Просвещение

Хочу сиять заставить заново величественное слово ШАРИАТ!

«Столкновение цивилизаций» или диктат западных политико-правовых стандартов?

 «Западный человек переживает в наши дни кризис целостности - подобный тому, что переживают обычно люди после пятидесяти, когда … в панике спрашивают себя, зачем им была дана жизнь и что ждет их впереди. Теперь же этот вопрос мы задаем не только как индивиды, но и как нации... Вся наша культура, похоже, столкнулась с возможностью нервного срыва. Одним из главных симптомов этого угрожающего нам срыва является массовая утрата доверия к праву». Это цитата из книги Гарольда Дж. Бермана «Вера и закон. Примирение права и религии.»

Глобализация в последние десятилетия является главной характеристикой современного мира. Процессы глобализации затронули сегодня все без исключения государства и нации, в то числе, страны исламского мира. Ключевыми характеристиками глобализационных процессов, как известно, являются не только тенденция к установлению единых стандартов в области права, экономики, культуры, нравственности, морали, духовности, но, в первую очередь, их явно выраженная секуляристская направленность.

Относительно единых стандартов: многие процессы вполне закономерны и объяснимы – залогом успешной коммуникации и взаимопонимания является общий для вступающих в процесс коммуникации язык. Таким «языком» во взаимодействии государств является право. Наименее болезненным процесс унификации правовых норм, принятия единых стандартов в области права является в случае, если государства принадлежат к одной правовой семье.

Наиболее проблематичным является сегодня взаимодействие исламских стран с государствами Запада. Причин этому множество. Главная заключается в том, что все стандарты – от прав человека до финансово-экономических сформированы западной правовой мыслью. Исламскому миру жестко навязываются несовместимые с исламской культурой, менталитетом, а также исламско-правовой доктриной модели прав человека, государства, как исключительно светского института, западные образцы политической демократии.

Возникающие конфликты, протестные движения, направленные против попыток навязать западные культурные и правовые стандарты исламскому миру, дают возможность бесконечно муссировать тему «столкновения цивилизаций», а также повод к сентенциям типа «мусульмане никак не могут мирно ужиться с соседями» (Хантингтон). Существуют различные прогнозы развития отношений мира ислама со странами Запада. Так, А.Р. Мухаметов, в статье «Исламский мир в XXI в. Что ждет человечество?» описывает различные варианты взаимодействия и конфликта исламского мира и глобализации: от конфликта до заигрывания стран Запада с элитами исламского мира, от противостояния систем до участия ислама в общемировом протестном движении. При этом автор считает наиболее вероятным итоговым вариантом, результатом противостояния систем, конвергенцию - т.е. постепенное взаимопроникновение, взаимообмен, взаимообогащение наработок исламского мира и стран Запада.

Отношение исламского мира к глобализации принято характеризовать как резко негативное, при этом большинство авторов отмечают высокую способность ислама к цивилизационному сопротивлению.

  Роль современной теологии в защите «умов и сердец» мусульман.

 Проблема утраты доверия к праву как к главному регулятору общественных отношений, свойственна сегодня не только западному человеку. Несмотря на укрепление позиций ислама, выражающееся в усилении его роли во всем мире, определенный «кризис доверия» сегодня переживает также исламское право.

Для того, чтобы точнее охарактеризовать эти процессы, необходимо разграничить понятия «исламское право» и «шариат». Данное разграничение условно, поскольку провести четкую грань между двумя этими понятиями сложно. Автор придерживается точки зрения, которая высказывается многими учеными, в частности, Г. Керимовым, о необходимости разграничения этих понятий, поскольку шариат – понятие гораздо более широкое, устанавливающие каноны религиозной практики, и регулирующие мирскую жизнь человека. Шариат устанавливает границы дозволенного и запретного, определяет градацию степени дозволенности тех или иных действий.

Исламское право, которое зачастую отождествляют с фикхом, является составной частью шариата. Понятие «исламское право» включает в себя набор правовых норм, одни из которых установлены положениями Корана и сунны, являются результатом иджмы, а другие представляют собой результат нормотворческой деятельности исламских правоведов.

Шариат помимо конкретных норм, за нарушение которых установлены определенные наказания, включает в себя большое количество нравственных предписаний, за нарушение которых предусмотрено лишь моральное осуждение, а наказание предусмотрено лишь после смерти. Исламское право содержит конкретные правовые предписания, относящиеся к различным областям человеческой деятельности.

