Политика

Время перемен

Похоже, 2012-й станет годом прихода к власти новых политических лидеров. Во что это выльется?

Отголоски глобального экономического кризиса грозят перетасовать правящие классы во многих странах. Елисейский дворец в Париже может занять человек, воспринимающий финансовую систему как личного врага. В США сенаторы-республиканцы в предвыборном пылу скорее спровоцируют коллапс госфинансов, чем разрешат демократу Бараку Обаме еще раз поднять потолок госдолга. В Египте народный гнев, направленный против Хосни Мубарака, уже привел к власти исламистов, которые публично сжигают израильский флаг. В 2012-м президентские выборы пройдут в 27 странах. Какие политические встряски готовит нам этот год?

Франция: социалист на скутере

 
 
 

У президента Франции немного шансов усидеть в своем кресле после выборов 22 апреля: согласно опросам общественного мнения  его поддерживают лишь 23% избирателей. Два других кандидата – Франсуа Олланд и Марин Ле Пен – набирают 30 и 17% соответственно. По имиджу Николя Саркози сильно ударила потеря Францией кредитного рейтинга: тот опустился на одну ступень – до уровня АА . А ведь он хотел как лучше и главной своей мишенью в предвыборной программе сделал чрезмерно дорогую рабочую силу. Так, он объявил о повышении ставки НДС взамен на снижение налогов на предприятия. Говорит он и о необходимости отказаться от 35-часовой трудовой недели. «Саркози все делает правильно для экономики, но его меры не дают быстрого результата, – считает менеджер французского кластера Sophia Antipolis Джастин Хаймен. – А беднейшие слои населения и частично средний класс раздражены долгим кризисом. Им нравятся выпады кандидата от Соцпартии против банков и финансовых воротил. Надеюсь, Олланд, если выиграет, не воплотит и половины обещанного, потому что иначе он ввергнет нашу экономику в стагнацию или даже рецессию».

Чем же пугает фаворит президентской гонки 57-летний Франсуа Олланд, часто разъезжающий на скутере в предместьях Парижа? Социалист, ни дня не работавший в правительстве, выпускник престижной школы госуправленцев, участвовал в национализации крупнейших компаний еще в 80-х. Его коронные фразы – о намерении «успокоить Францию» и «перевернуть страницу разрушительной эпохи Саркози». Успокаивать страну Олланд собирается, объявив войну своему врагу – финансовому сектору. Он предлагает обложить инвестбанкиров новыми налогами, ввести сборы за финансовые транзакции (впрочем, эту меру поддерживает и Саркози), запретить кредитным учреждениям регистрироваться в офшорах и законом ограничить величину банковских комиссий. Следующая мишень – богатые люди и крупные компании. Налог на доходы тех, кто получает более 150 тыс. евро в год, должен вырасти с сегодняшних 40 до 45%, а налог на прибыль корпораций – с 33 до 35%. Кстати, зарплаты президента и министров Франсуа Олланд хочет сократить на 30%.

Вырученные средства пойдут на создание 150 тыс. рабочих мест – в первую очередь для молодежи из бедных районов, а также на набор 60 тыс. учителей в муниципальные школы. Кроме того, кандидат обещает развивать бесплатную медицину и строительство социального жилья, увеличить соцгарантии работников, понизить планку пенсионного возраста до 60 лет (ранее Николя Саркози поднял ее до 62), преследовать расизм, разрешать однополые браки и усыновление детей такими супругами, а еще выводить войска из Афганистана.

«Остается страшной тайной, что же реально будет делать г-н Олланд, если выиграет?» – иронизирует The Economist. Потенциальный президент оценивает меры, озвучиваемые им в ходе избирательной кампании, в 20 млрд евро, а независимые аналитики – почти в 30 млрд. «Его проекты угрожают нашей финансовой стабильности, – возмущается министр бюджета Франции Валери Пекресс. – Мы влезем в еще большие долги и столкнемся с необходимостью повышать налоги на средний класс». На этом фоне меркнут даже радикальные предложения третьего участника гонки - дочери политика-националиста Жана-Мари Ле Пена. А ведь Марин Ле Пен весьма эксцентрична: заявляет об отказе от евро и выходе из НАТО.

США: битва насмерть

Почему миллиардер платит меньше налогов, чем его секретарь? Расчеты финансиста Уоррена Баффета, согласно которым он отдает в казну 17,7% с 46 млн долларов годового дохода, тогда как его помощник – 30% с 60 тыс., стали лейтмотивом предвыборной кампании самых разных кандидатов – от социалиста Франсуа Олланда во Франции до демократа Барака Обамы в Штатах. Для борьбы с бюджетным дефицитом нынешний американский президент намерен обложить 30-процентным налогом доходы свыше 1 млн долларов в год.

