Среда обитания

Наращивание силовых группировок и действия силовиков из соседних регионов - ключевой фактор осложнения ситуации в Дагестане

На минувшей неделе в Дагестан  началась переброска подразделений Временной оперативной группировки, базирующейся в Ханкале. Такое решение принял глава МВД России Рашид Нургалиев: «для стабилизации оперативной обстановки».

Еще в начале февраля президент Дагестана Магомедсалам Магомедов в очередной раз посетовал на «обострение обстановки» в республике и заявил о создании пяти сводных оперативных групп, которые будут состоять из сотрудников ФСБ, МВД и внутренних войск. Места их дислокации – «наиболее опасные с точки зрения террористических угроз» районы республики – Дербентский, Кизилюртовский, Цумадинский, Унцукульский и Сергокалинский.

Не прошло и двух месяцев, как Рашид Нургалиев решил помочь своим дагестанским коллегам. И в прошлую среду десятикилометровая военная колонна проследовала из Ханкалы  на юг. Конечная цель – Карабудахкентский район, как наиболее удобная точка дислокации между Губденским, Сергокалинским и Буйнакским районами.

Именно в этих районах сегодня действуют наиболее крупные, хорошо подготовленные и активные дагестанские джамааты: Губденский, Сергокалинский и Кадарский. Они были созданы под непосредственным контролем Магомедали Вагабова, одного из дагестанских амиров, убитого летом 2010 года.

Губденским был и последний амир Дагестана, Ибрагимхалил Даудов, погибший в спецоперации около месяца назад, а его наиболее вероятным преемником может стать глава Кадарского джамаата Рустам Асельдаров. Этими обстоятельствами и объясняется столь пристальное внимание силовиков именно к центральному Дагестану.

Передислокация подразделений внутренних войск из Ханкалы  - мера временная, и связана с подготовкой  к массированной атаке на дагестанское подполье, активную фазу которой, судя по всему, планируется провести, пока леса не покрылись весенней зеленью.

Однако речи о том, что в этих спецоперация в каком-либо качестве будут принимать участие бойцы чеченских подразделений не идет. Да и идти не может. И вот почему.

Между руководством Чеченской республики и ФСБ, под контролем которого проходят все контртеррористические операции (КТО) на территории Дагестана, существуют довольно натянутые отношения.

В деятельность «кадыровцев» на территории Чечни они не вмешиваются, но и попытки «поучаствовать» чеченской милиции в той или иной  КТО на территориях соседних республик, пресекают. Взять хотя бы последнюю нашумевшую операцию под руководством Рамзана Кадырова.

Операция началась 13 февраля на территории Ножай-Юртовского района Чеченской республики, чеченские бойцы взяли в кольцо личного врага Рамзана Кадырова Магарби Тимиралиева.

Непрерывные бои с применением артиллерии и авиации продолжались около  недели и помимо Ножай-Юртовского района захватили Казбековский и Хасавюртовский районы Дагестана. Национальный антитеррористический комитет сразу же отмежевался от этой операции, предоставив разбираться с ситуацией министру МВД Дагестана Абдурашид Магомедову.

То, как он «разобрался» с ней, это отдельный вопрос (в то время как бомбили окрестности дагестанских сел в Казбековском районе, силовики упорно отрицали сам факт проведения боевой операции на территории Дагестана). Но факт остается фактом, НАКовцы не предложили помощи чеченцам, в результате чеченская милиция понесла огромные потери: 17 погибших,  более 30 раненых.

Во-вторых, все прекрасно знают, что у чеченцев непростые отношения со своими соседями. Слишком много взаимных претензий и обид накопилось за последние 15 лет.

Возьмем хотя бы Ингушетию. С 2005 года Рамзан Кадыров неоднократно предлагал свои услуги «по наведению порядка» в соседней Ингушетии, а в 2009-м самостоятельно чуть было не претворил свои предложения в жизнь. Напомню, сразу же после покушения на Юнус-бека Евкурова летом 2009 года было не ясно, сможет ли ингушский президент вернуться к исполнению своих обязанностей, и в республике установился период безвременья.

Рамзан Кадыров сразу же объявил, что «отомстит за брата» и отныне берет под свой контроль все спецоперации на территории Ингушетии. Москва промолчала. Однако самим ингушам не пришлась по вкусу такая активность чеченского лидера.

Урегулировать ситуацию удалось с трудом и с тех пор явного присутствия чеченских силовиков на территории Ингушетии не наблюдается, даже на территории Сунженского района, где до сих пор отсутствует официальная административная граница между Чечней и Ингушетией, их присутствие стало менее заметно.

Исходя из этих обстоятельств, сознательно усугублять и без того непростую ситуацию в Дагестане, власти не заинтересованы. Тем более, что впереди весеннее наступление.

Автор: Ирина Гордиенко

Комментарии 5