События

Вердикт судьи Насыровой: не так сшили дело, господа прокуроры, перешить!

23 марта состоялось очередное заседание суда Уфимского района по резонансному делу Фанзиля Ахметшина. Персонажи – те же, кроме государственного обвинителя: на этот раз заместитель прокурора Уфимского района М. Насыров был заменен помощником прокурора Валеевым.

Заседание началось с заявления подсудимого Ф.Ахметшина. Привожу его дословно:

«Заявляю отвод всей прокуратуре Республики Башкортостан по следующим основаниям.

Меня обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 188, 228 УК РФ, якобы я в период с 24 ДЕКАБРЯ 2011 года по 28 ДЕКАБРЯ 2011 года, находясь на территории Турции, приобрел при неустановленных следствием  обстоятельствах наркотическое средство – опий. В период же времени с 23.10 часов 28.12.2011 года по 08.00 часов 29.12.2011 года я, якобы, находясь на борту воздушного судна авиарейса № 446, следовавшем по маршруту «Стамбул-Уфа», пересек границу Российской Федерации с наркотическим веществом опий массой 1,411 граммов. Отсюда следует, что я совершил контрабанду, перевозку и хранение указанного наркотического средства.

Естественно, я таких преступлений вообще не совершал, в указанный период тем более, поскольку с 29 НОЯБРЯ 2011 года находился под стражей в следственном изоляторе. Никаких доказательств о том, что я в указанный выше период времени совершил побег  из следственного изолятора и находился в Турции, в материалах уголовного дела нет.

В связи с данным обстоятельством моим адвокатом было заявлено два ходатайства об исключении данных преступлений из обвинения и об освобождении меня из-под стражи. Однако прокурор (зам. прокурора Уфимского района РБ) настойчиво требовал от суда оставить меня под стражей, все ходатайства – и мои, и адвоката, оставить без удовлетворения. При этом прокурор аргументировал свою позицию тем, что в обвинительном заключении допущена просто описка.

Во-первых, данное обвинение с указанным выше периодом и обстоятельствами совершения преступления прозвучали из уст прокурора, что уже нельзя назвать опиской.

Во-вторых, данная «описка» имеет место быть в главнейших процессуальных документах: в постановлении о привлечении к уголовной ответственности, в обвинительном заключении, причем она повторяется неоднократно.

Наконец, я всегда говорил, что никакого наркотика у меня не было, мне его могли подбросить, и, скорее всего, работники ФСБ.

Однако работники прокуратуры Республики Башкортостан, вместо того, чтобы проверить тщательным образом мои доводы, утверждают сфабрикованное обвинительное заключение, в том числе и по месту и времени совершения преступления.

Никаких доказательств не собрано о том, что я мог приобрести этот наркотик именно в Турции. С этой целью не допрошены те лица, которые ездили со мной за границу,  для выяснения обстоятельств, где я мог находиться в Турции, что делал там, с кем общался. Наконец, каким образом я мог пройти погранконтроль в самой Турции. Да и почему это произошло именно в Турции, почему не в другой стране? Ведь цель моей поездки была как раз не Турция, а гуманитарная миссия в Кению.

Не приняты во внимание  мои характеристики, убеждения, которые говорят о том, что я не только не могу принимать наркотики, но и алкоголь, вообще не курю.

Наконец, зачем мне везти такое мизерное количество наркотика из заграницы, что его (опий) в Башкирии нельзя купить?

Ничего не проверяется, ничего не воспринимается.

О чем это может говорить? Только о том, что в отношении меня заведено так называемое «заказное» дело. Во что бы то ни стало меня необходимо посадить за решетку и, причем, надолго.

В соответствии с диспозицией ч.2 ст. 61 УК РФ такая ситуация именуется ЛИЧНОЙ, ПРЯМОЙ ИЛИ КОСВЕННОЙ заинтересованностью в ИСХОДЕ ДЕЛА. Эта заинтересованность явно выразилась в ходе судебного заседания 19 марта 2012 года.

