Общество

Исламский призыв Пьера Фогеля

На днях австрийская полиция запретила лекцию известного немецкого проповедника Пьера Фогеля. Полиция объяснила свое решение тем, что выступления бывшего боксера, а ныне одного из самых популярных в среде немецкоязычных мусульман имама слишком радикальны.

Пьер Фогель, после принятия ислама взявший себе имя Абу Хамза, должен был выступить в одной из  пиццерий, принадлежащей жителю города Грац. Планировалось также, что имам проведет ряд встреч с мусульманской молодежью в австрийской столице Вене и  ее окрестностях. Однако из-за решения местной полиции проповеднику пришлось отказаться от публичных выступлений в Австрии.

Это не первый инцидент подобного рода. В прошлом году Пьеру Фогелю был запрещен въезд в Швейцарию, где он планировал принять участие в кампании против решения швейцарских властей о запрете на строительстве минаретов. Тогда проповедника остановили швейцарские полицейские в районе города Базель и вручили ему уведомление о том, что власти альпийского государства не желают видеть его на своей территории. Пьеру Фогелю пришлось вернуться в Германию, однако решимости имама бороться за права мусульман в Европе от этого инцидента не убавилось. Также, как и поклонников молодого имама.

Как Пьер Фогель стал Абу Хамзой

Пьера Фогеля по праву можно считать самым популярным мусульманским проповедником Германии. Он  преподает уроки ислама в мечети «Ан-Нур» в берлинском районе Нойкёльн, в котором проживает наибольшее число иностранцев. Руководитель просветительской организации «Приглашение в рай» принял ислам в 2001 году. Фогелю тогда было 23 года, и он считался  одним из самых перспективных боксеров среди немецких профессионалов. В любом случае с тех пор, как он перешел в профессионалы, Пьер не проиграл ни одного боя. Что заставило молодого спортсмена оставить карьеру в самом расцвете сил, трудно сказать, однако сам Фогель, говоря о своем возвращении в ислам, рассказал о том, что с каждой победой на ринге, с каждым новым успехом в спорте, он ощущал какую-то внутреннюю пустоту. «Я видел, как зрители и поклонники ликуют каждый раз, когда я отправлял соперника в нокаут, – рассказывал он в одном из интервью. – Я понимал, что  честно отработал свой бой. И что эти ликующие люди вокруг ринга доказательство тому. Но настоящей радости или удовлетворения это не приносило. Я все больше и больше чувствовал пустоту, в которую погружался. Я не видел смысла в том, что делал».

Чтобы избежать армию,  Пьер Фогель поступает на альтернативную службу. В перерывах между боями и турнирами он ухаживает за стариками и больными в одном из немецких домов престарелых. «Этот период моей жизни и стал переломным, – вспоминает имам. – В Бога я не верил, я верил в себя. Мне казалось, что человек сам  может располагать своей жизнью и судьбой, и тот, кто верит в себя, может достигнуть всего.  Но там, в доме престарелых, я впервые столкнулся с тем, сколько на самом деле в Германии  брошенных родными и близкими людей, которые доживают свои дни в одиночестве. Я начал задумываться над истинным смыслом жизни, над тем, что прозойдет после смерти».

Как и многие другие европейцы, принявшие ислам, Пьер Фогель сначала  увлекся буддизмом. Не переставая заниматься спортом, он примкнул к группе буддистов и начал изучать соответствующие ритуалы, попутно заучивая наизусть мантры. Но однажды, вспоминает Фогель, он случайно разговорился с одним из своих соседей, рьяным христианином и исламофобом. «Я был открытый человек, очень толерантный, одинаково относился ко всем религиям, да и как новообращенный буддист старался любить всякую живую тварь, будь то животное или растение. Не говоря уже о людях.  Но в разговоре с моим соседом меня поразило то, с какой злобой он отзывался о мусульманах и об исламе. И эта злоба в моем представлении никак не вязалась ни с Библией, ни с христианством».

