Среда обитания

Расцветали стартапы «арабской весной»

Иорданский предприниматель Маджид Касем три года пытался найти источник финансирования для запуска своей компании d1g.com – платформы арабских социальных медиа и обмена контентом. Удалось ему это только в сентябре 2011 года, через восемь месяцев после начала восстаний «арабской весны».
 
Сейчас компания может похвастаться более чем  35 миллионами просмотров в месяц, причем рост трафика в значительной мере стимулируется развернувшимися на сайте дискуссиями по  широкому спектру политических и социальных вопросов.

Как многие предприниматели в арабском мире, он считает, что политические и экономические потрясения в регионе скорее помогли, а не навредили его бизнесу, создав свежий спрос на свою продукцию, подтолкнув инвесторов к поиску новых возможностей  и заставив правительства более благосклонно относиться к потребностям стартапов.

«Исторически инвесторов интересовали уже устоявшиеся компании, имеющие очень низкий уровень риска при условии высокой доходности. Но теперь, после «арабской весны», инвесторы вкладывают то же количество денег в многочисленные более мелкие компании, делая ставку на то, что некоторые из них добьются успеха», – говорит Касем.

«Мы сейчас наблюдаем, как инвесторы, правительства и фонды  развития тратят беспрецедентные средства, насаждая стартапы и малые предприятия», – отмечает 40-летний предприниматель.

Правительство покупает спокойствие

Экономические последствия «арабской весны» еще не преодолены. Египет и Тунис возрождают туристическую сферу, пытаясь вновь привлечь  иностранных инвесторов. Ливия до сих пор не оправилась от гражданской войны, а на экономику Бахрейна гнетущее воздействие оказывают межрелигиозные  волнения. В таких странах, как Иордания, правительства, пытаясь купить общественное спокойствие, увеличили расходы на социальное обеспечение, подрывая свои финансы.

Но пережитые потрясения принесли и положительный экономический результат: в определенном смысле условия деятельности предпринимателей улучшились, об этом говорят и бизнесмены, и чиновники. Прежде власти зачастую чинили препону компаниям-новичкам,  видя в них угрозу для небольших групп привилегированных бизнесменов, сотрудничающих с авторитарными режимами. Теперь же появление таких компаний приветствуется как средство создания рабочих мест.

Ариф Накви, исполнительный директор группы Abraaj Capital, крупнейшей частной акционерной компании Ближнем Востоке, управляющей капиталом в шесть с лишним миллиардов долларов,   считает, что одним из наиболее значительных изменений, которые претерпело экономическое мышление в регионе с начала «арабской весны», было осознание того, что именно мелкие компании, а не большие и связанные с государством, станут движущей силой экономического роста, поскольку могут создать новые рабочие места.

«Я глубоко убежден, что «арабская весна» имеет больше общего с движением «Захвати Уолл-стрит», уличными беспорядками в Лондоне и голодными бунтами в Мумбаи, чем с политическими изменениями», – заявил он агентству «Рейтер».

«Мухаммад Буазизи, поджигая себя, не имел никого  политического послания. Он просто хотел работать, жить и сводить концы с концами», – добавил Накви, имея в виду  тунисского уличного торговца овощами, самоубийство которого в декабре 2010 года вызвало целую волну восстаний в регионе.

Финансирование

Сложности с получением кредитов у старательно избегающих возможного риска арабских банков, предпочитающих  обычно обслуживать крупных клиентов, давно уже стали основным препятствием на пути создания новых предприятий в регионе. Но с прошлого года  заполнять этот пробел с удвоенной силой взялись иностранные доноры, такие как Европейский Союз, Соединенные Штаты и международные кредитные организации.

Муайед Махлюф, региональный директор Международной финансовой корпорации (МФК) – подразделения Всемирного банка –  сообщил, что с января 2011 года его организация инвестировала на Ближнем Востоке и в Северной Африке 2,2 млрд. долларов,  став значимым источником капитала для частных фирм.