На основании изложенного и руководствуясь ч.2 ст. 61, ст. 66 УПК РФ, прошу удовлетворить мое заявление об отводе всей прокуратуры Республики Башкортосан».

Адвокаты Ф.Ахметшина поддержали это заявление. Гособвинитель Валеев,  говоря о путанице в датах, называл это безобразие всего лишь досадной технической погрешностью, тем самым продолжая гнуть линию своих предшественников. Более того, он начал вычитывать из дела соответствующие выдержки, вроде того, как Ф. Ахметшин, приобретя в Турции в период с 24 по 28 декабря 2011 года опий, сел в самолет авиакомпании «Туркишэйрлайн» с целью умышленного (!) его провоза на территорию Российской Федерации.  Насколько я понял (если не ослышался), Фанзиль Ахметшин отправился рейсом № 446 из Стамбула 28 ноября в 23.10 часов, а приземлился аж 29 декабря 2011 года в 8.00 часов. Нашим ФСБ-шным и прочим следователям впору не обвинительные заключения, а художественные произведения в стиле «фэнтези» писать: какие таланты пропадают!

Тем не менее, помощник прокурора весь этот бред продолжал считать реальностью, не соглашаясь с заявлением подсудимого. Он даже вопрошал Ахметшина о том, имеет ли подсудимый какие-либо претензии против него лично. Ахметшин ответил в том смысле, что он имеет претензии ко всей прокуратуре РБ, в том числе и к господину Валееву, раз тот поддерживает сфальсифицированное обвинение. Прошу внимания, уважаемые господа и товарищи: обвинительное заключение по делу Ф.Ахметшина утверждено подписью одного из ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ ПРОКУРОРА РБ. Это значит, что дело-то заказано по согласованию с самым верхним эшелоном правоохренителей (пардон, допущена опечаточка: там, где положено, можно букву Е заменить на букву А в зависимости от вашего чувства приязни/отторжения  к подобным слугам закона).

Как и следовало ожидать, судья Г.Насырова отказала в удовлетворении вышеизложенного ходатайства Ф.Ахметшина, якобы не имея на то юридических оснований.

Казалось бы, участники процесса уже были готовы к продолжению судебного следствия. Однако судья Г.Насырова, не смотря на то, что на предыдущем заседании проигнорировала обнаруженные стороной защиты существенные нарушения в досудебном следствии по этому уголовному делу, неожиданно для всех заявила, что вышеуказанные обстоятельства являются препятствием для установления истины, так как они не могут быть устранены судебным следствием. На этом основании федеральный судья предложила возвратить уголовное дело прокурору для устранения обнаруженных в деле противоречий. Вот что сие означало на нашем, не юридическом языке: «Плохо сшили дело, господа прокуроры, перешить!»

В ответ гособвинитель Валеев опять заговорил о «чисто технической ошибке» и предложил продолжить судебное следствие.

Адвокат Наталья Матвеевна также выразила мнение об отсутствии препятствий для продолжения судебного разбирательства, так как не только факт путаницы в датах, но и весь характер и содержание предварительного следствия доказывают одно: данное уголовное дело по существу является заказным при действительном отсутствии самого события преступления со стороны подсудимого. И Фанзиль Ахметшин, и его адвокаты выступили с ходатайством о продолжении судебного процесса при изменении меры пресечения на более мягкую.

После перерыва судья Гульнара Насырова объявила свое решение об оставлении подсудимого под стражей и возвращении уголовного дела прокурору для устранения противоречий, являющихся препятствием для установления истины и вынесения объективного приговора.

Но мне, и не только, абсолютно ясно, что не имеется для суда никаких препятствий для выяснения истины, которая на самом деле извращена по принципу: «Будем называть белое черным, и все поверят». И вот почему.

1. Так называемые прокурорами «технические опечатки» по датам, указанным в обвинительном заключении – свидетельство вопиющей безответственности и непрофессионализма всех тех, кто принимал участие в фальсификации уголовного дела. Разве это мешает судье разоблачать тех, кто на самом деле совершил преступление?

