Общество

Дресс-код по чеченски

Уже больше года правозащитники и СМИ уделяют немало внимания теме «навязывания» женщинам в Чечне некоего дресс-кода. В той или форме вопрос обсуждается и в самой республике.

Возмущение Запада

Доктор философских наук, профессор Вахит Акаев в своей недавно изданной в работе «Исламское возрождение», рассуждая о результатах реализации проекта по духовно-нравственному воспитанию молодежи, пишет: «…воспитательные меры в некоторых случаях в отношении женщин оказались не совсем этичными. Так, в Грозном неизвестные «обстреляли» двух девушек из пейнтбольного ружья за то, что те оказались на проспекте чересчур вызывающе одетыми (без платков)…

По сообщениям СМИ, «жертвами» таких «обстрелов» в Грозном летом 2010 года стали несколько женщин. На эти инциденты отреагировала международная организация «Хьюман Райтс Уотч», которая в своем докладе отметила: «Насаждение исламского дресс-кода для женщин в Чечне нарушает их права на неприкосновенность частной жизни, на личную автономию, на свободу выражения убеждений и на свободу мысли, совести и религии».

Религиозная комиссия США также пришла к выводу о нарушении права на вероисповедание и иных свобод в Чеченской Республике. Реакция чеченской стороны не заставила себя долго ждать. С официальным заявлением по этому поводу выступил муфтий республики Султан Мирзаев.

«Мы с недоумением восприняли сообщение о том, что Комиссия США по международной религиозной свободе представила в Госдеп США доклад, в котором сделаны выводы о нарушении в Чеченской Республике свободы вероисповедания, – отмечается в заявлении, – Считаем необходимым заявить, что в Чеченской Республике в полном объеме обеспечиваются гарантированные Конституцией России права на свободу вероисповедания. Нет ни одного факта отказа в регистрации религиозных объединений, независимо от конфессиональной принадлежности».

 На фоне возрождения

Как отмечает муфтий, если к началу 90-х годов ХХ века на территории республики не было ни одной мечети, то в настоящее время они действуют во всех населенных пунктах. Между тем, в больших населенных пунктах мечетей несколько, и они играют важную роль в объединении мусульман, обсуждении проблем, имеющих значение для общества, принятия соответствующих решений по духовно-нравственному совершенствованию верующего».

Вахит Акаев же, действия молодых людей, применивших «красковые» ружья, ученый оценивает как одну из форм «девиантного поведения, от которого современное чеченское общество все еще не избавилось». К примерам такого рода поведения он относит, например, и прошедшее в нынешнем году накануне месяца Рамадан шествие молодежи по улицам Грозного с лозунгами: «Нет алкоголизму! Нет курению!»

В ходе шествия активисты заходили в магазины, приобретали за свои деньги спиртное и выливали его на землю. «Эти формы протеста…, несмотря на их крайность, направлены, с их (молодежи – А.А.) точки зрения, на формирование здорового образа жизни, кроме того, они получают одобрение у достаточно большого количества людей» – считает Акаев.

«Оденем горянку в пальто»

Традиционные национальные костюмы чеченцев достаточно хорошо известны: у мужчин – черкеска, у женщин – «г1абали» – длинное, до пят, как правило, белое платье, с суживающими рукавами до запястья. В советское время часть национальной одежды властью была причислена к «пережиткам прошлого». Так, в начале 30-х годов прошлого года Советы развернули активную кампанию под названием «Оденем горянку в пальто». В ее рамках, по официальным данным, женщинам-чеченкам было бесплатно роздано порядка 300 пальто.

С начала 60-х годов ХХ века, уже после возвращения чеченцев из депортации, наиболее последовательной и целенаправленной атаке со стороны коммунистического режима подвергся платок. Он стал рассматриваться как признак отсталости. Но и эта растянувшаяся на десятилетия кампания не смогла «осовременить» женщину-чеченку: она как носила, так и продолжала носить платок. Лишь небольшая часть женщин поддалась навязываемой «моде», заменив платок на т.н. «полоску» -  сложенный в несколько раз или скрученный в жгут платок.

