Общество

Ислам в «континентальной» Украине: главные проблемы развития общин

  Рассматривая вопросы развития Ислама в европейской части СНГ, исследователи  обращают внимание главным образом на принадлежащий Украине Крым. Это оправдано в  первую очередь репатриацией коренного населения Крыма, начавшейся в 1989 году, а  также значимостью процессов, происходящих на полуострове (например, в контексте  отношений между Россией и Украиной). В этой статье мы рассмотрим достижения  мусульманских общин в несколько других территориальных пределах — в частности, в  «континентальной» Украине (т. е. всех областях, кроме Крымской Автономии).

До конца 80‑х годов прошлого века Ислам в Украине был полностью  подпольным явлением. После репрессивных мер 30‑х годов, а также депортации  крымских татар, мусульманские общины формально прекратили свое существование.  Небольшие собрания функционировали только в крупных городах (главным образом в  Восточной Украине), которые проводили молитвенные и другие ритуалы в частных  домах. Лишь в связи с провозглашением независимости в 1991 году мусульмане  Украины снова получили определенную свободу религиозной деятельности, хотя  активные процессы возрождения начались еще в конце 80‑х годов. За двадцать  последующих лет была создана широкая сеть исламских общин, открыты сотни  мечетей, школ, начала издаваться религиозная литература, реализуются многие  другие проекты, в том числе и международного уровня.

Как отмечают эксперты, несмо­тря на отсутствие достоверных данных  о количестве мусульман в Украине, вполне вероятным минимумом являются цифры в  пределах 300–500 тысяч верующих (из которых более 200 тысяч составляют крымские  татары, а еще несколько десятков тысяч — волжские татары, проживающие с конца  ХІХ века на Донбассе). Впрочем, это число включает только верующих, имеющих  украинское гражданство или уже длительное время проживающих в Украине. Нет  объективных данных о количестве мигрантов из мусульманских стран, вследствие  чего оценка максимальной численности верующих действительно крайне  проблематична. Цифры в 1–2 млн, которые приводятся в некоторых источниках, не  подтверждены никакими конкретными исследованиями, а поэтому остаются лишь  гипотетическими.

Учитывая тот факт, что в суннитском Исламе, который доминирует на  территории Украины, исторически не сформировалась административная система  управления, похожая на католическую или православную церковь в христианстве,  вполне естественным является то, что отечественные мусульмане сплочены вокруг  многих религиозных центров. Еще со времен Российской империи, когда в 1831 году  было создано «Таврическое духовное магометанское правление», мусульмане на  территории Украины и СНГ унаследовали специфическую форму административного  устройства, во главе которой находится муфтий, избранный представителями местных  общин на определенный срок. Таким образом, уже в 1990‑х годах, после репатриации  крымских татар, было образовано Духовное управление мусульман Крыма (1991).  Позже появились другие структуры, наиболее крупной из которых можно считать  Духовное управление мусульман Украины (ДУМУ) с центром в Киеве (1992).  Возглавляемое ливанским шейхом Ахмедом Тамимом, ДУМУ позиционирует себя как  центральное представительство мусульман Украины, поддерживая тесные связи с  представителями местной власти, а также религиозными организациями и  дипломатическими миссиями арабских государств. Активно продвигаются проекты по  развитию мусульманских общин в других областях Украины. Учитывая и  географическую позицию, и довольно успешную политику в отношении актуальных  вопросов (пропаганда религиозной толерантности, участие в диалоге с  представителями других религий), ДУМУ приобрело статус весьма влиятельного  сообщества. Так, в 2010 году при поддержке ДУМУ был создан филиал в Крыму  («Духовный центр мусульман Крыма»), что привело к латентному конфликту между  ДУМУ и Духовным управлением мусульман Крыма. Следует также отметить, что в  научных и религиозных публикациях ДУМУ часто обвиняется в так называемом  «хабашизме» (один из суфийских вариантов суннитского Ислама, развитый в трудах  Абдаллаха аль­Харрари (1910–2008)). Несмотря на определенную тенденциозность  этого термина, следует отметить, что в публикациях ДУМУ (в газете «Минарет»,  других изданиях) наследие аль­Харрари действительно играет весьма важную, а  порой и определяющую роль.

В 1994 году в Донецке был образован Духовный центр мусульман  Украины (ДЦМУ), активную роль в создании которого сыграл Рашид Брагин. Сегодня  Центром руководит муфтий Руслан Абдикеев. По состоянию на 2011 год в состав ДЦМУ  входит 21 община, главным образом в Луганской, Донецкой и Харьковской областях.  Под эгидой ДЦМУ были реализованы два весьма примечательных для независимой  Украины мусульманских проекта — создание Партии мусульман Украины,  существовавшей с 1997 по 2005 год, а также Киевского исламского университета,  готовившего имам­хатыбов с 1999 по 2001 год. ДЦМУ сыграл важную роль в  институционном развитии Ислама на востоке Украины, в частности, в среде волжских  татар.

