Их нравы

Германия и богатые страны ЕС: рост "правого" экстремизма

Рост правого экстремизма характерен не только для Германии.

Во многих европейских странах у крайне правых в последнее время выросла поддержка со стороны населения. В Финляндии, например, партия «Истинные финны» на парламентских выборах набрала 19,1 процента голосов, «Шведские демократы» прошли в риксдаг с 5,7 процента голосов, а нидерландская Партия свободы с ее лидером Гертом Вилдерсом получила 15,5 процента голосов избирателей. Отметим, что крайне правые находятся на подъеме в наиболее экономически развитых и богатых странах ЕС - в Германии, Швеции, Финляндии, Нидерландах. Это - тревожный симптом, заставляющий в очередной раз скептически оценить перспективы сохранения единства объединенной Европы.

По результатам репрезентативного соцопроса Свободного университета Берлина 49 процентов опрошенных считают, что приток иностранцев в Германию должен быть сокращен. 38 процентов участников исследования заявили, что ислам не соответствует западному стилю жизни и несет опасность для него. От 25 до 30 процентов жителей Германии предпочитают политику «не вижу, не слышу и знать не хочу» в отношении проявлений правого радикализма. Около 40 процентов согласны с утверждением, что в период экономического спада всех иностранцев следует отправлять на родину и предоставлять рабочие места только немцам. Кроме того, более 70 процентов респондентов уверены, что Германия тратит слишком много денег на общеевропейские нужды, например на помощь Греции. Социологи пришли к двум очень важным выводам: негативное отношение к иностранцам характерно для представителей разных социальных слоев немецкого общества, и если праворадикальные взгляды присущи лишь 5 процентам немцев, то правопопулистские высказывания находят отклик у трети населения.

По оценкам аналитиков, довольно терпимы к правопопулистским высказываниям даже представители партий в бундестаге и в земельных парламентах. Так, по данным опроса института Forsa, 44 процента депутатов от Христианско-демократического союза (ХДС), около 40 процентов от партии Свободных демократов (СвДП), 29 процентов социал-демократов (СДПГ) и 27 процентов партии «зеленых» считают, что ислам представляет собой угрозу западным ценностям. Руководители этих партий пока не выработали четкого отношения к такой позиции своих членов и, по всей видимости, еще долго будут игнорировать их фактически враждебное отношение к исламу.

Нельзя сказать, что правительство Германии равнодушно наблюдает за ростом неонацизма. 27 января в бундестаге прошло заседание, посвященное памяти жертв Холокоста и освобождению советскими войсками концентрационного лагеря Освенцим. На заседании присутствовали федеральный президент и канцлер А. Меркель. Группа экспертов, созданная в 2009 году, представила депутатам доклад о распространении в обществе ксенофобии и, в частности, антисемитизма. Выводы доклада неутешительны: каждый пятый немец является латентным антисемитом.

В докладе множество примеров: на конкурсе «Евровидения» в 2011 году немецкая певица Лена Майер-Ландрут не получила ни одного балла от телезрителей в Израиле, и в результате немецкие социальные сети пестрели антисемитскими высказываниями. Антисемитские речёвки не редки на соревнованиях любого уровня во время выступлений израильских спортсменов. В докладе говорится также о том, что нередко антисемитизм скрывается за критикой политики государства Израиль в отношении палестинцев, в том числе в высказываниях парламентариев.

18 января этого года после напряженных переговоров между министерствами внутренних дел и юстиции немецкое правительство одобрило законопроект о создании сводного банка данных на неонацистов. Согласно законопроекту, в этом банке данных, которым правоохранительные органы смогут пользоваться в масштабах всей Германии, будут зарегистрированы правые экстремисты, демонстрирующие готовность к насилию. Однако, по мнению полицейских, чтобы получить адекватное представление о неонацистской сцене, в банк данных следовало бы вносить и сведения о тех лицах, с которыми экстремисты поддерживают контакты. Против данного предложения категорически выступает министр юстиции ФРГ З. Лойтхойзер-Шнарренбергер и её ведомство, ссылаясь на нарушение демократических принципов государства. Поэтому законопроект ещё подлежит доработке.