Все эти годы в народе очень сильны были голоса и тех, кто выступал против такого рода «раскрепощения» женщин. Больше того, многие воспринимали все эти акции властей не иначе, как часть некоего государственного плана по расчечениванию, ассимиляции и русификации всего населения республики. Так что Чечне давно знакомы оба лозунга – как «Долой платок!», так и «Да здравствует платок!»

В то же время народные умельцы разработали свои модели, отвечающие требованиям ислама: различной формы тюбетейки, «мяхсиш» – обувь для стариков из мягкой кожи без каблуков, называемая «мюридской» мужская рубашка без пуговиц со стоячим воротником и т.д. Это – очень практичные, удобные, недорогие вещи.

Зависть Дагестану

Чеченцы во все времена рассматривали себя как часть большой российской мусульманской уммы. По-хорошему завидовали Дагестану, где и при коммунистическом режиме функционировали мечети, были возможности для обучения детей Корану, выполнения различных религиозных обрядов и ритуалов. Эта зависть усиливалась от встреч с одетыми в соответствии с требованиями ислама женщинами-аварками.

В 60-70-е годы прошлого века они часто приезжали в г. Грозный, каждой осенью появлялись в чеченских селениях, где обменивали картофель на кукурузу. В разноцветных платьях ниже колен, в белых до щиколоток  штанах, в прикрывавших голову, шею белоснежных платках, они производили неизгладимое впечатление.

- Вот как должна выглядеть мусульманка, – глядя им вслед, говорили чеченцы. Эти голоса были насквозь пронизаны досадой, горечью, обидой, непониманием действий власти. Она, с одной стороны, закрыла в Чечне все мечети, боролась с теми же платками, а, с другой стороны, в соседнем Дагестане как бы и не препятствовала функционированию мечетей, ношению исламской одежды.

Позднее, когда Хаттаб и Басаев напали на Дагестан, испытываемые большинством чеченцев чувства озвучил тогда еще муфтий республики Ахмат-Хаджи Кадыров: «На кого они совершили нападение? Кого собираются учить исламу? К нам ислам пришел из Дагестана, мы учились исламу у Дагестана…»

С недоумением воспринимают чеченцы и происходящее сегодня. «Как же так, – спрашивал у автора этих строк, например, один из старейших учителей республики, – Хиджаб в Дагестане – это как бы норма, а платок на голове у женщины в Чечне – уже шариатизация региона и дискриминация женщин?»

Чиновники в черкесках

Сотни частных компаний в мире регламентируют форму одежды для своих служащих. Во многих случаях и госчиновников заставляют одеваться так или иначе. В Чечне с недавних пор мужчины – работники госучреждений в пятницу – в священный для всех мусульман день – облачаются в национальные «мюридские» костюмы, а по праздникам – в черкески.

Возмущает ли это кого-либо? Я не встречал тех, кого это не устраивает: пятничный полуденный намаз обязателен для всех, совершать его надо в мечети и делать это лучше всего в не стесняющей движения одежде.

Документа, которым бы в республике для кого бы то ни было устанавливался дресс-код, не существует. Во всяком случае, мне не удалось найти его. Сотрудник одной из неправительственных организаций, сомневается в том, что подобного рода распоряжение вообще появлялось на свет.

Ведь единая форма одежды для госслужащих или иных групп граждан в республике не разработана и не утверждена, значит, нет законного основания обязать кого-то одеваться тем или иным образом. Однако некоторые женщины – служащие республиканских учреждений признаются, что их просили быть скромнее в выборе одежды. Давались какие-то общие рекомендации: длина платья – ниже колен, рукавов – до запястья.

Женщины не смогли припомнить случая, чтобы кого-то распекли или уволили за несоблюдение этого «совета». В отдельных случаях, по словам «респонденток», женщины, обсуждая  происходящие процессы, сами приходили к мнению, что, «раз республика идет по пути духовно-нравственного возрождения, то нам следует подать пример».

Реакция Запада и некоторых российских «экспертов» на якобы вводимый в Чечне дресс-код большинству собеседниц непонятна. Вот некоторые из высказываний на этот счет:

Марьям А.:«Почему они не возмущались, когда нас бомбили, донимали зачистками?»

