Среда обитания

37-ой год информационного века

Глава МВД РФ Рашид Нургалиев сообщил, что в полиции будут созданы специализированные центры для проверки электронных СМИ на экстремизм. Сообщается, что подобные центры уже есть на базе Санкт-Петербургского государственного университета и ГУП «Центр информационно-аналитических технологий» в Москве. В ближайшее время еще один откроется на базе Южного федерального университета, – цитирует Интерфакс заявление министра, сделанное в пятницу, на заседании межведомственной комиссии по противодействию экстремизму.

Цензура на страже режима

По мнению главного редактора «Право.ру» Ивана Слепцова, создание центров экспертизы электронных медиа – способ отвлечь внимание от произвола полицейских. Такую позицию он высказал в интервью «Русской службе новостей».

«Обществу нужны эффективные действия, прежде всего по снятию угрозы жизни граждан от сотрудников правоохранительных органов, а правоохранительные органы вместо этого демонстрируют слова, которые в повестке дня стоят на 20 – 30 месте», – подчеркнул Слепцов.

Он также отметил, что существует опасность введения карательной цензуры в электронных СМИ под видом борьбы с экстремизмом. «282 статья УК сформулирована неопределенным образом, что позволяет преследовать людей за некую, например, критику социальных групп. При желании можно подвести под понятие экстремизм ту же самую отечественную бюрократию, а ее системных критиков привлекать по экстремистской статье», – сказал главный редактор «Право.ру»

Полицейский профсоюз единым фронтом

15 марта, на расширенном заседании общественного совета при МВД РСО-А, состоявшегося во Владикавказе, министр внутренних дел Северной Осетии генерал-лейтенант полиции Артур Ахметханов посетовал на восприимчивость молодых людей к пропаганде экстремистских постулатов, сообщает журналист газеты «Северный Кавказ» Алихан Дзираев.

При этом основным источником экстремизма Ахметханов обозначил: «прикормленных Западом местных блогеров», «укомплектованных эмиссарами из-за кордона в дееспособную пятую колонну», которые «имеют скверную привычку активизироваться при возникновении очередных форс-мажорных ситуаций».

Ахметханов и высшая математика

«В поле зрения силовиков уже попали пятьсот блогеров, – заявил министр внутренних дел Северной Осетии, – все они в республике обслуживают так называемую «внесистемную оппозицию», которая пытается внести раскол в наше общество.

Кто именно в республике представляет внесистемную оппозицию – глава ведомства не уточнил. Не понятно также, с помощью каких математических формул высчитывали количество республиканских блогеров. Так при использовании метода простого счета, согласно данным осетинского журналиста Алана Цхурбаева, который ведет статистику осетинской блогосферы, количество их составляет 231 блогер. При этом активных аккаунтов в этом количестве чуть более половины (130 человек).

 

Мария Плиева

Показательным примером «идеологического террора», в данном случае, генерал-лейтенант обозначил «бурную деятельность двух уроженцев Северной Осетии – Валерия Дзуцева и Марии Плиевой. Оба – этнические осетины, люто невзлюбившие нынешнюю российскую власть», – цитирует слова министра Алихан Дзираев.

Так, со слов Ахметханова: «Мария Плиева обвинила российские власти в преднамеренном разжигании конфликта между ингушами и осетинами. При этом словесные пассажи г-жи Плиевой зачастую звучат с «переходом на личности», оскорбляя руководителей нашего государства, что юридически недопустимо при любом строе и любой системе. «Поработав» на своей исторической родине, «правозащитница» улетела в Германию: мавр сделал свое дело – мавр может уходить, – цитирует министра газета «Северный Кавказ».

По словам чиновника, единомышленник Марии Плиевой, Валерий Дзуцев (собкор Кавказского Узла – от Авт.) сегодня тоже живет в Америке, получая зарплату в «вашингтонском обкоме». Дзуцев светлое будущее родной Осетии, как и всего Кавказа, видит вне состава России. «Советы из-за океана» созвучны наставлениям, которые доносятся из Норвегии – там тоже окопались «борцы за свободу». Как сообщил генерал-лейтенант, соратники Плиевой и Дзуцева, развязавшие информационную войну против РСО-Алании, есть и в российских городах – например, в Москве и Сочи, – заканчивает цитату министра ВД Артура Ахметханова, издание.

