Просвещение

Политкорректность-толерантность и светскость v.s. Ислам

 Данная заметка будет посвящена краткому изложению взглядов на те или иные моменты «политкорректности и толерантности» в Современном обществе, also   Информационном и Западном. Конечно, разумные требования и призывы к взаимоуважению культур (в частности традиционных) существовали всегда и везде, но также, как и понятия, что относительно личная и индивидуальная свобода человека не должна нарушать свободных прав другого человека, вторгаясь в сферу его интересов. Но именно к сегодняшним временам Модерн довёл тезисы о взаимоуважении и взаимотерпимости до его пущего профанического конца. Сформировалась по сути новая западная квази-религия, наречённая политкорректностью и толерантностью, которую подают за образец всему миру, раздаются неистовые мантры в её сторону и обличающие ноты в сторону нарушителей и противников. Причём, вполне допустимо говорить о её государственном проявлении, когда новое учение накладывает табу на всякое упоминание о расовой, национальной, религиозной и половой принадлежности отдельных людей, а также об их физических недостатках. При котором нарушителей подобных запретов привлекают к ответственности: как моральной, так и юридической.

Казалось бы на первый взгляд: «ну, и ладно, пусть хотя бы так культивируют цивилизаторское уважение всех и вся, а также относительную терпимость». Но здесь антагонирует другая фраза, как «дьявол кроется в деталях». При том, что под благими намерениями защитить от нападок и всяческих оскорблений инвалидов (и других ограниченных по каким-то критериями людей), небелокожих получилось то, что в это движение шпилем устремились различные нетрадиционные и сексуальные меньшинства, извращенцы всех мастей и прочие феминистские проходимцы. 

Несмотря на проявившийся перевёртыш, когда есть у революции есть начало, но нет у революции конца, логично подметить, что адекватно подпадающие в политкорректность слои населения, сами стали страдать от последствий - ведь действие, задуманное и заявленное как «предотвращение обид», само становится актом унижения. Когда ответственные за сие люди, которые накладывает вето, например, на слово «инвалид», тем самым дают понять увечному человеку, что инвалидность - свидетельство ущербности и этого надо стыдиться. И также, когда сторонники аналогичной «аффирмации» непрестанно глаголят, что все расы и этносы, религии и верования одинаково полноценны, и цензурят «огнём и мечом» всякие упоминания о цвете кожи (но надо подметить, что лишь, когда это выгодно либеральному истеблишменту), но требуют льгот для расовых меньшинств. То таким образом эти «радетели псевдо-справедливостей» говорят: эти люди неспособны добиться успеха на общих основаниях, им нужны послабления. Опять же, как и было отмечено, блюстители аффирмации политкорректности используют своё же детище постольку, поскольку оно выгодно им, как порождениям либерального модерна. Что помимо лицемерия у «чрезмерного толерантизма» наблюдаются и двойные стандарты. Разумный и размышляющий человек да увидит, что те же, кто призывают к «абсолютной политкорректности», сами не стесняются навешивать ярлыки из различных домыслов и явных провокационных выдумок, подчёркивают и подают в негативной окраске арабское, исламское, иранское и ещё невесть какое-либо происхождение, как и состояние сознания. Не гнушаются к понятиям «терроризма», «радикализма», «экстремизма» и т.п. подгонять снова же «арабский/исламский» и т.д. А в пылу гуманистической толерантности, когда бюргеры Европы и другого «первопрестольного Запада» прививают своим детишкам в нормы морали привычность к химерной нечисти «панко/гомосексуалистско/феминистско/ и проч.», проводящей в открытую по городам и весям свои парады и шествия, рекламируя и насаждая свою масс-культуру, то наравне с этим наблюдается уже гонение со стороны адептов толерантности и политкорректности на «новых маргиналов» Общества Модерна.

