Общество

Нобелевский лауреат Гюнтер Грасс написал обвиняющие стихи о планах Израиля стереть Иран с лица земли

Немецкий писатель Гюнтер Грасс опубликовал в Sueddeutsche Zeitung стихотворение, озаглавленное «То, что нужно сказать». Стихотворение целиком посвящено тревоге 84-летнего нобелевского лауреата по поводу израильской политики. Грасс обвиняет Израиль в планах «стереть с лица земли иранский народ» из-за иранской ядерной программы.

 Писатель заявил, что «не может больше молчать», так как «завтра может быть слишком поздно» и его родная страна может оказаться «соучастником в преступлении» — именно так Гюнтер Грасс расценивает согласие Берлина продать Израилю атомную подлодку класса «Дельфин».

 

Многие граждане Израиля небезосновательно видят в «арабской весне» и иранской ядерной программе угрозу существования еврейскому государству на Ближнем Востоке. И никто, ни союзники, ни противники США, даже не ставят под сомнения, что Вашингтон является одним из организаторов и вдохновителей «арабской весны». Но так ли фатально для Израиля сегодняшняя радикализация исламского мира, или реальные масштабы угрозы, мягко говоря, преувеличены?

 

Сам себе задавая вопрос, почему раньше он не выступал с открытой критикой Израиля, Грасс отвечает, что любого человека, который поднимает этот вопрос, немедленно обвиняют в антисемитизме. . «Я признаюсь — я не буду больше молчать, потому что меня тошнит от лицемерия Запада», — пишет Гюнтер Грасс.

Стихотворение вызвало резкую критику со стороны Израиля и немецкой общественности, отмечает New Straits Times со ссылкой на Agence France-Presse. «Эти стихи восходят к европейской традиции перед Пасхой обвинять евреев в ритуальных убийствах», — заявил Эммануил Нахшон, второй секретарь израильского посольства в Берлине. «Раньше евреев обвиняли в том, что они замешивают мацу на крови христианских младенцев, теперь в том, что государство Израиль планирует уничтожить иранцев, при том, что это единственное государство в мире, чье право на существование другие регулярно объявляют сомнительным», — добавил Нахшон. «Мы хотим жить в мире со всеми своими соседями», — заключил он.

 

Каждый получает возможность высказаться. И еврейка из ФРГ, которая отправляется через ГДР в Польшу, чтобы вновь посетить те места, где муж-немец прятал её от нацистов (Виола Роггенкамп. «Я проеду!»). Грубые гэдээровские пограничники напоминают ей эсэсовцев. И Гюнтер Грасс, негодующий оттого, что из-за истории с уничтожением варшавского гетто приходится отдавать Гданьск полякам.

 

В свою очередь, представители прессы и общественности в Германии припомнили Гюнтеру Грассу его признание в том, что он служил в войсках СС, которое он сделал в автобиографии в 2006 году. До этого Грасс публично критиковал других людей за их нацистское прошлое. Писатель и журналист еврейского происхождения Хенрик Бродер опубликовал в Die Welt свой ответ Грассу, в котором называет его «прототипом высококультурного антисемита».

А вот перевод той самой поэмы, которая и вызвала этот скандал:

Поэма о конфликте между Израилем и Ираном

То, что должно всем сказать
Почему я молчу слишком долго
Это ясно любому стратегу
Ибо все мы, кто выжил на свете
По размеру не больше осколков
Но вот право на первый удар
Взял себе содержатель рабов
Что готов под всеобщие крики
Иранский народ уничтожить
Чьи правители может хотели б
Бомбой атомной тоже владеть
И хотя цензор мой, что внутри
Запрещает мне имя назвать
Той страны, что другой угрожает
Где уж много лет втайне хранится
Много собственных ядерных бомб
Контролю и досмотру недоступных
Скрывая это все, и я молчал
Придавленный угрозой
Что всем словам моим ярлык привешен будет
«ложь», «провокация», добавлен будет штраф
И в заключении приговор «Антисемит» мне будет оглашен
Сейчас в моей стране
Свершившей, без сомненья, преступленья
И кающейся, стоя на коленях
Коммерческий подход возобладал
Как возмещенье подается
И компенсацией зовутся
Подводные суда по классу U
Что отправляются в Израиль
Который разрушительным оружием своим
Хотел бы под контроль взять
Все там, где доказательств нет о бомбе никаких
Где не было и взрывов атомных ни разу
Но сеют страх, как страшную заразу
И я скажу, что должен я сказать
Но почему, же я молчал до этих пор?
Виной тому мое происхожденье
Клеймом кровоточащим выжжено на нем
И не отмыться мне
И этот факт мне закрывал уста
Скрывая Израиль в моих писаньях
Так было ране, и так будет впредь.
Но почему, же говорю я ныне?
В преклонном возрасте
С иссохшими чернилами
Пишу я об угрозе
Что в хрупкий мир несет
Вооруженный атомом Израиль?
Лишь потому, что завтра будет поздно
Все то, что им мы ныне отдаем
На нашу совесть вновь виною ляжет
Как соучастие в предвидимом кошмаре
И не найдется оправданья слов
Решеньше принято, я больше не молчу
Устав от западного лицемерья
Не чувствуя надежды, что молчаньем
Заставить можно дать отказ от силы
Предчувствуя опасность
И требуя того, чтоб обе те страны
Контролю мировому передали
Израиль атомный потенциал
Иран же бомбы новой разработку
И только так живущие там люди
Израильтяне, палестинцы
И прочие народы, чей дом иллюзий страшных полон
Чьи заблуждения уже проникли в плоть их
Помочь себе смогли бы
В конечном счете, помогая нам.

Комментарии 1