В чем состоит программа соперников Обамы – республиканцев – сейчас точно сказать нельзя, поскольку до конца июня 2012 года будут проходить праймериз и лишь потом партия представит единого кандидата. День выборов президента США назначен на 6 ноября. Кандидатов от республиканцев на данный момент четверо, причем порой они высказывают почти противоположные мнения.

Среди немногих пунктов, объединяющих их заявления, – уменьшение вмешательства государства в экономику, отказ от повышения налогов и критика действующего президента. «Барак Обама стимулирует компании, которые создают рабочие места здесь, и наказывает тех, кто этого не делает, – говорит Джемел Бренфорд, редактор газеты The Palm Beach Post во Флориде. – Да, это вмешательство в экономику. Но мне, как представителю среднего класса, такое вмешательство нравится, поэтому я поддерживаю Обаму». Политика президента приносит плоды: некоторые корпорации открывают новые заводы именно на территории США либо увеличивают нагрузку на имеющиеся. Например, на предприятиях Ford Motor Company, GM, Chrysler Group, Nissan Motor Co. и Kia Motors теперь работают 24 часа в сутки. А Intel Corporation совместно с IBM и другими компаниями сферы хай-тек собирается инвестировать 4,4 млрд долларов в научно-производственный центр в Нью-Йорке, создав 4 тыс. дополнительных рабочих мест. Несмотря на это, безработица снижается черепашьими темпами и, по последним данным, составляет 8,5%.

Экономический кризис и безработица, а вовсе не республиканцы – главные враги Обамы, утверждает директор Фонда изучения США им. Франклина Рузвельта МГУ Юрий Рогулев. Хотя соперники и не прочь помочь экономическому кризису победить действующего президента. Под предлогом борьбы с госрасходами конгресс отвергает почти все его предложения по стимулированию экономики. Длительное противостояние по вопросу повышения потолка госдолга уже обернулось для страны потерей одной ступени в кредитном рейтинге. Сейчас грядет новый конфликт: до очередного достижения лимита осталось менее 100 млрд долларов, и Барак Обама просит поднять планку еще на 1,2 трлн. По мнению экспертов, в преддверии выборов республиканцы из принципа забракуют эту инициативу, а значит, США ждут технический дефолт и коллапс работы правительства. Хотя, пожимают плечами аналитики, если президентом станет республиканец, лимит все равно придется увеличить, поскольку эти деньги нужны на финансирование оперативных задач.

Что означает смена власти в Штатах для остального мира? «Республиканцы (особенно Ньют Гингрич, один из самых вероятных кандидатов), как правило, неоконсерваторы. Речь идет об агрессивной внешней политике по принципу «есть только мы, а наши союзники – никто», а иными словами, о постоянном участии в силовых конфликтах, – резюмирует Юрий Рогулев. – Достаточно вспомнить два срока Джорджа Буша. Он начал с профицитным бюджетом, а окончил не просто с дефицитом, но и с огромным госдолгом. Еще бы, две войны, непомерные расходы. Думаю, все это может повториться».

Египет: туризм или терроризм?

В августе прошлого года эфир мировых телеканалов облетел ролик: протестующий в Каире залезает на крышу посольства, а потом срывает и сжигает израильский флаг. Причина – гибель трех египетских пограничников (по одной из версий, они были расстреляны случайно, когда израильские спецслужбы преследовали боевиков возле границы на Синайском полуострове), но эксперты не устают говорить об исламизации когда-то приветливой туристической страны. На прошедших в январе этого года парламентских выборах безоговорочную победу одержала Партия свободы и справедливости, политическое крыло движения «Братья-мусульмане». Эта организация во многих странах, в том числе в России, запрещена, так как попадает в разряд экстремистских. Вместе с еще более радикальной салафитской партией «Ан-Нур» исламисты получили более 75% мест в нижней палате парламента. А по результатам февральского народного голосования им досталось 150 из 180 мандатов в верхней палате. Выходит, именно они будут писать новую конституцию, формировать правительство и выставлять основного кандидата на пост президента на выборах, которые планируется провести до конца июня 2012 года.

«Египет превращается в агрессивное исламистское государство суннитского образца. И это быстро может вылиться в египетско-израильскую войну», – категоричен президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. У политолога два аргумента. Первый – агрессия радикального ислама, направленная на Израиль, второй – необходимость для новой власти ослабить или даже физически уничтожить армию, главного соперника в политической борьбе. Евгений Сатановский проводит историческую параллель с исламской революцией в Иране в 1979-м, одним из последствий которой стала затяжная война с Ираком. Впрочем, далеко не все придерживаются столь апокалиптических прогнозов. «Будет сильная антиизраильская риторика, но не вооруженный конфликт, – считает старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов. – Во-первых, у «Братьев-мусульман» хорошие отношения с военной хунтой, им нет надобности играть против армии. Во-вторых, Египту приходит помощь от США в размере более 1 млрд долларов в год. Страна зависит от этих денег и не станет нападать на ближайшего союзника Штатов».

