Среда обитания

«Мама, забери нас отсюда, нас убивают!»

Прошлой осенью огромный резонанс вызвало появление в Кабардино-Балкарии неких «Чёрных ястребов» – персонажей, скрывавщих лица за чёрными масками, позиционировавших себя как «люди из народа» и заявлявших о своей готовности положить конец экстремизму. Одного из «народных мстителей» опознали – под маской скрывался офицер Центра «Э»…  Среди основных методов, которыми они собирались действовать, – террор, который планировалось развязать против родственников членов НВФ.

В Дагестане никто не делал таких громких заявлений.  Однако de facto здесь хватает своих «чёрных ястребов», специализирующихся на борьбе с женщинами и детьми. При этом вовсе не обязательно состоять в родстве с участниками вооруженного подполья – подчас достаточно быть соблюдающей мусульманкой, чтобы попасть под пристальное внимание силовых структур, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Особую тревогу в этом отношении вызывает Кизлярский район, о происходящих там систематических нарушениях прав женщин и детей мы неоднократно писали:

Избиение женщин становится нормой

Как кизлярские силовики мусульманку с Ураза-байрамом поздравляли

Новоселье по-кизлярски

«…я устала от этих бесконечных обысков и незаконных действий…

Обращения во всевозможные инстанции никаких изменений в лучшую сторону не принесли. Беспредел силовых структур продолжается; никто  не получил даже взыскания. Полицейские чины продолжают занимать свои должности и выполнять свою нелёгкую работу: издевательства над женщинами и детьми в Кизлярском районе продолжаются…

А Сергей Иноземцев, фигурирующий фактически в каждом заявлении, был повышен за свою инквизиторскую деятельность, превратившись из начальника криминальной полиции РОВД Кизлярского района в начальника РОВД Кизлярского района…

Из заявления Гусеновой Гульжат Камиловны, жительницы селения Черняевка, ПМК-5, Кизлярского района:

«У меня трое детей – 11 лет, 9 лет и 7 лет. Они погубили моих детей – дети теряют сознание, у одного приступы, другой трясётся, слышат шум машины – и чуть с ума не сходят. Обязательно полицейские приедут через 4 дня или через неделю, на УАЗиках и Уралах, как обычно вооруженные, в масках и без масок. Причина издевательств над нами – мой муж… Они преследовали его, когда он был дома, третий год я не знаю, где он находится, теперь они преследуют меня и детей. Я жила раньше на хуторе Украинском, они открыли по нам ночью стрельбу. Мы спаслись, через некоторое время мы переехали в другое село. Спустя месяц, в одну из ночей пытались поджечь нам дом и сарай, бросили бутылку с зажигательной смесью. Я услышала взрыв, испугалась, вскочила, смотрю в окно  и вижу огонь. Я с детьми выбежала на улицу и увидела, что горит сено. Дети стали кричать, побежали за ведрами в дом, на их крики выбежали соседи, которые стали помогать тушить огонь. Приблизительно через месяц в два часа ночи стали стрелять через окно в комнату, где мы спали. Пули прошли у нас над головами, попав в стену. Некоторые попали в пол и ручки дивана. В таком ужасе прошла наша ночь, дети просили: «Мама, забери нас отсюда, нас убивают». До утра я успокаивала своих детей. Теперь мои дети ночью держат в ведрах воду на случай поджога, и не раздеваются, когда спят, чтобы сразу выскочить из дома. Нервы у них очень расшатаны. На следующее утро приехали за мной и забрали в райотдел. Там мне сказали, что это всё совершили «наши люди», то есть из правоохранительных органов, из-за того, что где-то что-то произошло. Сказали, что возможно там был мой муж, и они будут мстить мне и моим детям. На что я сказала: «Если вы хотите убить нас – приходите, я дома со своими детьми, и убейте нас, мы без оружия». На что они сказали: «Нет, мы будем вас мучать», – и продолжают издеваться над нами. Сергей Иноземцев преследует меня, угрожает мне по телефону, последний раз сказал, что зарежет меня и моих детей, что в подарок мне принесет голову моего мужа. Когда они приходят в дом, они бьют посуду, забирают всё, что захотят,.. они говорят: «Нам плевать на закон, нам дали разрешение сверху, мы никому не подчиняемся и делаем, что захотим. И зачем ты обращаешься в «Правозащиту», всё равно никто тебе не поможет»».

