и та же картина, следует отметить, что особо яростная борьба развернулась в местах компактного проживания дагестанцев, так как тут не только главенствовали исламские порядки, но и находился центр суннитского духовенства и руководства антикоммунистических восстаний. Укрепление Советской власти в регионе обернулось кошмаром для дагестанцев: десятки тысяч человек были убиты, не меньшее количество пропало в бескрайных просторах Сибири. С той поры утекло много воды, но, похоже, сегодня все возвращается на круги своя. Азербайджанская власть снова персонифицирует образ внешнего врага в лице дагестанцев. Местные СМИ подспудно навязывают мнение обществу, что те же «лесные братья» уверенно чувствуют себя именно на землях дагестанцев. Отдельные суннитские мечети и общественные организации не могут пройти необходимую регистрацию, а те, которые прошли, под различными предлогами закрывают. Подобная участь постигла мечети «Абу-Бакр» и «Шехидляр» в Ясамальском и Сураханском районах, а в городке Нефтяные Камни культовое здание снесли на следующий день.

До сих пор не легализована деятельность суннитской мечети в Баку, известной еще с XII века как «Лезги мечеть». Проблема — в названии: «духовные» (шиитские) и «светские» представители официальной власти настаивают, чтобы мечеть называли «Ашурбекской». Местные жители также сообщают, что Азербайджан проводит агрессивную политику «шиитизации» с местной спецификой, когда религия для чиновников становится всего лишь подконтрольным инструментом и источником незаконных доходов. В суннитские мечети в качестве имамов назначают шиитов. Они не только внедряют свою идеологию в массы, но и занимаются надзором и сбором информации о суннитских общинах. Шанс трудоустроиться «азербайджанским» дагестанцам, получившим духовное образование в Дагестане, равен нулю, на них обычно вешают ярлык «ваххабитов и террористов». Нередки случаи приводов в полицию, избиения мусульман-суннитов только за ношение бороды.

Теневые стороны духовной жизни открывает и секретная депеша посла США в Азербайджане Энн Дерси, которую недавно обнародовал скандально известный интернет-ресурс WikiLeaks. Посол пишет, что мусульмане вообще не доверяют УМК, «контролируемому властями страны». «Что касается его лидера — шейха Аллах-шукюра Паша-заде, то верующие страны его поддерживают мало, считают его самого и окружающих малообразованными и коррумпированными. Его бизнес-деятельность, как сбор денег с организации хаджа, сбор пожертвований, организация похорон и прочие, сильно снижают его авторитет среди мусульман. Сам шейх — этнический талыш, получивший образование за рубежом, и совсем молодым человеком возглавил Управление мусульман. Злые языки утверждают, что он был полковником КГБ. Близость к властям — главная причина политического долголетия шейха. Однако есть мнение, что он платит долю со своего бизнеса в президентскую администрацию», — отмечается в депеше Энн Дерси.

Война с памятью


Не секрет, что Баку с давних пор и небезуспешно проводит и политику насильственной азербайджанизации всех этносов. В качестве наиболее наглядного примера приводится ситуация с дагестанцами. Эти люди с давних пор живут на исконно своих территориях, но их будущее внушает огромные опасения. Здесь в общеобразовательных структурах под запретом находится изучение родных языков, на телевидении и радио передачи ведутся исключительно на азербайджанском языке, регион энергично заселяется азербайджанцами, при переписях населения и выдаче документов дагестанцев насильно заставляют идентифицироваться азербайджанцами. Перестройка и карабахская война стали еще одним фактором дедагестанизации мест компактного проживания земляков, когда сюда хлынули многотысячные толпы-беженцев из Нагорного Карабаха, а на карабахский фронт в основном направлялись плохо обученные призывники-дагестанцы.

Сегодня политическая, экономическая и прочая власть тут сконцентрирована в основном в руках азербайджанцев, главным образом выходцев из Нахичевани. В частности, в Закатальском районе более 95% чиновников являются азербайджанцами, хотя в общей массе населения их доля не превышает 27%. Любой, кто выступает с патриотических позиций, в Азербайджане рискует собственной жизнью. Так, в центре Баку днем, в присутствии многочисленных свидетелей расстреляли преуспевающего бизнесмена, депутата парламента Азербайджана, выходца из Закатальского района Али Анцухского, который претендовал на роль лидера аварского народа. Схожая судьба постигла сотни других дагестанцев. В азербайджанских тюрьмах сидят дагестанцы, единственная их вина — они не хотят терять собственную религиозную и этническую составляющую. По оценкам представителей различных международных общественных и правозащитных организаций, общее количество арестованных ныне приближается к 600. Фальсифицируется история: в учебниках пишут, что территория дагестанцев всегда принадлежала азербайджанцам, а известные личности-дагестанцы в них поданы, как азербайджанцы. Дагестанские названия населенных пунктов и местностей переименовываются на азербайджанский лад. В частности вышеупомянутое селение Бехе Тала (Верхнее Тала) переименовано в Ашагы Тала. В городе Белоканы в 1995 году взорвали постамент под будущий памятник выдающему руководителю горцев Умахану Аварскому. На его место воздвигли памятник азербайджанцу — инициатору репрессий против дагестанцев Нариману Нариманову. В 2000 году руководитель Закатальского района, азербайджанец Рафаиль Меджидов издал приказ о сносе памятника третьему имаму Чечни и Дагестана Шамилю. Из-за активного противодействия дагестанцев постановление не было исполнено, но в 2001 году памятник взорвали. В 2007 году руководство района трижды убирало щит, установленный близ аварского селения Тангыт с надписью: «Здесь похоронен герой одноименной повести Льва Толстого Хаджи-Мурат». В последующем подверглась надругательству и сама могила знаменитого наиба. Естественно, подобная политика не способствовала и не способствует росту симпатий к Баку, протестный потенциал накапливает силу, его сдерживает лишь силовой фактор, но так долго продолжаться не может. «Азербайджан — искусственное, по сути, образование, где всегда были сильны центробежные, дезинтеграционные силы, — говорит адвокат Газимагомед Хириев. — Раскол в основном идет по этнической и религиозной линии. Со всех сторон Азербайджан окружают более устойчивые, отнюдь недружеские к нему государства, которые в любое время могут внести свою лепту в процесс дестабилизации обстановки. Чтобы выжить в таких условиях, Баку должен проводить сбалансированную и очень умную политику, чего никогда не наблюдалось. А это явный показатель того, что в конечном итоге Азербайджан окажется у разбитого корыта, то есть он просто-напросто распадется на части».

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 1