Экономика

АНАЛИЗ. Откуда талибы берут деньги?

Афганистан известен своим производством и контрабандой наркотиков. На этом вот уже более 10 лет зарабатывают американо-натовские криминальные группировки. Вместе с тем, зная о резко отрицательном отношении талибов к наркотикам (достаточно вспомнить времена правления «Талибана», когда производство наркотиков дошло до минимума), у многих возникает вопрос, откуда они берут деньги.

 Как пишет аналитик Института Ближнего Востока Д. Нечитайло, в Афганистане процветает торговля драгоценными камнями и полезными ископаемыми (хромит, уголь, золото и железо). По оценкам международных организаций, запасы природных ресурсов в ИЭА составляют порядка 1 трлн. долларов. В этом государстве обнаружены также залежи меди, кобальта и важнейшего для промышленности металла лития. Эксперты полагают, что запасы лития так велики и содержат так много минералов, имеющих большое значение для современной промышленности, что Афганистан мог бы стать одним из важнейших горно-химических центров в мире — «литиевой Саудовской Аравией».

 В. Шахрани, карзаевский «министр шахт», утверждает, что запасы природных ресурсов значительно выше и оцениваются в 3 трлн. долларов. При этом активную роль в торговле этими ресурсами играет «Талибан», использующий эти доходы для финансирования диверсионных операций.

 После прихода к власти талибов они начали добычу полезных ископаемых. Разработки горных шахт в значительной степени обеспечивали доходы правительства ИЭА с 1996 по 2001 годы.

 В 2005 г. карзаевское «министерство шахт» указывало, что почти 80 % всех рудных разработок находятся под контролем моджахедов. В Вилаятах (провинциях), где талибы проявляют наибольшую активность (Хост, Логар, Пактия и Баглан), — также сосредоточены крупные запасы минеральных ресурсов.

 В Хосте действует несколько крупных синдикатов, которые специализируются на добыче и продаже хромитовых руд. В мае 2010 г. карзаевский «директор отдела горной промышленности» Хоста И.Лэйк посетовал, что муртады не в состоянии предотвратить добычу и продажу моджахедами хромитовых руд, несмотря на присутствие 300 членов марионеточных карзаевских силовых ячеек.

 Несколько больших семей доставляют хромитовую руду в приграничные районы Пакистана, где члены племени Вазир покупают её и далее поставляют заказчикам. Доходы в Хосте от продажи хромитовых руд составляют около $6 млн. в год. Одновременно Техрик-е-Талибан Пакистан (Движение талибов в Пакистане), а также подразделение «Сеть Хаккани» (составная часть вооружённых сил Исламского Эмирата Афганистан) получают свой доход за беспрепятственный проход по их территории караванов. Самый сильный из этих синдикатов даже создал добывающую компанию, которая извлекала хромитовую руду в Хосте в течение трёх лет и использовала каналы местных жителей из племени Танай для транспортировки руды в Северный Вазиристан, где TTП (Техрик-е-Талибан Пакистан) за плату сопровождает груз до пункта назначения.

 Граничащий с Хостом район Зормат Вилаята Пактия стал центром торговли хромитами в Восточном Афганистане. Он расположен между одними из самых крупных его месторождений в Афганистане — районом Яка Дех и пустыней Дадухель Вилаята Логар. Местные торговцы также тесно связаны с талибами и синдикатами из Хоста. Наряду с этим в Вилаяте Логар действует порядка 20 шахт по добыче драгоценных камней, а также медный рудник Аньяк.

 В сентябре 2010 г. карзаевское «Министерство шахт» признало, что усилия по захвату хромитовых месторождений Логара, а также Хоста потерпели неудачу. В результате около 400 тонн руды каждый день вывозится в Пакистан, пишет Нечитайло.

 Приблизительно сходная ситуация с экспортом полезных ископаемых имеет местно в Вилаяте Бамиан, где из 100 угольных шахт карзаевскими муртадами контролируется только шесть. Золото, рубины и изумруды также добываются Тахаре, Бадахшане, Нуристане, Баглане и Панджшере.

 В 2011 г. карзаевцы обсуждали свои финансовые проблемы. По их оценкам, талибы контролируют рудные разработки больше, чем они. Таким образом, коррупция среди марионеток, слияние торговых синдикатов и талибов в этом доходном промысле обеспечивает стабильные источники доходов для Исламского Эмирата, указывает Нечитайло.

Комментарии 5