Стоит также напомнить аксиому, что совершенен шариат, но не сам человек.

Сразу хочу уточнить – речь не идет о нигилизме в отношении нравственных установлений шариата, незыблемых норм, установленным Кораном и сунной Пророка. Невыполнение многими современными мусульманами требований шариата отнюдь не говорит о том, что они утратили в их сознании свою ценность и значимость.

Речь идет о неверии в то, что нормы права могут эффективно работать в условиях современности.

Эта проблема не нова – известны реформаторские и просветительские движения XIX в., когда исламский мир, столкнувшись с Западом, оказался неготовым дать адекватный ответ вторжению Запада в такие важнейшие сферы как политика, экономика, право. Катастрофой для исламского права в XIX в. обернулось отсутствие конкретных исламских правовых норм, регламентирующих эти отношения. Это привело к вытеснению исламского права в сферу таких отношений, как вопросы брака, развода, наследования.

На сегодняшний день положение иное – налицо активная деятельность правоведов по выведению правовых норм, регулирующих многие вопросы современности. Однако и сегодня мы сталкиваемся с похожей ситуацией. Соглашаясь с максимой С.Х. Насра «Если мир не соответствует шариату, то тем хуже для мира», многие современные мусульмане считают нормы права морально устаревшими и не соответствующим современным реалиям.

Я не беру в расчет лозунги оголтелого «реформаторства исторического шариата». Мир стремительно меняется, и верующие сегодня нуждаются не только в нормах права, которые позволят им вести полноценную жизнь, не нарушая при этом религиозный закон, но также в современном теологическом обосновании как догматических положений ислама, так и многих иррациональных аспектов современного бытия. Еще в 19 в. основатель движения мусульманского просветительства в Индии Саид Ахмад-Хан говорил: «Сегодня мы, как и прежде, нуждаемся в современной теологии».

Мы сегодня имеем дело с той же проблемой, которая была актуальна для правоведов первых веков ислама – территориальное расширение границ Халифата привело к столкновению культуры ислама с культурами христианства, различными философскими доктринами. В борьбе с течениями, противостоящими исламу, происходил процесс формирования теоретического богословия, целью которого было защита исламской догматики от влияния чуждых идей. Ал-Газали в «Воскрешении религиозных наук» сравнивает мутакаллима с тем, кто охраняет верующих по дороге на хадж. «Калам, - пишет Ал-Газали, - стал одним из необходимых ремесел, … охраняя сердца … от измышлений сторонников вредных новшеств».

В реалиях современности, когда глобализация и информационные технологии сделали весь мир единым информационным полем, многие мусульмане, особенно это касается молодого поколения – активных пользователей интернета, попали под мощный прессинг западных СМИ, которые активно навязывают и пропагандируют ценности западной культуры в качестве «общечеловеческих». При этом необходимо отметить некоторые изменения в тактике западных идеологов – переход от агрессии, вызывающей ответное сопротивление, к заигрыванию, аппеляции к «общим корням авраамических религий» и сформированных ими «общих ценностей», в качестве которых приводятся «не убий», «не укради», «не пожелай жены ближнего твоего». Таким образом, в сознании многих рядовых мусульман, интегрированных в западное сообщество, происходит постепенное размывание базовых, фундаментальных смыслов, составляющих идейное ядро исламской цивилизации. Поэтому в данный момент особую остроту приобретает вопрос поиска новых стратегий в битве за нашу идентичность.

 Проблема нахождения «общего языка» для стран исламского мира.

 В ряду причин, способствующих появлению нигилизма в отношении действенности исламских правовых норм, следует назвать такой фактор, как отсутствие конкретных механизмов реализации тех или иных положений шариата.