Что думают о воцарении исламистов простые египтяне? Ахмед Мустафа, работающий гидом в компании – крупном российском туроператоре, голосовал за более либеральные силы, но и в «Братьях-мусульманах» опасности не видит. «Я верю, что они способны проводить реформы, в том числе демократические, – не скрывает он. – Радикалы – салафиты – предложили обязать туристок одеваться скромнее даже на курортах, запретить бикини. Но я не сомневаюсь, что эта идея не пройдет. Иначе мы потеряем турбизнес. И куда тогда девать 5 млн египтян, которые этим кормятся?» Несмотря на смуту, жизнь заметно меняется к лучшему, уверен Ахмед Мустафа.

Сирия: конец ужаса или ужас без конца?

Текущий год может поставить точку в долгой гражданской войне в другом арабском государстве – Сирии. В феврале там прошел референдум, по итогам которого была одобрена новая конституция, вскоре должны последовать парламентские выборы. Президент Башар Асад даже пошел на уступки, позволив оппозиционным партиям принять в них участие. Правда, это все равно не успокоило оппозицию, которая совершенно убеждена: результаты выборов могут быть сфальсифицированы.

Между тем некоторые страны-соседи, к примеру Катар, только и ждут благовидного предлога, чтобы направить в Сирию свои войска, а лучше – войска сразу нескольких арабских государств. Главная интрига: заступится ли Иран за союзника? Если да, это выльется в полновесную войну на Ближнем Востоке, которая еще больше взвинтит нефтяные цены.

«Важно, кто именно согласится воевать против Сирии. Если лишь арабские страны, у которых нет сильной армии, Иран легко с ними расправится, – рассуждает Евгений Сатановский. – Другое дело, если вмешается Турция, которой выгоден распад Сирии. С таким мощным противником Иран, возможно, не захочет связываться». Скорее всего, не станет шиитская держава сражаться и с армией НАТО. Впрочем, вероятность, что войска Североатлантического альянса вторгнутся в Сирию, пока относительно невысока: резолюцию Совбеза ООН, призывающую к отставке Асада, отказались подписывать Россия и Китай.

Венесуэла: и Чавес такой молодой...

«Я хотел уйти в 2021-м, но, раз оппозиция утверждает, что я умираю, у меня возник другой план: с Божьей помощью и с вашего одобрения буду править до 2031 года», – заявил президент Венесуэлы Уго Чавес в ноябре 2011-го. Он занимает свой пост с 1999 года, и даже тяжелое раковое заболевание не дает ему повода сомневаться в своей победе на выборах 7 октября 2012-го. Правда, к чему сомнения? «Чавес настолько изменил законодательство страны, что практически гарантировал себе переизбрание», – замечает замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Он не только полностью сформировал состав Национальной ассамблеи, но и заручился поддержкой военных. В то время как оппозиция, в основном представленная богатыми слоями населения, раздроблена и единого лидера, который пользовался бы популярностью, не имеет.

Но если к власти в республике придет другая сила, то это обернется укреплением связей с США и ослаблением – с Россией. Так, будут пересмотрены некоторые контракты по вооружению, предполагает г-н Сударев. А сейчас, по данным Центра анализа мировой торговли оружием за 2011 год Венесуэла на первом месте среди импортеров российских сухопутных вооружений. Кроме того, при победе оппозиции сократятся налоговые поступления и произойдет либерализация некоторых секторов рынка – розничного и, вероятно, финансового, уточняет ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. Такие изменения могут стать первым шагом к новой политической системе страны, несколько уставшей от социализма.

Мексика: наркотики или жизнь

На улицах городов и поселков этой страны разворачивается самая настоящая война. С 2006 года в результате бандитских разборок в Мексике погибло 50 тыс. жителей. «Президент Фелипе Кальдерон разворошил осиное гнездо, начав масштабную антинаркотическую кампанию, – констатирует Владимир Сударев. – Так Мексика потеряла политическую стабильность». В прошлом году там прошли массовые марши протеста с требованием прекратить войну, объявленную наркокартелям: население оказалось против вроде бы верной, но вместе с тем кровавой политики президента, приводящей к эскалации насилия.

Похоже, накануне парламентских и президентских выборов, назначенных на 1 июля этого года, правящая Партия национального действия лишилась многих своих избирателей. Среди явных фаворитов две силы, уже давно не бывшие у власти, – Партия демократической революции и Институционно-революционная партия. Последняя из них, судя по опросам общественного мнения, лидирует. А в случае ее победы страна возьмет левый курс, полагает эксперт Экономической экспертной группы Илья Прилепский, что повлечет за собой развитие социальных программ и снижение привлекательности Мексики как дешевого рынка труда.

Комментарии 1