Из заявления Магомедовой Айшат Гаджимагомедовны, жительницы селения Черняевка, ПМК-5, Кизлярского района:

«Они приезжают в месяц четыре раза – вооруженные люди на «Уралах», УАЗиках и легковых машинах с полностью затемненными стеклами. Они не предъявляют никаких документов, а когда я спрашиваю их, они на меня кричат, орут, матюгаются, унижают, оскорбляют, требуют, чтобы я уехала отсюда. Один раз на меня подняли руку, говоря, что готовы даже убить меня, если я окажу сопротивление. Как я могу им оказать сопротивление, когда они вооружены до зубов?! Даже в мое отсутствие они ломают двери и заходят в дом, пугая моих малолетних девочек, Нажмудинову Патимат, 10 лет, и Нажмудинову Аминат, 12 лет. Они детей используют как мишень, пугая автоматами. Психика моих детей нарушена… Мужа моего убили. Пока он был живой, нас не беспокоили, а как его не стало, начались наши мучения. Каждый раз у меня спрашивают, вышла ли я замуж или нет. Разве законом запрещается выйти замуж? Даже говорят: «Ты красивая, у тебя всё есть, только тебе надо выйти замуж». И предлагают выходить за них, за полицаев, хихикают, смеются, друг другу предлагают…

Дом выворачивают наизнанку, после их прихода в течение недели приходится приводить дом в порядок. Они говорят: «Мы будем делать бардак, а ты как миленькая будешь убирать. Будем делать, что хотим, а не то, что ты хочешь». Еще они говорят: «Дома мы с тобой разговариваем еще мягко, а в отделе будет еще хуже. Подпишешь все документы, которые нам нужны»».

Из заявления Гучуевой Ханипат Магомедовны, жительницы селения Большая Козыревка, Кизлярского района:

«Меня систематически преследуют сотрудники правоохранительных органов. Я не знаю, за что меня преследуют. Каждую неделю приезжают в масках, с оружием и заходят домой, ломая окна и двери. Моего мужа похитили 17 ноября 2010 г. И нашли убитым через три дня со следами пыток, ножевыми и огнестрельными ранениями. За что и почему – не знаю, он работал в Махачкале, торговал хозтоварами. Дети напуганные, тревожные, на каждый шум машин реагируют со страхом.

Вот опять приехали 6 марта 2012 г. С озлобленными лицами начали кричать на меня: «Выходи на улицу», спрашивать, кто дома. Я говорю: «Никого нет». Начали материть, оскорблять, унижать меня перед детьми. Кричали: «Где твой подвал?» – я как будто кого-то укрываю дома. Всё перевернули в доме и даже не постыдились украсть деньги сирот, 500 р., которые были у меня в кармане куртки. Сейчас я не могу дома даже ночевать, приходят ночью, стучат в окна. И еще они мне угрожают, что будут часто приходить. Что меня больше всего удивляет и возмущает – это их частый вопрос, вышла я замуж или нет. Если я отвечаю «нет», они мне пытаются доказать, что я вышла. Я отвечаю: «А что я сделала?» – они мне отвечают: «Когда мы через месяц будем бомбить твой дом, тогда с тобой говорить не будем, а по стенке размажем»

Я задаю вопрос: «У меня дети, дом. За что они меня преследуют? Чего они от меня хотят? И как мне доказать, и должна ли я доказывать, вышла я замуж или нет? Или же, если я выйду замуж, они имеют право преследовать моего мужа? Приехать, разбомбить мой дом и размазать меня по стенке?»»

Из заявления Багаевой Алипат Магомедовны, жительницы селения Бондариновка, Кизлярского района:

«Меня систематически преследуют сотрудники правоохранительных органов. Проводят обыски через каждые 5-6 дней, без всяких ордеров, правил, при этом оскорбляют, унижают, нецензурно выражаются. Говорят: «Мы будем вот так приезжать постоянно, пока не убьём твоего мужа». Причина их издевательств надо мной – мой муж, которого я видела в последний раз в июне 2011 г. В настоящий момент его местонахождение мне не известно. Я им это тоже говорю, но им это и не интересно. Они сами мне говорят, что он в лесу, на что я им отвечаю: «Тогда идите в лес и убивайте, зачем ко мне домой приходите?» Им самое главное – издеваться над женщинами и детьми.

Когда они приходят, то делают бардак, двигают мебель, весь дом вверх дном переворачивают и при этом еще говорят: «Вам и так нечего делать, убирёшься потом». В последний раз, когда они приходили, забрали детские игрушки и вещи мужа.

Они приезжают в масках на «Уралах», БТРах, документы никогда не предъявляют, откуда и кто они такие, мы не знаем. У меня четверо детей, младшей девочке 3 месяца, дети уже нервные, напуганные. Они видят как меня толкают под прицелом из комнаты в комнату. Соседи и родственники уже боятся со мной общаться.

Когда приходят, постоянно говорят, что заберут в райотдел, «там по-другому заговоришь». Они говорят, что для них нет закона, что они сами себе хозяева, что хотят, то и делают».

Комментарии 6