Среда обитания

Что у человека в бороде, то и в голове?

Похищения в Дагестане это бизнес-проект или политический инструмент? Но к какому бы выводу не пришли специалисты – это не будет иметь никакого значения для жертв и родственников пропавших. По данным правозащитников, в 2012 году похищено уже около 30 человек. То есть каждый месяц исчезает по десять граждан. У многих возникает вопрос - а что же делают правоохранительные органы: плохо работают или… похищают сами?

Камуфляжный  синдром

25 марта в Махачкале был похищен Аллахверди Раджабов. (Кстати, в этот же день, но чуть позже, был похищен  и его дальний родственник,  что говорит о не случайности  событий.)

Родственники Раджабова (они просили не  указывать их имена), рассказали, как все это произошло. Вечером  Аллахверди  на своей машине приехал к знакомой. Когда девушка села в автомобиль, его окружили несколько человек, одетые в маски и  камуфляжную форму. Бандиты (кем бы  они ни были по званию, должности или политическим  убеждениям) подъехали на трех машинах без госномеров.

Угрожая оружием, неизвестные  выволокли девушку и отобрали у нее телефон.  В  машину Аллахверди  сели трое человека, и ….   С тех пор никто не видел ни  Аллахверди, ни его машину.

Родственники утверждают, что, по словам очевидцев, (а похищение не заинтересовало следственные органы, поэтому информацию пришлось  собирать самим) одна из машин похитителей – «ГАЗель» – была без окон и внутри нее была металлическая сетка, отделявшая кабину от салона.

В списках МВД не значился

Группа родственников обратилась в Центр противодействия экстремизму МВД по Дагестану. Как  уверяют правозащитники,  именно там чаще всего и находятся похищенные. У нас  вообще  все  всё  знают.  Гласность в   Дагестане находится  на приличном  уровне, а  вот  правопорядок – на неприличном.

Руководитель Центра Ахмед Баталаиев сообщил, что Раджабова никто из его сотрудников не задерживал, а  похищенный   даже «не значится лицом, вызывающим оперативный интерес». В Дагестане, конечно,  иногда верят людям на слово, но только не правоохранительным  органам. Поэтому родственники Аллахверди уверены, что к  похищению причастны правоохранительные органы.

По их версии, «оперативный  интерес» мог появиться после недавнего задержания за хранение оружия Магомеда Мурзабекова, мужа троюродной сестры Аллахверди. И Аллахверди занимался собственным расследованием этого  происшествия. И, вполне  может быть, узнал много лишнего…

В этот же день в с. Новолак Кумторкалинского района Дагестана по схожему сценарию был похищен Тимур Данилин, двоюродный брат Мурзабекова. И его родственники утверждают, что к похищению причастны силовики.

Обращения во всевозможные инстанции не дали пока никаких результатов.

В МВД по Дагестану  сообщили, что ни Раджабов, ни Данилин не были задержаны и не проходили у них ни по каким делам.

Не вернулись с тренировок. Или с намаза?

В начале марта в Махачкале ушли из дома и не вернулись братья Магомед и Абдула Муртузалиевы. Их мать Зоя Абдулаева, видя, что обращения в правоохранительные органы безрезультатны, написала заявление в правозащитный центр «Мемориал».

По ее словам, в тот день Магомед и Абдула как обычно выехали на утреннюю тренировку на городской пляж. После того как вечером братья не вернулись домой и невозможно было установить их местонахождение (телефоны они оставили дома), Зоя обошла морг и все городские больницы. Но следов сыновей  так и  не обнаружила.

10 марта, спустя три дня после пропажи братьев, в дом Зои Абдулаевой пришли двое работников полиции. Они расспрашивали женщину: ходили ее сыновья в определенные мечети, совершали ли намаз, носили ли они бороду.

По словам Зои, ее сыновья верующие и молятся, но с бородой (как таковой) они не ходили.

Полицейские забрали из дома Абдулаевой ноутбук ее сыновей, их паспорта и мобильные телефоны, несколько религиозных брошюр.

Эти же полицейские  побывали дома у старшего брата пропавших Магомеда. У него они тоже забрали компьютер и религиозную литературу.

Впоследствии все, кроме двух сотовых, было возвращено. Полицейские пояснили, что телефоны «пробиваются» на факт связи братьев с криминальным миром.

Чуть позже Зоя Абдулаева написала заявление в ФСБ. Его перенаправили в прокуратуру. 28 марта Абдулаева с мужем ходили на встречу со следователем. Разговор, по словам Зои, опять ограничился расспросами о намазе и бороде.

В дагестанском офисе «Мемориала» Зоя заявила, что опасается за жизнь своих сыновей, т.к., скорее всего, они были похищены.

По неподтвержденным данным, оба брата находятся в ИВС Махачкалы.

Закон  ушел на базу. Спецслужб

Руководитель дагестанской правозащитной организации «Матери Дагестана» Светлана Исаева заявила, что по ее данным, с начала года в Дагестане было похищено 30 человек. «Схемы похищений всегда почти одинаковы, – говорит Исаева. – Похитители, обычно в масках и камуфлированной одежде, к жертве подъезжают на машинах без госномеров. Похищения происходят чаще всего либо в пятницу, либо в выходные. Потому что в эти невозможно отдать заявления о похищениях, т.к. никто не работает».

По словам Светланы Исаевой, многих похищенных впоследствии находили в различных изоляторах республики. «Странным образом, все они оказываются обвиняемыми в пособничестве незаконным вооруженным формированиям, – заметила правозащитница. – Адвокатов в ИВС пропускают после пикетов и шумихи. Похищенных находят с различными побоями. Что интересно, многие из них потом рассказывают, что их до ИВС держали в каких-то помещениях, и они отчетливо слышали море и чувствовали его запах. Как известно, на побережье моря находятся базы спецслужб».

Автор: Закир Магомедов

Комментарии 6