Политика

Багдадский саммит: конец изоляции или начало раскола?

С приближением даты саммита Лиги арабских государств (ЛАГ) в Багдаде, назначенного на 29 марта с.г., все больше сомнений возникает относительно готовности Ирака к полноценному возвращению на региональную арену в качестве самостоятельного игрока. В пользу данного тезиса свидетельствует серьезное обострение противоречий в этнорелигиозном треугольнике, состоящем из арабов-суннитов, арабов-шиитов и курдов.

Вторжение американских войск в Ирак в 2003 г. способствовало объединению шиитов и курдов в едином порыве ради свержения суннитского режима Саддама Хусейна и переформатированию страны в федеративную парламентскую республику. Прошло 9 лет, и на повестке дня снова борьба за централизацию власти и распределение национальных ресурсов.

Назначение шиита Нури Аль-Малики премьер-министром Ирака на второй 4-летний срок в декабре 2010 г. привело к значительному ухудшению ситуации, особенно после побега из Багдада в иракский Курдистан вице-президента Тарика Аль-Хашими, суннита по вероисповеданию, обвиненного в декабре 2011 г. в терроризме и заговоре с целью убийства государственных чиновников. Учитывая тот факт, что ордер на арест был выдан после того как суннитский политический блок «Аль-Иракия» приостановил свое участие в заседаниях парламента, вполне вероятно, что обвинения, выдвинутые против Аль-Хашими, не в последнюю очередь имели своей целью устранение главного соперника Аль-Малики. Напряженность еще более возросла после заявления президента Регионального правительства иракского Курдистана Масуда Барзани о том, что «курдская этика» запрещает экстрадицию Аль-Хашими.

Впрочем, основные трения между бывшими союзниками лежат в более прозаической плоскости, далекой от этических норм, - в плоскости распределения нефти и власти. В адрес правительства Малики из иракского Курдистана звучат обвинения не только в авторитарном стиле правления и попытках изоляции суннитов и курдов, но и в разрыве контрактов с международными нефтяными компаниями, как, например, в случае с американским нефтяным гигантом ExxonMobil, который заморозил 6-месячный контракт по разведке нефти в Курдской автономии после гневной реакции Багдада.

На фоне набирающих обороты противоречий между шиитами и курдами все чаще слышны угрозы окончательного отделения иракского Курдистана, которыми не преминул воспользоваться и сам Барзани. По информации Al-Ahram Weekly, правительство Курдской автономии в ближайшее время планирует провести референдум по вопросу о самоопределении трех курдских провинций, а также населенных курдами городов в спорных районах страны.

К независимости от Багдада пока на федеральном уровне стремятся и суннитские провинции Анбар, Салахеддин, Дияла и Нинева.

И все эти настроения витают в Ираке накануне саммита ЛАГ, в повестку дня которого, наряду с обсуждением обстановки в Сирии, ситуации в Палестине, переходного этапа в Йемене, входит и вопрос о будущем единого Ирака.

Следует отметить, что предстоящий саммит в Багдаде имеет первостепенное значение как для премьер-министра Ирака Аль-Малики, так и для отдельных членов Лиги арабских государств, входящих в другое арабское интеграционное объединение – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Вполне очевидно, что лидеры ССАГПЗ постараются возобновить свои отношения с Ираком и вернуть Багдад на орбиту ЛАГ, ввиду важности позиции Ирака относительно сирийского кризиса и его иранской составляющей. По мнению корреспондента Dar Al-Hayat Рагиды Дергхам, проявив добрую волю по отношению к Малики, нуждающегося в поддержке из-за ухудшения отношений с курдами и суннитами, и вытянув Ирак из изоляции, страны ССАГПЗ будут ожидать от Багдада прекращения поддержки сирийского правительства, дистанцирования от Ирана и, возможно, посредничества в разрешении сирийского кризиса. К слову, опыт общения с сирийской оппозицией у премьер-министра Ирака уже имеется – в декабре 2011 г. Нури Аль-Малики уже внимал просьбам отдельных политических деятелей начать переговоры с представителями сирийской оппозиции. Правда, особых успехов для сирийских оппозиционеров данные переговоры не принесли.

