Политика

Горячий Карабудахкент. Наращивание военной группировки продолжается

На фото: Временный привал как затишье перед бурей

Высадка внушительного десанта чиновников из Махачкалы

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов провел 26 марта в Карабудахкентском районе выездное расширенное заседание Антитеррористической комиссии. В центре внимания в этот раз оказалась ситуация в муниципалитете и меры по повышению эффективности антитеррористических комиссий в целом по Дагестану.

Республиканские власти уже были здесь 6 марта в связи с терактом, в результате которого погибли пять полицейских и были ранены трое. Колонна автомашин с многочисленной делегацией для участия в этом ЧП для районных властей, судя по отзывам местных жителей, была почти такой же протяженности, что и недавняя переброска военного контингента из Чечни.

Плохая ситуация

«Мы тщательно проанализировали ситуацию как в этом, так и в других соседних районах. Результаты этого анализа приводят в целом к не очень оптимистичным выводам, – сказал Магомедсалам Магомедов. – Есть районы и города, где эта работа поставлена удовлетворительно, но есть такие, где работа в данном направлении поставлена плохо».

В Карабудахкентском районе на протяжении многих лет действует бандподполье, которое базируется на территории некоторых населенных пунктов – Губден, Гурбуки, Джанга, Какамахи, Какашура. Так называемая избербашская оперативная зона была названа одним из вызывающих в республике беспокойство регионов. Есть пособническая база. Отмечается также активность банд в соседних Сергокалинском и Буйнакском районах. В прошлом году членами НВФ в Карабудахкентском районе совершено 87 преступлений, в результате которых погибли два и ранены 28 полицейских.

Тревожная тенденция

Из восьми фактов терроризма, имевших место в республике, два относятся к территории Карабудахкентского района. Только в 2012 году зарегистрировано четыре таких преступления.

На совместном заседании Совбеза и Антитеррористической комиссии в Дагестане в августе прошлого года говорилось о необходимости качественных изменений в работе полиции на местах, муниципальной власти по противодействию экстремизму и терроризму.

Где именно группируются войска остается под вопросом

Тогда тоже было принято решение поставить вопрос о персональной ответственности не только руководителей силовиков, но и органов местного самоуправления, отвечающих за безопасность. 

Кроме Карабудахкентского района большую тревогу вызывает ситуация в Буйнакске, где недавно произошло убийство имама буйнакской центральной мечети Гитиномагомеда Абдулкапурова.

Магомедсалам Магомедов отметил, что не видит в городе должной оценки этого факта со стороны общественности, жителей города, реакции населения, и это тоже своего рода профилактическая антитеррористическая работа.

«Руководители муниципальных образований самоустранились от этой работы, а деятельность антитеррористических комиссий зачастую не соответствует ни нормативным требованиям работы, ни остроте ситуации. Это недопустимо. Еще раз повторяю, это касается в первую очередь работы комиссий в Буйнакске, Карабудахкентском районе. Антитеррористическую комиссию в каждом районе и городе возглавляет глава МО, поэтому ответственность остается за ним», – подчеркнул глава Дагестана.

Между тем очевидно, что, если мероприятия в МО не проводятся, значит, ситуация в должной мере не контролируется и глава муниципалитета попросту не может взять ее под ответственность. И как тут обвинять, если главу за углом может поджидать боец лесного фронта. 

Во многих субъектах Дагестана работа направлена не на профилактику, а на повышение формальных показателей: план работы, отчет и т. д. И власти различных инстанций это признают, но кардинально изменить ситуацию не в состоянии. Президент республики признал, что очень плохо используется потенциал не только Антитеррористической комиссии в Дагестане, но и Комиссии по адаптации к мирной жизни при президенте РД. Во многих муниципальных образованиях ее работа носит формальный характер. Есть комиссия по взаимодействию с религиозными организациями и противодействию религиозно-политическому экстремизму. Они тоже не работают.

Те же грабли

Советник президента республики по Антитеррористической комиссии в Дагестане Растиван Беков сообщил, что совместно с НАК осуществляется проверка комиссий по антитеррору во всех муниципалитетах Дагестана.