Такими маргиналами для них стали верующие люди, единобожники, ибо они суть не вписываются в безбожную и потребительскую структуру Светского Западного мироустройства. А подобное де-факто означает, что к таким маргиналам Модерн не обязан проявлять политкорректность и толерантность. И мусульмане тут на «маргинальной роли» не одиноки. Несмотря на то, что, как в пример, запреты на хиджаб и «буркини» напряжённо муссируются разными умозаключениями всех мастей в зарубежных СМИ. Несмотря на явно не-политкорректные карикатуры на Пророка Мухаммада (салляллаху алейхи уа саллям), прочие карикатуры на исламские темы, провокационные сентенции с использованием исламских символов и символик, молитв. Думаете, они делают послабления для других традиционных людей и культур? Грамотный человек должен понимать под традицией в оном контексте то, что в этом особом значении культура, или общество, является «традиционным», если оно руководствуется принципами, превосходящими просто человеческий и индивидуальный уровень; если все его сферы образованы влиянием свыше, подчинены этому влиянию и ориентированы на высший мир.

Как вторящие факты к гонениям на проявления веры у мусульман на Западе, можно привести и факты препирательств по поводу католических символов. Когда разразились истерии по поводу того, что на итальянских школах присутствуют символы крестов, якобы, попирающие светскость. Здесь же имели место быть и случаи штрафов за кресты иль «крестное знамение» во Франции. И случай в Великобритании про увольнение медсестры работодателем из-за ношения нательного креста. Или ещё один случай опять же из этой «консервативной» старушки-страны, когда после одного из матчей польский вратарь шотландской футбольной команды «Селтик» Артур Боруц предстал перед Королевским судом Шотландии по обвинению в «провоцировании толпы посредством крестного знамения». Дело в том, что во время игры с «Глазго Рейнджерс» вратарь осенил себя крестом по католическому обряду. Этот жест вызвал взрыв возмущения и хулиганские действия со стороны болельщиков «Рейнджерс», в большинстве своем протестантов. Суд вынес футболисту-католику предупреждение - «за то, что чрезмерно афишировал принадлежность к своей конфессии». А сами либералисты-толерантностефилы добрались и до христианских Священных текстов. А именно - в 2002 году в Германии вышел перевод Библии с поправками на политкорректность и современное мышление: в притче о работниках на винограднике говорится, что они были вовсе не лентяями, а безработными; Бог в переводном тексте именуется «Вечностью», что позволяет избежать мужского рода, а вместо евангельского «Отче наш» в тексте Иисусовой молитвы фигурируют «Отче наш и Матерь наша». И опять же вспоминается небезызвестный и оттого печальный случай, когда заместо принятого символа распятия у христиан, изображена была оголённая распятая чернокожая женщина, что было, мол, призвано привлечь в паству лесбиянок, феминисток и проч. Справедливо оговориться, в протестантскую паству, нежели католическую или православную.

От того может показаться вопросительным, почему светски-мыслящие либеральные люди, для которых не существует абсолютной истины, а есть только относительности, делают такое попрание к Исламской и Христианской Ортодоксиям, не желая признавать их в качестве равных субъектов взаимоотношений? Всё очевидно. Относясь лояльно к местному правительству и (псевдо) демократиям, как власти большинства (хотя какая власть может быть от «толпы»?), они отказываются признавать их «первозданную» природу и не имеют свойств (в своей теоретической сути) воздвигать себе кумиров из правителей и политиков и т.д. Считать, что причиной возникшей неприязни есть разница в убеждениях — неправильно, ибо у джахилей Модерна это время никаких стойких и четких убеждений не присутствует, а у людей иного склада они многообразны. Но почему-то с Протестантизмом, Нью-Эйджем, новыми теософиями и т.д. современно-мыслящие не ссорятся, делая исключение только для Ислама (и традиционного Христианства)? Очевидно, вынести за скобки следует не идеологический или политический признак, а поведенческий, который для современной западной культуры является губительным и неприязненным. Ибо традиционный религиозный человек – носитель императивного поведения, с далеко идущими целями и задачами. И Знание, на которое он опирается – вечно и неизменно. А современный человек, отвергающий Высшую Истину и Высший Закон – есть индивид, зависящий от информации, которая всегда меняется и часто перекраиваема. А от того такая личность будет всецело являть собой ситуативный тип поведения. А некоторые истоки идей ситуативного начала лежат в возрожденческом индивидуализме, проистекающем из непомерной гордыни, суть которой заключается в абсурдной идее о том, что отдельно взятый человек вполне самодостаточен и не хуже тысячелетнего Священного Писания может разобраться в любой проблеме. И тут проистекает также ответ на вышестоящий вопрос о протестантизме. В самом деле, почему такой либеральный синтез политкорректности-толерантности, ставшей новой светской и около-государственной (квази)религией на Западе, так хорошо интегрировался с протестантизмом в его различных сектах? (Не секрет и то, что в нынешнее время такие протестантские толки активно проводят свою миссионерскую деятельность по миру, пытаясь пошатнуть устои местных религий. Это напрямую касается и народов Исламской Ойкумены.)