«Если  в 2005 году мы выступали  в диапазоне от  300 млн. долларов в этом регионе, то сейчас выделяем более  2 млрд в год», в основном инвестируя в малые и средние предприятия, сказал он, добавив, что МФК видит инвестиционные возможности в Ливан, Иордании, Египте, Ираке, Тунисе и Марокко.

Поддерживая идею создания мелких фирм, лишенные денежных средств правительства  арабских стран – импортеров нефти в основном не имеют ресурсов, чтобы предоставить  им более широкий доступ к финансированию. А парламенты этих стран, увлеченные  политическими переменами, не спешат вводить изменения в законодательства, облегчающие жизнь  стартапов, такие как реформирование налогового и трудового кодекса.

Но правительства богатых стран Персидского залива, рассматривающие уровень безработицы как потенциальный источник социальной напряженности, уделяют больше внимания финансированию мелких фирм. В прошлом году связанный с государством Саудовский фонд промышленного развития начал выдавать поручительства  коммерческим банкам на 80 процентов кредитов для малых фирм, по сравнению с 50 процентами ранее.

Увеличение государственной поддержки, в свою очередь, способствует тому, что  все больше частных инвесторов на Ближнем Востоке задумываются о финансировании стартапов, считают бизнесмены.

Группа Abraaj Capital, через свой Фонд развития предпринимательства, с 2009 года вложила средства в 13 малых и средних предприятий. Еще свыше  400 компаний были обследованы на предмет возможности инвестирования в 2011 году – примерно в четыре раза больше, чем в 2010-м.

«Большие объемы денег выделяются для инвестирования в правильные предприятия. Более чем прежде, инвесторы верят в экономическую, социальную и финансовую ценность насаждения стартапов», – говорит  Фади Гандур, основатель и исполнительный директор зарегистрированной в Дубае  логистической компании Aramex.

Технологии

Некоторые предприниматели считают, что «арабская весна» дает им благоприятные условия для бизнеса, переориентируя внимание правительств на уровень жизни масс и социальное обеспечение.

Два таких предпринимателя основали  в начале этого года в Дубае компанию Agricel. Эта компания продвигает не нуждающиеся в почве, водосберегающие  сельскохозяйственные технологии, которые могут применяться в засушливой местности, включая пустыни, а также в городских районах.

Соучредитель Agricel Кунал Вадхвани говорит, что они намерены предложить эти технологии арабским правительствам, которые, благодаря политическим встряскам, стали больше беспокоиться о повышении цен на продовольствие, нехватке воды и массовой нищете.

«На фоне молодой части населения и народных восстаний, а также учитывая проблемы продовольственной безопасности и дефицита водных ресурсов, в среднесрочной перспективе регион только выиграет от того, что мы сможем  помочь новым правительствам решать эти проблемы», – считает он.

Учредители Agricel говорят, что сначала сами финансировали свое детище, при посильной поддержке родных и друзей, но недавно получили средства от одного из дубайских банков. Вадхвани в бизнесе далеко не новичок – еще около десяти лет назад он принимал участие в создании региональной службы деловой  информации; его коллега Ялман Хан – бывший инвестиционный банкир.

Другие фирмы видят пользу уже в том, что правительство перестанет ставить им палки в колеса. Революция в Тунисе помогла ослабить удушающую для экономики хватку бизнесменов, близких к бывшему правителю страны Зину аль-Абидину Бен Али,  считает основатель группы тунисских фармацевтических лабораторий Unimed Рида Чарфеддин.

«Вообще говоря, теперь, когда правила игры стали  ясны, все равны и каждый имеет свой шанс», – говорит он, довольный, что сделки и тендеры с участием правительства стали более прозрачными.

Отчасти благодаря этому, по его словам, доходы Unimed в прошлом году выросли на двузначную цифру. В апреле 2011 года компания получила новые инвестиции от Abraaj Capital и инвестиционной компании Proparco, которые пойдут на расширение ее деятельности.

Автор: Английский вариант текста опубликован на сайте «Рейтер»

Комментарии 0