В рамках подготовки к заседанию проверку прошли и комиссии МО избербашской зоны. «В результате установлено, что деятельность Антитеррористической комиссии в Карабудахкентском районе не соответствует остроте оперативной обстановки. Планы работ комиссии в 2011 и 2012 годах не утверждены. За этот период заседания Антитеррористической комиссии не проводились.

Направляемые протоколы и методические материалы не приняты к исполнению. Глава Карабудахкентского района в 2012 году утвердил программу противодействия экстремизму и терроризму в районе, которая не действует и находится на доработке в администрации.

Не приняты меры по выполнению комплексной программы по противодействию религиозно-политическому экстремизму в Республике Дагестан на 2009 – 2011 годы, утвержденной республиканским правительством. Ответственный секретарь по антитеррористической комиссии Растиван Беков отметил, что в администрации района отсутствует даже сам текст Программы.

Опять двадцать пять

Анализ событий позволяет утверждать, что власти совершают те же ошибки, что и при Муху Гимбатовиче. Нас волнует положение, сложившееся с экстремизмом не только в муниципалитетах, а по всей республике, и кто в этом виноват? Понятное дело, власти МО виновны. А несет ли ответственность республиканская власть, постоянно уповающая на муниципалитеты и на федеральные ведомства? 

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов не доволен обстановкой в муниципалитетах

Она контролирует свою схему ответственности, за силовой блок отвечают федеральные структуры – МВД, ФСБ, армия. Но в то же время исполнительная власть в лице председателя правительства обладает всей полной информацией.

Что касается профилактики, то этим на самом деле не занимаются силовые структуры, хотя им вменено это в обязанность главой государства, и сам Медведев, по его же словам, этим тоже занимается. Профилактические мероприятия по снижению преступности прежде всего ложатся на республиканские власти, СМИ, ту же комиссию по адаптации, Министерство образования, Управление по информационной политике, Миннац – это их работа, то, что повседневно они обязаны делать.

Теперь спрашивается, когда такие мероприятия проводились в том же упомянутом Карабудахкентском районе? Почему вообще допустили ухудшение ситуации, а где же квартальная, полугодовая, годовая отчетность, справки о ситуации в районе, поступающие в республиканские органы и лично президенту и председателю правительства Дагестана?

Почему не были осуществлены проверки ранее, ведь недовольство людей по самым различным аспектам проявлялось неоднократно. Даже если судить по сводкам СМИ, преступления совершались регулярно. Но воз и ныне там.

Значимым, на наш взгляд, стало выступление первого замруководителя аппарата Национального антитеррористического комитета Евгения Ильина, который отметил: «НАК, созданный шесть лет назад, в работе по противодействию терроризму сместил приоритет с борьбы с терроризмом на комплексный подход к этому вопросу: первое – противодействие терроризму; второе – борьба с терроризмом; третье – ликвидация последствий и работа по профилактике.

Поэтому кроме оперативных штабов, боевой составляющей и силовых структур, которые занимаются борьбой с подпольем, существует вторая, еще более важная составляющая – это противодействие идеологии терроризма и экстремизма, их предупреждение.

То, что она набрала такой мощный оборот на Юге России, думаю, связано с тем, что взята за основу межрегиональная, межнациональная и межконфессиональная основа для того, чтобы провоцировать какие-то обострения ситуации. Поэтому и в Дагестане мы вынужденно занимаемся этой проблемой, поскольку есть обстоятельства, провоцирующие жесткую ситуацию».

Здесь, думается, никто не будет спорить с федеральным чиновником, поскольку он прав. Эти обстоятельства действительно есть, и все прекрасно их знают. Это обратная сторона экстремизма, как раз то, что пополняет ряды лесного подполья – чудовищная несправедливость, творящаяся в Дагестане. Это коррупция, масштабы которой просто ужасают. Это клановость, которая не дает молодежи никаких шансов на перспективу.

Главное, что подчеркнул Магомедсалам Магомедов на выездном заседании Антитеррористической комиссии, – было то, что руководителей Карабудахкентского района и города Буйнакска, проваливших работу по линии антитеррористических комиссий, следует немедленно освободить от занимаемых должностей. Но и здесь напрашивается резонный вопрос: кто мешает и почему так поздно?

Автор: Руслан Гереев, Махачкала "НВ"

Комментарии 1