В тот день будущий прововедник решил побольше узнать об исламе. В библиотеке своей старшей сестры он обнаружил книгу с толкованием смыслов Корана. Через несколько дней он принял  ислам и сразу же погрузился в его изучение. Пьер Фогель бросил спорт, взял себе кунью Абу Хамза и уехал в Саудовскую Аравию. В Мекке он  изучал арабский язык и исламские науки.

Он жил в трущобах городских

Вернувшись через несколько лет  из Мекки, Пьер Фогель развернул бурную деятельность в так называемых «трудных» районах Берлина. Он занялся исламским призывом, и в первую очередь среди  мусульманской же молодежи. Точнее той ее части, которая бездельно склонялась на улицах Берлина, населенных преимущественно мигрантами. Именно юные жители этих современных городских «гетто» стали первыми слушателями и учениками Абу Хамзы. Превосходный оратор, он собирал вокруг себя мальчишек из берлинских окраин, которые хотя и позиционировали себя мусульманами, но делали это нередко   в знак протеста против социального неравенства и беспросветности,  при этом о  религии своей  зная ничтожно мало.

Вскоре популярность молодого имама перешла границы одной лишь немецкой столицы. Известность ему  принесли публичные проповеди на самых оживленных площадях немецких городов, на которых потрясенные немцы тут же десятками принимали ислам. Этот совершенно новый для Европы вид мусульманского призыва можно назвать ноу-хау Пьера Фогеля. Ведь до него никому не приходило в голову превращать призыв в увлекательное и массовое зрелище.

Разумеется, что   подобная бурная деятельность проповедника не осталась незамеченной немецкими властями. Секретная полиция Германии, БНД, давно уже наблюдает за имамом. А в средствах массовой информации его часто называют «прововедником ненависти», обвиняя в том, что Абу Хамза на своих проповедях призывает к неприятию европейских ценностей. Сам Фогель эти обвинения отвергает. На своем интернет-портале «Приглашение в рай» он неустанно повторяет, что в Германии и в Европе очень много достижений и благ, которые полностью соответсвуют исламу. Медицинское обслуживание, безопасность, социальная система, которая помогает слабым и незащищенным членам общества. «Но есть и вещи, которые неприемлемы для ислама и мусульман, говорит он, проституция, например, торговля детьми и женщинами, алкоголизм. Мы осуждаем эти явления.  Любой вменяемый человек должен осуждать эти вещи, где бы он не находился и к какой бы вере не относился».

Тем не менее, Пьер Фогель продолжает поляризировать немецкое общество. Молодой человек с весьма колоритной внешностью и острым умом, он привлекает к себе внимание уже одним своим внешним видом.  А его способность не терять самообладания и чувство юмора  в  дискуссиях даже с явно враждебно настроенными оппонентами  прибавляет все новых сторонников как среди мусульманской молодежи, так и среди местных немецких бюргеров. Даже тот факт, что полиция запретила выступление имама в Австрии не помешал его популярности. И хотя представительница Свободной Партии Австрии Сюзанне Винтер прокомментировала инцидент с запретом лекций Фогеля с явным ликованием, призвав власти к полному запрету деятельности имама на территории Австрии, ряд венских мусульманских организаций, сославшись на свободу совести,  уже заявила о намерении вновь пригласить Фогеля.

Сам Пьер Фогель тоже не унывает. Несмотря на то, что выступить в Граце и в других австрийских городах ему не удалось, безрезультатным его поездку в страну Альпов назвать нельзя. На своем интернет-портале проповедник выложил видео, на котором видно, как во время поездки в Грац Абу Хамза по телефону прямо в машине объясняет желающей принять ислам индийке, проживающей в Германии, как произнести шахаду. Мобильный телефон имама переключен на громкую связь и можно услышать, как женщина повторяет за Фогелем формулу шахады. Затем довольный имам поздравляет женщину с принятием ислама. Поездка  в Австрию все-таки оправдалась.

Автор: Аминат Мальсагова

Комментарии 3