Глобализация, действующая во многом как мощный фактор дезинтеграции, оказала разрушительное влияние на многие традиционные институты исламского общества. Современный мусульманин стал менее зависим от общины – ее силы сплочения более неспособны противостоять разлагающему влиянию глобализации. Традиция сегодня повсеместно вытесняется современным образом мыслей, а культурная дистанция между общиной и ее окружением стремительно сокращается. Эти факторы стали причиной возникновения одновременно нескольких проблем: исламское общество, становясь более открытым, зачастую утрачивает важнейшие рычаги влияния на каждого члена социума – такие как моральное осуждение общины, авторитет старших членов семьи, следование традиции. Мусульмане, особенно те из них, которые проживают в неисламских странах, несмотря на то, что никогда, в силу особенностей своей культуры, не ассимилируются народом страны проживания, все же во многом утрачивают связь «с корнями», а многие из них – особенно остро этот вопрос стоит в отношении молодежи – в качестве референтной группы избирают не представителей традиционного исламского общества, а своих сверстников из числа представителей титульной нации либо культуры страны проживания.

Причины этих тенденций кроются не только в вирусе секуляризма, который давно уже разрушил христианскую цивилизацию, сделав ее западной. Разумеется, было бы недальновидно недооценивать роль и влияние Запада в тех процессах, которые сегодня происходят в исламском мире. Давление со стороны западных СМИ, культурная экспансия стран Запада не проходят бесследно.

Есть также внутренние причины. Духовные идеалы, которые вдохновляли правителей первого века ислама – праведных халифов – Абу Бакра, Умара, Усмана, Али ибн Талиба, сподвигли их вершить не только великие завоевания и строить государство, в основе которого были принципы ислама, но также создавать механизмы, способствующие воплощению этих принципов. Необходимо отметить, что эти механизмы были адекватны своей эпохе. Среди таких механизмов можно назвать суды различной юрисдикции, институт мухтасиба, в функции которого входило соблюдение правил торговли на рынке и надзор за соблюдением общественного порядка и нравственности.

Повторюсь, эти механизмы были адекватны своей эпохе и обеспечивали реальное действие норм шариата. Многие же нормы шариата обеспечивались не только и не столько принудительной силой государства, сколько силой общественного мнения и авторитетом семьи – в традиционном обществе эти механизмы играют зачастую более важную роль, чем установленные законом наказания. Разрушение этих механизмов влечет за собой утрату традиционных способов воздействия на членов общины, нарушающих предписания шариата, нормы права, за которые исламским законом не предусмотрено наказание, но которые, тем не менее, являются крайне важными в системе исламско-правовых норм.

Следует отметить, что зачастую нигилизм является фактически неготовностью самих мусульман следовать нормам исламского права. Оговорка «Не соответствует требованиям современности» на практике означает «Мешает мне вести удобный для меня образ жизни, пользоваться всеми благами западной цивилизации без оглядки на запреты шариата». Требования снижения тональности положений шариата и манипулирование принципом «соответствия времени и месту» означает лишь неготовность соответствовать тем высоким требованиям, который предъявляет к нам шариат. Необходимо поэтому подчеркнуть, что вышеуказанная способность шариата соответствовать времени и месту не означает его готовность принимать любые формы, удобные людям этого «времени и места».

И, наконец, еще одна, фундаментальная, как представляется, проблема. Полностью отрицая принципы западного права, как права, нормы которого установлены человеческим разумом и права, являющегося результатом консенсуса индивидуумов, мы исключаем для себя возможность брать на вооружение многие положительные наработки западной правовой мысли.

Аятолла Хомейни в одном из своих интервью говорил: «Вещи – это хорошая сторона Запада. Мы не боимся ни вашей науки, ни вашей техники. Мы страшимся ваших идей и ваших обычаев». Такой «хорошей стороной» западного права являются, например, механизмы, позволяющие такой организации как Евросоюз, не только вырабатывать нормы, общие для всех состоящих в нем государств, но также имплементировать эти нормы в национальное законодательство каждой страны, контролировать соблюдение этих норм и принимать соответствующие меры в случае отхода одной из стран от их соблюдения.

В исламском мире такие механизмы, к сожалению, созданы не были. В таком положении дел есть определенная политическая подоплека. Трезвый анализ событий «Арабской весны» и других изменений в исламском мире позволяет прийти к выводу, что зачастую некоторым исламским государствам выгодны вопиющие нарушения правителями отдельных государств прав человека (речь правах, дарованных Аллахом, а не установленных западной демократией). На борьбу с деспотичными режимами поднимались отнюдь не исламские страны. Целью этой борьбы не было требование справедливого правления в соответствии с принципами шариата. Эти страны фактически отдавались на растерзание Западу.