Весеннее обострение

Обвинение в экстремизме стало в нашей стране универсальной репрессивной статьей, с помощью которой происходит борьба с политическими оппонентами, независимыми СМИ и в первую очередь конституционным правом человека на свободное получение информации.

Наиболее кричащая ситуация с независимой журналистикой на Северном Кавказе, где профессиональная деятельность журналистов сопряжена с риском для жизни. Свидетельство тому – десятки убийств журналистов и правозащитников, ни одно из которых не раскрыто.

Не меньше озабоченности вызывает и давление на свободные СМИ. Так с обращением в Центр по защите прав СМИ по Дагестану и по России, в Общественную палату России, Общественную палату Дагестана, в международные правозащитные организации выступил коллектив редакции дагестанской газеты «Настоящее время» в связи с систематическим давлением и попытками парализовать деятельность издания всевозможными проверками инициируемыми Администрацией Главы Республики Дагестан.

«Репрессии не за горами»

В ноябре прошлого года журналистка государственного издания «Молодежь Дагестана» – Наиля Нурмагомедова была уволена под давлением учредителей газеты за критические комментарии в адрес властей, высказанные в личном блоге. Учредителей не остановило даже то, что журналистка была беременна.

Ранее о давлении заявляла редакция дагестанской газеты «Черновик», Информационный сайт Игушетия.орг. Не лучше обстоят дела и в других Северо-Кавказских республиках, где независимых СМИ либо нет вообще, либо им препятствуют свободно распространять информацию.

Мария Плиева, юго-осетинский журналист, с «разоблачительной» речью на которую обрушился министр ВД РСО-Алания Артур Ахметханов в настоящее время проживаем  в Германии. Ее отъезд из страны был связан с опасениями за свою жизнь и жизнь своих близких.

Мария Плиева была задержана представителями силовых структур Северной Осетии во время митинга в поддержку законно избранного Президента Южной Осетии – Аллы Джиоевой, проходившего в городе Владикавказ. Журналистка освещала это мероприятие. Против Марии возбудили 3 дела об административных правонарушениях (за организацию несанкционированного митинга, мелкое хулиганство и нецензурную брань в адрес представителя власти при исполнении). Это один из самых безобидных примеров давления на свободную журналистику в Северной Осетии. Все обвинения были сфабрикованы и потому защите Плиевой не составило труда обжаловать эти решения. Сейчас дело Марии Плиевой находится в Верховном Суде РСО-Алания.

«Причиной столь откровенной лжи и критики в мой адрес со стороны Министра ВД РСО-Алания является моя жалоба на действия сотрудников МВД, поданная мною в Следственный Комитет», – считает Мария Плиева. «У Ахметханова не компетентные  советники, – продолжает журналист, – иначе бы он знал, что, во-первых, я не являюсь уроженкой Северной Осетии, а во-вторых, если бы из моих уст прозвучали оскорбления федерального руководства нашей страны, то следствие, сфабрикованное против меня, непременно этим обстоятельством бы воспользовалось».

Кроме частных причин, Плиева называет также и общие причины своего преследования – это кризис власти, – состояние, при котором всегда ищут «крайнего», чтобы отвлечь внимание общественности от первоочередных проблем, необходимы «жертва» и «зрелище». Критика серьезных пробелом в межнациональных отношениях, в частности в осетино-ингушских отношениях, тем самым заставляет общество обращать пристальное внимание на работу правоохранительных структур и республиканской власти. Это им и не нравится. У них задача перевода межнациональных проблем в стадию анабиоза, а за попытку растормошить эту «спячку» система обрушивается на такого «героя» всей мощью своих карательных механизмов, – считает Мария Плиева.

Инициативы же министра ВД России – Рашида Нургалиева о создании в структуре МВД подразделений, которые будут отслеживать и цензурировать электронные СМИ она напрямую связывает с ростом протестных настроений в российском обществе.

«С приходом Владимира Путина к власти  можно констатировать, что новые репрессии на свободу слова не за горами», – подытожила свой комментарий Мария Плиева.

