Их нравы

Квартира патриарха и нанопыль за 20 миллионов

Не так давно СМИ стало известно о громком судебном разбирательстве по поводу пентхауса Владимира Гундяева в «Доме на набережной» (дом 2 по улице Серафимовича), которая якобы серьезно пострадала из-за пыли, попавшей туда из-за ремонта этажом ниже. Ремонт проводился в квартире бывшего министра здравоохранения Юрия Шевченко, давно уже находившегося в сложных отношениях с РПЦ. Иск за нанесенный квартире ущерб подала проживающая в квартире патриарха Лидия Леонова, которая затребовала в суде от Шевченко 26 миллионов рублей (затем сумма была снижена до 20 млн). Суммы эти, по мнению пострадавшей стороны, возникли из-за следующих трат:

 

  • перевозка предметов из квартиры Гундяева и обратно – 376 000 рублей;
  • ремонт квартиры – 7,3 млн рублей;
  • аренда аналогичной жилплощади на время ремонта – 2,1 млн рублей;
  • испорченная мебель и предметы интерьера – 2,6 млн рублей;
  • спецочистка 970 книг – 6,3 млн рублей;
  • уборка имущества  – 151 000 рублей.

 

При этом Леонова приложила к иску заключение специалистов из Института общей и неорганической химии имени Н. С. Курнакова, обнаруживших в пыли некие наночастицы, «которые при возможном длительном контакте с человеком могут оказывать негативное воздействие на здоровье человека, вызывая заболевания, в том числе и онкологические». Среди опасных частиц значатся, например, известняк, гипс и силикат кальция.

Более того, под предлогом возмещения ущерба у экс-министра через суд отняли квартиру, которая была оценена неким ООО «Аудит оценка и консультации» в 15 млн рублей (при желании несложно убедиться, что реальная рыночная цена квартиры в «Доме на набережной» составляет около $2 млн). Единственное в чем суд не пошел на поводу у истцов – не дал арестовать и вторую квартиру, принадлежавшую экс-министру в том же доме.

Как только об этом скандале стало известно, в РПЦ стали всячески отрицать причастность к нему патриарха Кирилла. И уже тогда о травле патриарха заговорил председатель синодального Информационного отдела Владимир Легойда.

«Что касается попытки создать сенсацию из истории с «квартирой патриарха» – это, откровенно говоря, один из самых старых и банальных приемов церковных оппонентов, даже скучно о нем говорить. Вчера, условно говоря, обсуждались «яхты» и «дачи патриарха», сегодня говорят про квартиру, завтра придумают еще что-нибудь... При этом инициаторы этих «обличений» отчаянно пытаются найти детали, придумать «смачные» подробности, чтобы казаться более убедительными, чтобы выставить предстоятеля нашей Церкви в особо неприглядном свете. Это относится и к публикациям о судебном разбирательстве, в котором Святейший патриарх не участвует и не может никаким образом участвовать. Попытки связать имя предстоятеля Церкви с данным делом – очередной пример грязных пиар-технологий».

Однако же в распоряжении Slon имеется справка из департамента жилищного фонда Москвы о том, что квартира эта действительно принадлежит Владимиру Гундяеву. Сам патриарх, полагая, очевидно, что факт принадлежности квартиры проверить несложно, признал впоследствии в интервью Владимиру Соловьеву, что она, действительно, является его собственностью, а Лидия Леонова – его троюродная сестра. Сумму иска он при этом обосновал стоимостью своих книг, которым якобы из-за пыли понадобилась реставрация. Правда при этом (очевидно, не замечая никакого противоречия в своих словах) Владимир Гундяев пообещал все 20 миллионов, которые сосед патриарха должен по решению судьи выплатить в качестве компенсации, отдать на благотворительность.

Комментарии 18