Не потому ли, что ещё в своё время Мартин Лютер в своем знаменитом обращении «К христианскому дворянству немецкой нации об улучшении христианского состояния» настаивал на том, что папа (как высшее духовное лицо, так и вообще по аналогии религиозная община-иерархия) не имеет над императором никакой фактической власти, и вообще рекомендует постановить, чтобы никакое светское дело не имело отношения к Риму, но, чтобы все такие дела были предоставлены светской власти. Именно Лютер объявил светские власти самостоятельными, автономными по отношении к «сакральному», независимыми от религии. Более того, «сакральное» ставилось в полную зависимость от светских властей, что было официально зафиксировано Аугсбургским миром 1555 года. Лютер даже ставил себе в заслугу обоснование этой зависимости, с гордостью отмечая, что никто так ясно не рассмотрел и не прославил права светской власти, как он. А отрицание морали в сфере политики, т.е. отрицание религии, необходимости сообразовывать политическую деятельность с религиозными нормами и целями, в той или иной мере приписывавшееся и Макиавелли и Лютеру, было своеобразным развитием самого передового принципа того времени, выдвинутого гуманистами, принципа духовной свободы, вылившегося в отрицание абстрактных, раз навсегда данных законов. Эти реформаторы, своими идеями и деятельностью взрывавшие тысячелетние традиционные, религио-центристкие устои жизни, были «новыми людьми», гуманистические идеалы которых формировала ренессансная культура. Борясь за «истинную веру», каждый из них способствовал возникновению новых направлений светского мышления. Одно из которых и привело к восхождению на мировую и политическую арену политкорректности-толерантности.

Помимо идей Лютера, которые лежат в возрожденческом индивидуализме, отрицающим любые авторитеты и традиции, второй особенностью мировоззрения протестантизма является ослабление чувства греховности, зачастую (причем на деле чаще, чем на словах) доходящее до фактически полного забвения этого центрального момента исламской антропологии (и христианской). Что в свою очередь также даёт понять, чего ещё апологеты политкорректности-толерантности не могут простить мусульманам. Ведь мусульманин – императивный человек с аристократическим типом сознания всегда прямо и без увиливаний будет порицать грех и говорить как должно обстоять, а чего не по нраву и быть не должно. Детализируя лютеранское учение о спасении, исследователи отмечают, что сущность самого оправдания в лютеранском вероучении состоит в «объявлении» грешника праведным, после которого грешник становится праведником в силу того удовлетворения, которое принес Христос; грязный объявляется чистым, а Господь перестает гневаться на грешника, потому что за грехи его Он получил, якобы, полное удовлетворение.

А в заключение мини-словарик некоторых слов «новой светской религии»:
Болтун - вербально одаренный.
Взятка - альтернативная зарплата.
Вор - человек с альтернативной экономической ориентацией.
Глухой - визуально ориентированный.
Длинноносый - назально одаренный.
Извращенец - человек с нестандартными биологическими потребностями
Косоглазый - человек, имеющий разные точки зрения.
Лень - ограниченная потребность в труде.
Ложь - альтернативная версия фактов.
Мошенник - человек харизматической наружности.
Нищий - лицо с ограниченными способностями к инвестированию.
Преступник - этически дезориентированный.
Старая дева - женщина, практикующая гетеросексуальное воздержание.

Автор: Джалал Абдульвалий

Комментарии 2