Среда обитания

Ингушские бермуды

После относительного затишья в Ингушетии вновь обострилась ситуация с похищением людей. Причем уроженцы республики теперь пропадают не только на территории Ингушетии, но и в других регионах страны.

Недовольство общества таким положением дел нарастает, как и число тех, кто готов в рамках закона перейти к решительных действиям против такого «произвола». Первыми признаками «пробуждения» местного креативного класса можно считать акцию «Где Залина Елхароева?», начатую ингушскими блогерами и поддержанную их коллегами по всей России.

Дети, старики и женщины в ингушском, да и в «классическом» кавказском обществе считаются неприкосновенными. Поэтому «задержание» некими силовыми структурами Елхароевой и затем ее бесследное исчезновение стало для многих последней каплей. Ставший знаменитым флешмоб блогеров не помог найти пропавшую Залину, но громко заявил о данной проблеме.

                                                                                                    Исчезновение

Другим громким событием из этого ряда стало похищение 17 февраля 2012 года в Минводах Рустама Аушева.  Как рассказали его родные, молодой человек выехал из Ингушетии 17 февраля, доехав до Минвод, Рустам на железнодорожном вокзале ждал своего поезда. В последний раз Рустам позвонил своим родным и сказал, что собирается сделать намаз, а после этого перезвонит.

После этого связь с ним пропала. Как позже удалось выяснить, Рустам Аушев попросил встретившегося ему на вокзале земляка присмотреть за багажом, пока его некоторое время не будет, однако за багажом молодой человек так и не вернулся. Родственники Аушева обратились в Назрановское РОВД. Ингушские полицейские связались со своими коллегами в Минводах и выяснили, что те не задерживали Рустама, а его вещи находятся в кассе вокзала.

22 февраля правозащитная организация Amnesty International  распространила заявление с требованием незамедлительно расследовать информацию о насильственном исчезновении 23-летнего жителя Ингушетии Рустама Аушева, установить его местонахождение и гарантировать соблюдение его прав.

«На Северном Кавказе исчез человек, – и это один из редких случаев, когда у родственников есть видеозапись и показания свидетелей, которые помогут доказать причастность силовых структур к похищению. С момента исчезновения Рустама прошло уже несколько дней. Если действовать быстро, мы можем спасти Рустама и добиться расследования других похожих преступлений», – говорится в обращении Amnesty International.

Это «загадочное» исчезновение усилило недовольство в обществе и получило широкую огласку в ингушском сегменте рунета. К тому времени даже руководство Ингушетии было вынуждено признать, что существует проблема без вести пропавших – в  2011 году в республике было совершено восемь похищений. Юнус-Бек Евкуров признался, что ко многим похищениям могут быть причастны работники правоохранительных органов.

«Среди них в пяти случаях мы видим следы спецслужб и силовых структур. Когда рано утром приезжают на БТР-ах, «Уралах» и другой военной технике и забирают людей, было бы глупо утверждать что это дело рук не силовиков, Доку Умарова, например», – заявил Глава Ингушетии.

Тем не менее, 6 марта на имя брата Рустама Ахмедхана Аушева пришла телеграмма за подписью старшего следователя по особо важным делам УФСБ РФ по Ставропольскому краю Кобеева.

«В Минеральные Воды электропоездом Назрань – Минеральные Воды 17.02.2012 года прибыл гражданин Республики Ингушетия Аушев Рустам Алиханович, который на посадочной платформе был задержан сотрудниками Главного Управления Федеральной Службы Безопасности по Ингушской Республике и вывезен сотрудниками данного ведомства 17.02.2012 г., о чем имеется отметка на границе Ставропольского края и Кабардино-Балкарской Республики. Файл и видеозаписи затребованы и отправлены в ГУФСБ по РИ. Из телефонного разговора начальника ФСБ по Ингушетии известно, что данный гражданин, 1988 г.р., житель города Назрань, находится в их ведомстве по обвинению в ст.ст. 209 (бандитизм), 210 (организация преступного сообщества, преступной организации) УК РФ. Интересов для ФСБ в Ставропольском крае Аушев не представляет».

 7 марта адвокат Аушева Магомед Гандаур-Эги обратился в УФСБ РФ по РИ в г. Магас с просьбой предоставить ему возможность встретиться с подзащитным. Ему отказали. Дежурный на посту КПП, переговорив по телефону с кем-то из сотрудников следственного отдела, сказал адвокату, что Рустама Аушева у них нет, им ничего не известно об уголовном деле, возбужденном против него.