Ситуация в регионе

С конца прошлого года усилилось давление и на других юго-осетинских журналистов. Так, был избит главный редактор юго-осетинской газеты «21 Век» Тимур Цхурбати, а тираж газеты неоднократно изымался силовиками Южной Осетии из продажи.

Главный редактор другого информационного портала uasamonga.ru, Сослан Кокаев, который осуществлял журналистскую деятельность на территории Северной Осетии, был арестован по сфабрикованному в отношении него уголовному делу о распространении наркотиков в особо крупном размере. А сам сайт был подвергнут Doss-атакам и по сей день его работа не восстановлена.

В поле зрения правоохранительных структур Северной Осетии, Кокаев попал после публикации на страницах сайта интервью с экс-тренером сборной России по вольной борьбе, Бахвой Тедеевым. В нем, в частности, он рассказал о вызове Тедеева на Лубянку и разговоре с высокопоставленными генералами ФСБ, после чего Тедеев был вынужден покинуть пост главного тренера сборной России и саму страну.

Магомед Ториев

Известный ингушский журналист, Магомед Ториев считает, что инициативы министра МВД Нургалиева связаны в первую очередь с возрастающей ролью и значением социальных сетей и Facebook. «Эта дискуссия ведется уже давно. Ничего нового нет. Мы знаем, какую роль сыграли электронные СМИ, соцсети, в арабской весне, потому соответствующие страхи присутствуют как в целом во власти, так и у отдельных ее представителей, которые сегодня находятся под мощнейшими doss-атаками и стали интернет-антигероями, как тот же Рашид Нургалиев. Ведь в России всегда убивали и насиловали, нет ничего нового. Но у нас привыкли бороться со следствием, а не с причиной, потому Нургалиев полагает, что во всем виноват Интернет», – считает ингушский журналист.

По его мнению, есть «системное желание» если это дело не прикрыть окончательно, то хотя бы минимизировать возможности свободных СМИ. «Другой вопрос, как это будет осуществляться? При всем том, что я критик путинского режима, но Россия все же не Северная Корея. Это не тиранический режим. Будут применяться те же методы, которые используются в борьбе с оппозицией, перепрофилируют какие-то центры, как некогда был создан центр «Э»», – полагает Магомед Ториев.

«Необходима серьезная доработка Закона о СМИ. Либо пересмотр этого Закона, либо назрело принятие нового, который будет регламентировать исключительно Интернет, – полагает журналист, – но при этом меня радует, что эти инициативы о новых подразделениях в МВД исходят от Нургалиева. Имея наглядный пример того, чем закончились его реформы в МВД, у меня есть основания полагать, что у нас будет еще больше свобод. Ведь с полицией стало не лучше, а еще хуже. Оценивая эффективность работы Нургалиева и его предыдущий опыт, будем надеяться, что и эта инициатива будет воплощена в жизнь так же «грамотно» и останется все это лишь на словах», – заявил Ториев.

Между тем он не считает критику власти критерием независимости СМИ. «На примере ингушского интернет пространства, могу сказать, что есть множество независимых от администрации Интернет-ресурсов, но, насколько они независимы от интересов других структур и организаций, мне судить сложно, так как зачастую многие из них занимаются откровенным пиаром известным политических фигур в республике», – говорит журналист.

«В то же время на фоне всех северокавказских республик самые профессиональные журналисты, предлагающие региону острую и актуальную журналистику, сегодня находятся в Дагестане. В этом плане они абсолютные лидеры, они – профессионалы и им с уверенностью можно отдать пальму первенства», – резюмировал свой комментарий редакции «Кавказской политики» Магомед Ториев.

Конституция РФ: Цензура запрещена

Право граждан на информацию является одним из важнейших политических и личных прав человека и гражданина. Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, в п. 4 ст. 29 устанавливает, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

В той же статье, в п.5 говорится о гарантии свободы массовой информации и о запрете цензуры.

Очень хочется надеяться, что перед воплощением инициатив, которые озвучил министр ВД Рашид Нургалиев на межведомственной комиссии по противодействию экстремизму, докладчик некоторое время подержит в руках основной Закон страны.

Автор: Магомед Туаев

Комментарии 6