В 2007 года в Киеве представители татарской общины  зарегистрировали организацию под названием «Киевский муфтият», которую возглавил  известный деятель Канафия Хуснутдинов. Представляя главным образом поволжских  татар, «Киевский муфтият» быстро занял значимое место среди других мусульманских  организаций Украины. Так, началось издание журнала «Украина и исламский мир»,  где помимо собственно религиозных публикаций издаются научные статьи,  посвященные различным проблемам Ислама в Украине. Налажено сотрудничество и с  мусульманскими организациями других стран СНГ.

Десятью годами ранее, в 1997 году, была создана Всеукраинская  ассоциация общественных организаций «Альраид», в состав которой входит около  десятка местных общин по всей территории Украины. В отличие от вышеупомянутых  духовных управлений, «Альраид» зарегистрирована как «общественная», а не  «религиозная» организация. Впрочем, это не препятствует активной деятельности —  изданию газеты (также «Альраид») и различной религиозной литературы, созданию  воскресных исламских школ, проведению различных благотворительных акций. Актив «Альраида»  прежде всего состоит из представителей арабской диаспоры в Украине, а также  «новых мусульман», то есть прозелитов из числа украинцев, русских и других  славянских народов. В 2008 году при активном участии «Альраида» было создано ДУМ  Украины «Умма», возглавляемое Саидом Исмагиловым. За несколько лет работы «Умма»  зарекомендовала себя как проукраински ориентированная организация, использующая,  в отличие от многих других духовных управлений, украинский язык как главный  рабочий (на украинском языке выходит и официальная газета «Умма»). В 2010 году,  вместе с «Киевским муфтиятом» и Духовным управлением мусульман Крыма, ДУМУ «Умма»  обратилось с открытым письмом к президенту Украины, предлагая признать мнение  представителей этих трех общин как отражающее интересы всего мусульманского  сообщества Украины. Следует также отметить деятельность Совета духовных  управлений мусульман Украины, действующего с 2009 года и включающего в себя ДУМ  Крыма, ДУМУ «Умма» и «Киевский муфтият». В частности, Совет показал свою  эффективность при распределении квот, выделяемых украинским мусульманам  Министерством хаджа Королевства Саудовская Аравия.

Начиная с 2000‑х годов, в Крыму и других частях Украины стали  появляться мусульманские объединения, связанные, среди прочего, с деятельностью  «Исламской партии освобождения» (Хизб ут­Тахрир аль­Ислями), социально активным  мусульманским традиционализмом (салафия) и шиизмом (центр «Бейт аз­Загра» в  Луганске). На сегодняшний день автономные мусульманские общины функционируют  практически в каждом крупном украинском городе. Наиболее известные — «Аль­Ихляс»  (Киев), возглавляемая шейхом Шакиром Яхьяевым, а также община «Прямой путь»  (Одесса).

После Второй мировой войны в Украине не существовало ни одного  мусульманского учебного заведения. Как показывают отдельные исследования, в  немногочисленных мусульманских общинах Украины трансляция религиозного знания  имела характер подпольной работы. Впрочем, в начале 90‑х годов ситуация начала  меняться. Благодаря усилиям мусульманских организаций и иностранных  благотворительных фондов стали открываться мусульманские учебные заведения. В  частности, в Донецке в течение нескольких лет действовал Украинский исламский  университет, который, согласно сообщениям, прекратил свое существование в силу  административных споров. Планируется открытие еще одного учебного заведения на  базе «Киевского муфтията». Отдельный университет функционирует при ДУМ Украины,  который, по сообщениям прессы, имеет тесное сотрудничество с университетом  «Аль­Азхар». Исследователи отмечают, что, не имея специальных учебных помещений,  университет состоит из одного факультета («факультет шариата и основ религии»),  а учебная программа построена на основе доктринальных текстов «Исламской  ассоциации благотворительных проектов». Таким образом, указанные учебные  заведения скорее имеют характер школ выходного дня при мечетях, призванных  обеспечить минимум религиозных знаний.

Отсутствие в Украине учреждений высшего религиозного образования,  то есть собственно исламских университетов, не способствует серьезной подготовке  кадров, а отправиться на обучение за границу могут далеко не все желающие.  Подготовка кадров на местах способствовала бы лучшему пониманию ситуации  будущими имамами и главами религиозных общин, развитию общего интеллектуального  уровня мусульманской общественности. В итоге это позволило бы адекватнее  реагировать на вызовы современности, отстаивать свои права, и, главное,  сохранять верность всем требованиям религиозной традиции.

 

Михаил  Якубович, кандидат исторических наук, научный сотрудник Национального университета «Острожская академия» (Украина)

Комментарии 1