«Житель Ингушетии Рустам Аушев был похищен в Минводах сотрудниками ФСБ Ингушетии и в настоящее время может находиться в Магасе», – сообщили СМИ со ссылкой на адвоката пропавшего – Магомед Гандаур-Эги. Он попросил правозащитников выяснить точное местонахождение подзащитного.

Опровержение

29 марта,  управление федеральной службы безопасности России по Ингушетии на специальном брифинге сообщило журналистам, что появившиеся слухи о возможной причастности спецслужб к пропаже жителя республики Рустама Аушева не имеют под собой оснований.

«В ряде средств массовой информации опубликована несоответствующая действительности информация о похищении сотрудниками УФСБ России по Республике Ингушетия в г. Минеральные Воды жителя г. Назрань Аушева Рустама Алихановича,1988 г.р., – заявили чекисты. – Основанием для публикации указанных материалов стали заявления адвоката похищенного гражданина Гандаур-Эги Магомеда, а также его обращения в правозащитные организации «Гражданское содействие» и «Мемориал» в которых он заявляет о похищении его подзащитного сотрудниками УФСБ по Республике Ингушетия».

Согласно опубликованному пресс-релизу службы, по изложенным фактам Управлением во взаимодействии с заинтересованными правоохранительными структурами Республики Ингушетия и Ставропольского края проведена проверка данных сообщений, в результате которой установлено:

- мероприятия по задержанию Аушева Р.А. Управлением ФСБ России по Республике Ингушетия не проводились.

- основанием для безответственных заявлений адвоката потерпевшего Гандаур-Эги М. стал факт получения 05.03.2012 г. одним из родственников Аушева Р.А. телеграммы, отправленной из г.Ессентуки Ставропольского края и подписанной «следователем по особо важным делам Кобеевым», в которой сообщались ложные сведения о том, что Аушев Р.А. задержан сотрудниками УФСБ по Республике Ингушетия.

По их словам в УФСБ России по Ставропольскому краю и УФСБ России по Республике Ингушетия сотрудник с фамилией «Кобеев» никогда не работал. Бланк телеграммы был заверен печатью общественной организации, не имеющей отношения ни к государственным органам, ни к правоохранительным структурам РФ.

«Гандаур-Эги М. обратился в УФСБ России по Республике Ингушетия с ходатайством о встрече с Аушевым Р.А. Ему было доведено, что последний не задерживался сотрудниками Управления. Несмотря на это, Гандаур-Эги М. распространил ложные сведения о причастности сотрудников УФСБ России по Республике Ингушетия к данному инциденту”, – говорится в документе.

По словам сотрудников УФСБ, действиям М. Гандаур-Эги, «распространившего ложные сведения о причастности сотрудников УФСБ по Республике Ингушетия к похищению Р.А.Аушева, будет дана соответствующая юридическая оценка».

Также Управление выразило озабоченность, в связи с «нарушением общепринятых принципов деятельности журналистов и игнорированием норм журналистской этики сотрудниками информационных агентств, распространивших недостоверную информацию, основываясь исключительно на безответственных заявлениях адвоката М. Гандаур-Эги».

После заявления ФСБ «Кавказская политика» выяснила позиции адвоката Рустама Аушева Магомеда Гандаур-Эги:

 - Вы знаете, мы сейчас боимся, что потеряем все имеющиеся у нас доказательства. Во-первых, это еще не доказано – фальшивка телеграмма, или нет. Еще идет проверка. Кроме этой бумаги есть свидетельские показания. Ведь когда на перроне ЖД вокзала в Минводах охрана вступила в конфликт с группой людей, они сами представились сотрудниками УФСБ.

 Как мне рассказали свидетели, их было семеро. Один из них некто Варин. То есть он сам представился, назвал свою фамилию. Моего подзащитного они потащили в припаркованную рядом газель, номера которой были замазаны грязью так, что разглядеть их не было возможно. Причем, сначала хотели заехать на территорию перрона на газели. А когда ребята из охраны ЖД вокзала отказались пропускать автотранспорт на территорию перрона, те отзвонились своим коллегам – вот не могу сказать, куда именно они звонили, это было УФСБ по Ставрополью или Ингушетии, – но состоялся разговор на высоких тонах.

 Они там ругались, выясняли что-то, после чего ушли, забрав моего подзащитного. Это все записано, есть видеосъемка. Помимо этого есть и косвенные улики, свидетельские показания. И все эти улики, что есть у нас сейчас – их может не стать. Но меня больше всего волнует то, что до сих пор – а уже прошло 40 суток – не возбуждено уголовное дело. По закону дело возбуждается по истечению 30 суток. А тут прошло более 40 суток, а воз, как говорится, и ныне там.

Автор: Ахмад Буро

Комментарии 3