Оправдаются ли ожидания стран ССАГПЗ относительно изменения позиции Ирака на сирийском направлении - предсказать достаточно сложно. Саммит лидеров арабских государств, который пройдет в Багдаде впервые за 20 лет, является, с одной стороны, долгожданной возможностью для Ирака восстановиться в качестве политического игрока в арабском мире после изнурительных лет войны, изоляции и американской оккупации, а, с другой – дилеммой для шиитского руководства страны, обоснованно опасающегося гневной реакции Тегерана. Кандидатура Нури Аль-Малики на пост премьер-министра Ирака в свое время была одобрена в Тегеране, поэтому вполне объяснимо, что давление со стороны ЛАГ ставит действующего премьера Ирака в крайне неудобное положение. В то же время, в свете последних событий Тегеран заинтересован в сохранении этнорелигиозного равновесия в Ираке и не намерен поддерживать усиление влияния шиитской общины, как это делал до падения режима Саддама Хусейна, поскольку дальнейший рост напряженности между шиитами и курдами вполне может привести к расколу страны и провозглашению независимого Курдистана, что в свою очередь чревато сепаратистскими настроениями непосредственно на территории Ирана, имеющего свой Восточный Курдистан. В зависимости от того, насколько сильны амбиции Малики относительно нефтеносных провинций иракского Курдистана - и будет эволюционировать или не эволюционировать нынешняя позиция Багдада.

За развитием ситуации в Ираке в преддверии саммита ЛАГ пристально следит и Анкара, для которой курдский вопрос является серьезной помехой на пути разрешения сирийского кризиса. По информации Asharq Al-Awsat, на днях представители Рабочей партии Курдистана, имеющей исторические связи с Сирией, заявили о том, что превратят все территории, населенные курдами, в зону военных действий, если Турция решится на вторжение в Сирию. Впрочем, если говорить о сирийских курдах, то их позиция не столь однозначна. Достаточно долгое время сирийские курды занимали выжидательную позицию, воздерживаясь от поддержки как режима Асада, так и сирийской оппозиции. Представители Рабочей партии Курдистана и их отделения в Сирии – Партии демократического союза, понимая, что шансы удовлетворения их требований не велики в случае прихода в Сирии к власти протурецкого правительства, пошли на сближение с Дамаском и режимом Асада. Вместе с тем, в декабре 2011 г. начал деятельность и весьма активную Союз курдских демократических сил (СКДС), в состав которого вошли Курдская демократическая партия Сирии, Курдское движение будущего в Сирии и Союз партий Курдистана, выступающий за свержение Башара Асада. Параллельно с Сирийским национальным советом (СНС) в Сирии появился Курдский национальный совет, как превентивная мера на случай, если СНС трансформируется в режим под управлением «Братьев-мусульман» и турецким влиянием.

Против президента Сирии решительно настроены и иракские курды во главе с Масудом Барзани. Причем настолько решительно, что появились слухи о попытках Барзани использовать свои ливанские связи для свержения нынешнего правительства Ливана, в котором преобладают представители «Хизбаллы». В середине декабря 2011 г. лидер ливанских друзов и курд по происхождению Валид Джумблат, будучи оппонентом Асада и вместе с тем занимая нейтральную позицию в сирийском вопросе, встретился с Барзани для обсуждения выхода партии Джумблата из ливанского правительства в случае необходимости. По некоторым данным, президент иракских курдов пытался убедить Джумблата начать переговоры с лидером ливанских христианских сил Самиром Геагеа относительно свержения действующего правительства Ливана.

Рвение Барзани в разрешении сирийского кризиса по удобному для Анкары сценарию можно объяснить крайней зависимостью иракского Курдистана от внешних поставок и инвестиций даже в условиях постсаддамовской автономии. Около 80% всего продовольствия и продукции текстильной промышленности на сумму в 6-9 млрд. долл. в 2010 г. было импортировано из Турции. Более 60% активов фирм, расположенных в иракском Курдистане, общей стоимостью 620 млн. долл., принадлежат резидентам Турции. Неудивительно, что Барзани старается в полной мере оправдать ожидания Анкары.

Кризис в Сирии предоставил курдам новые возможности для продвижения своих интересов в регионе и сплочения на фоне продолжающейся дестабилизации Ближнего Востока. Возросшую активность курдских политических сил стремятся направить в полезное для себя русло и региональные акторы. Желание посетить иракский Курдистан в преддверии 23-го саммита ЛАГ высказал генеральный секретарь панарабской организации Набиль Аль-Араби.

Таким образом, предстоящая встреча в верхах имеет важное значение не только для внутриполитического развития Ирака, но и для дальнейшего курса Багдада на региональной арене, который, безусловно, окажет влияние на финальный сценарий разрешения сирийского кризиса.

 Жанна Игошина, кандидат политических наук, преподаватель кафедры международных отношений Института социальных наук Одесского национального университета им. И.И.Мечникова, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Комментарии 0