На фоне всех этих мер, принимаемых федеральным правительством, в немецком обществе в очередной раз звучат требования запретить праворадикальную Национал-демократическую партию Германии (НДПГ). По состоянию на прошлый год в Национал-демократической партии Германии насчитывалось всего 6600 официально зарегистрированных членов. Подсчитать число сочувствующих невозможно. В трех федеральных землях НДПГ преодолела пятипроцентный барьер и имеет своих депутатов в земельных парламентах. Средний возраст членов НДПГ - 35 лет. Партия пропагандирует откровенно националистические взгляды. Но запретить её невозможно. В 2003 году парламент уже обращался в Конституционный суд с требованием запрета НДПГ. Однако суд вынужден был отклонить запрос. Во-первых потому, что не было доказательств «антиконституционности» НДПГ, т.е. партия не угрожала существованию ФРГ. А второй причиной было то, что из 200 ведущих функционеров партии 30 оказались платными осведомителями Федерального ведомства по охране конституции. Поэтому очередная попытка добиться запрета НДПГ должна быть тщательно подготовлена. Спецслужбы Германии указывают, что до нового суда пришлось бы отозвать всех осведомителей. Это создаст потенциальную угрозу их жизни, но главное, ведомство тогда потеряет контроль над действиями правых экстремистов и будет вновь обвинено в своей «недееспособности». Сторонники запрета, в свою очередь, задаются риторическим вопросом: зачем нужны эти осведомители, если, к примеру, недавно раскрытая группировка из Цвиккау могла отстреливать людей в течение 10 лет?

Можно считать простым совпадение, что на фоне этой дискуссии в немецкий кинопрокат вышел фильм «Kriegerin» («Воительница») режиссера Давида Внендта, уже собравший немало трофеев на международных кинофестивалях. Достаточно жестокий фильм рассказывает о банде скинхедов, разрисованных свастикой, ненавидящих евреев, «узкоглазых и чёрных», бесчинствующих в электричках и на улицах. Однако он рассказывает и о том, как эти молодые люди пришли к «коричневым» взглядам, и есть ли у них шансы вернуться из неонацистского безумия в нормальный человеческий мир. Режиссёр, по его словам, срисовал своих героев с реальных молодых людей, с которыми общался в ходе подготовки сценария. Фильм не является назидательным, однако по мнению издания «Frankfurter Rundschau», призывает всё же, «не закрывать глаза, а заодно и не затыкать уши.» «Потому, что тревогу режиссера Давида Внендта разделит любой, кто хоть раз ехал в поезде по восточногерманской провинции и молился, чтобы попутчики не заподозрили, что ты - иностранец», пишет издание.

Пока политики решают, что приемлемо для демократического государства в борьбе с национализмом, муниципалитеты сами берут на себя инициативу борьбы с национализмом.

Примером может послужить деятельность городского общественного объединения «Многоцветный Нойруппин» («Buntes Neuruppin»). Небольшой немецкий городок Нойруппин с населением в 30 тысяч человек несколько лет ведёт успешную борьбу с националистами. Недавно на пресс-конференции по итогам партийного съезда НДПГ праворадикалам даже пришлось выступать перед журналистами на фоне плакатов антинацистского содержания. На них были изображены жители города, которые однозначными жестами демонстрировали свое отношение к представителям праворадикальной партии.

В заключении хочется подчеркнуть, что рост правого экстремизма характерен не только для Германии. Во многих европейских странах у крайне правых в последнее время выросла поддержка со стороны населения. В Финляндии, например, партия «Истинные финны» на парламентских выборах набрала 19,1 процента голосов, «Шведские демократы» прошли в риксдаг с 5,7 процента голосов, а нидерландская Партия свободы с ее лидером Гертом Вилдерсом получила 15,5 процента голосов избирателей. Отметим, что крайне правые находятся на подъеме в наиболее экономически развитых и богатых странах ЕС - в Германии, Швеции, Финляндии, Нидерландах. Это - тревожный симптом, заставляющий в очередной раз скептически оценить перспективы сохранения единства объединенной Европы.

Комментарии 1