Проблема насилия в семье, к сожалению, актуальна не только для западного мира, но также для мира ислама. Одно из слабых мест перед лицом западной пропаганды является насилие по отношению к женщинам. Западные СМИ пестрят фотографиями женщин, подвергшимся побоям, издевательствам со стороны мужа. При этом каждый раз подчеркивается, что это допускается шариатом – в подтверждение подобного некоторые авторы даже умудряются приводить цитаты из Корана. Доводы мусульман, что это ничего общего с шариатом не имеет, воспринимаются скептически. На Западе создано довольно большое количество правозащитных организаций, куда каждый может обратиться по поводу защиты своих прав. Подобные попытки предпринимаются сейчас в исламском мире, но таких организаций, к сожалению недостаточно.

Повторюсь, совершенен лишь шариат, но не человек, поэтому назрела необходимость в условиях разрушения многих установившихся веками традиционных институтов контроля и воздействия на индивидуума, создавать новые, не противоречащие исламско-правовым принципам.

Установление принципа общеобязательности многих норм исламского права для всех исламских стран (под исламской страной я подразумеваю государство, где признание ислама государственной религией закреплено конституционно) и создание механизмов контроля соблюдения этих норм может уменьшить поток мигрантов из исламских стран в Европу, исключить вмешательство стран Запада во внутренние дела исламских стран. Такие меры помогут также исключить одну из причин формирования нигилизма в отношении норм исламского права – неверие человека, что данные ему Аллахом права могут быть защищены от посягательств как частных лиц, так и самого государства исламскими же методами. Здесь мы вплотную подходим к вопросу о том, что такое исламское государство, и возможно ли, чтобы это государство само посягало на права граждан. Не вдаваясь в подробности доктрин Халифата, хочу отметить, что государство - это сложный механизм, а халиф, совмещая духовную и светскую власть, вынужден делегировать часть своих полномочий. Поэтому и государство, и, иногда, халифа представляют конкретные люди, которые могут быть присущи определенные недостатки либо негативные качества. Кроме прочего, суннитская концепция верховной власти не предполагает принципа «непогрешимости имама».

Как упоминалось в начале статьи – общим «языком» общения для государств является право. Исламским государствам, как представляется, для начала необходимо выработать общий для всего исламского мира язык. Лишь тогда мы сможем, пользуясь общим языком, внятно формулировать нашу позицию, а также заставить Запад не только уважать его, но также изучать, поскольку коммуникация всегда подразумевает взаимное понимание.

  Ислам и мы.

 Существующие проблемы не ограничиваются лишь теми, которые представлены на рассмотрение в данной статье. Исламской цивилизации неоднократно приходилось сталкиваться с внешними вызовами, несущими угрозу моральным устоям общества, правовым и политическим основам исламских государств. Выжить, выстоять, встать на ноги после сокрушительных ударов нам всегда помогали наш ислам, который давал нам духовную опору, наш шариат, который всегда вел нас верным путем, наша вера, которая, есть «жизнь и безграничная власть, которая не признает никаких препятствий и может заставить человека тихо читать молитвы, когда вокруг него свистят пули». (М. Икбал)

Новые вызовы требуют от нас полной мобилизации как духовных, так и интеллектуальных сил. Сейчас идет битва «за умы и сердца» мусульман, а средства, используемые в этой битве, становятся все более совершенными и изощренными. И если сердца мусульман навек отданы исламу, то умы, увы, иногда, не находя возможности примирить идеальное с реальным, пытаясь защитить шариат, подсознательно пытаются отодвинуть его исключительно в область религиозной практики.

Правоведам и теологам, разумеется, предстоит большая работа, но есть также политика, где сталкиваются зачастую противоположные интересы. А еще есть мы – рядовые мусульмане, обычные люди, которые хотят жить, работать, учиться, растить детей, любить, быть любимыми, видеть необъятность и красоту этого мира и при этом знать, что вся наша жизнь соответствует тем высоким принципам, которые устанавливает для нас шариат.

В заключение хочется привести еще одно высказывание С.Х. Насра: «Творческий процесс у каждого поколения должен заключаться не в том, чтобы переделать Право, а в том, чтобы исправить людей и человеческое общество в целом в соответствии с Правом»

Автор: Ирина Черкасова

Комментарии 0