Тамара В.: «Платок – составная часть национальной одежды чеченцев. Кому какое дело, ношу я его или нет?!»

Эльза З.: «В христианских странах женщины, направляясь в церковь, надевают платки. А Бог – везде, и мы об этом не забываем. Что в этом плохого?»

Комета Х.: «Возможно, нашлись две или три «ультрасовременные»  стервы, пожаловавшиеся в эти организации на притеснения. Пусть называют их имена, или пусть лучше забирают их в свои «свободные страны». Мы только вздохнем облегченно…»

Раиса Б.: «Они признают право человека ходить в шортах, быть геем, поганить свои тело татуировкой, употреблять спиртное и наркотики, делать другие, не менее мерзкие вещи. При этом   отказывают мусульманам в праве самим выбирать, во что и как одеваться. Меня оскорбляет такое неуважение к другой культуре…»

«Диплом в платке»

Вход на территорию Чеченского госуниверситета контролируется сотрудниками военизированной охраны. Это, как мне объяснили, – заслон от проникновения «неадекватов», способных помешать учебному процессу. Студентов, особенно девушек, – много. Одеты не «под одну гребенку». Почти все – в платках. «Почти» – потому, что видел, как двух девушек привезли на машинах, и платки они одели только перед проходной.

На вопрос, кто заставляет их носить платки, реагируют с недоумением: «Это вы о чем?» Ставлю вопрос иначе: «Если бы вас поставили перед выбором – диплом или платок, то что бы вы выбрали?»

Мадина Р.: «Не знаю. Не думала об этом…»

Зайдат Б.: «А от родного языка можно отказаться? От памяти о прошлом своего народа? Можно зачеркнуть то, что является частью твоего «Я»?..»

Зарета М.: «Одно другому не мешает. Поэтому я бы выбрала диплом в платке (смеется)».

Санет З.: «Конечно, диплом».

Луиза В.: «Моя бабашка носила платок, моя мама носит, почему я должна отказываться от него?»

Зура А.: «Я обычно хожу в платке, но иногда забываю его дома. Когда я в платке, я вижу, что окружающие относятся ко мне с уважением. А есть у меня диплом или нет, никому не интересно. Поэтому я бы выбрала платок: пусть все знают, что я – чеченка-мусульманка».

Яхита Г.: «Я – девушка. Иногда хочется походить без платка. И я так и делаю. Но я – мусульманка, и знаю, что мне надо носить платок. Может быть, со временем я одену и хиджаб…»

Раяна И.: «Получить диплом – не значит получить работу по специальности: у нас большая безработица. А платок – это традиция, культура. Я не представляю, как можно от чего-то своего национального отказываться…»

…Я выключил диктофон. А в памяти – эти слова: «Диплом в платке». Наверное, и я бы  выбрал такой.

Время блондинок

…Вечер. Проспект А. Кадырова. Центральная магистраль столицы Чечни. К стоянке рядом с недавно построенным отелем «Грозный-сити» сворачивает вишневого цвета BMW. За рулем – блондинка с непокрытой головой. Выходит, одним небрежным движением руки поправляет светлые кудри…

…На мосту через Сунжу разговаривают две молодые женщины. Обе – без платка. Полицейский с автоматом через плечо неспешно проходит мимо, никак не реагируя на распущенные волосы, откровенные наряды  и юбки далеко «не по дресс-коду».

…На площади рядом с мечетью «Сердце Чечни», присев на корточки, женщина застегивает курточку малышу…

«Как думаете, – спрашиваю у одного из прохожих, – почему эта женщина без платка?» «А кто ее может заставить одеть его? – нехотя отвечает тот, – Только муж, отец или брат. Не будет никто из них видеть – снимет, если захочет. Один у них, женщин, «контролер» – совесть…

Для этих, повстречавшихся мне четырех блондинок дресс-код явно не писан. Про совесть не говорю: есть ли она, сколько ее должно быть – здесь единого мерила нет…

Автор: Абдул Асиев

Комментарии 0