2. В обвинительном заключении ничего не говорится о результатах проведенных экспертиз, кроме акта экспертизы комкообразного вещества коричневого цвета, изъятого из открытого бокового кармашка рюкзака Фанзиля сотрудниками пограничного контроля «Аэропорт Уфа» не в зале таможенного досмотра, а совсем в другом помещении аэропорта. Известно, что были проведены экспертизы, направленные на обнаружение отпечатков пальцев подсудимого и наличия следов наркотического вещества в его организме. Они не дали положительного результата, так как Ахметшин действительно не является наркокурьером, не употребляет наркотиков, и, насколько я знаю, вообще никогда не видел опий наяву. Почему об этом молчат прокуроры? Разве это не является красноречивым фактом, доказывающим фальсификацию обвинения в отношении Ахметшина?

3. В уголовном деле отсутствуют свидетели защиты. И это не потому, что их нет. Все ходатайства подозреваемого и его адвокатов по привлечению к допросам своих свидетелей были проигнорированы следствием. Например, с начала до завершения благотворительной акции «Дети Сомали» рядом с Ф. Ахметшиным неотлучно находился Ильшат Гатиятуллин, первоначально тоже задержанный в аэропорту и отпущенный, так как не представлял никакого интереса для УФСБ по РБ. Ценнейший свидетель! Но он не нужен фальсификаторам, так как может перепутать крапленые карты тех, кто затеял фальшивую игру в защитников народного здоровья и нравственности. Истинно говорю вам, соотечественники мои: у истоков этого уголовного преследования стоят люди с грязными руками, ледяными сердцами и воспаленными мозгами. Разве носящие камни за пазухой и злобу в сердцах своих могут представлять добро и справедливость?

4. А свидетелей обвинения тоже не хватало. Вот ведь незадача: как найти свидетелей того, чего не было? Ладно еще, по обвинению в религиозном экстремизме где-то 2-х гастарбайтеров отыскали. Но ведь этого тоже маловато. Тут-то и башкирских шерлокохолмсов осенило: а чего стесняться, надо привлечь мать и родного брата Фанзиля против сына и брата! Сказано – сделано. Редкое, я вам скажу, кощунство: такого, наверное, и в нашей разнесчастной России трудно найти. Разве такое возможно в обществе нормальных людей?

5. Почему следствие фактически проигнорировало версию о возможном подбросе наркотического вещества в рюкзак Ахметшина? Ведь обращение башкирских общественников к Генеральному прокурору Ю.Я. Чайке заканчивалось следующими словами: «Совершаемый на глазах общественности произвол наносит непоправимый вред  имиджу правоохранительных органов. Считаем, что должны быть приняты все необходимые меры по освобождению содержащегося под арестом по умышленно сфабрикованному делу Фанзиля Ахметшина  и проведено расследование с целью выявления организаторов данной провокации. Мы просим Вас возбудить уголовное дело по факту умышленного подброса в вещи Фанзиля Ахметшина наркотического вещества». Разве сейчас не становится понятным то, что преступники никогда не станут разоблачать самих себя?

Живем мы, друзья мои, как бы в демократической стране, где как бы должно торжествовать верховенство закона. Но эта страна – наша, зовется она Россией и существует совсем не как бы.  Кто должен способствовать тому, чтобы о нас мир говорил как о цивилизованном государстве? Прежде всего власти всех уровней, полиция, прокуратура, тот же ФСБ, и конечно, суды.  Но во что они превращаются, видно на примере сотен и тысяч уголовных дел, подобных делу Ф. Ахметшина. Что, страшные уроки Кущевки, «Дальнего» и прочих останутся так и не выученными? Разве та же прокуратура, перестав защищать порушенные права людей, превращаясь только в один из карательных механизмов государства, не становится своей противоположностью?

Думаю, настала пора поставить точки над i: мы имеем серьезные основания считать, что стали свидетелями специально спровоцированного УФСБ по РБ и сфальсифицированного следственными органами уголовного дела в духе приснопамятных процессов НКВД 30-х годов против так называемых «врагов народа». Неужели современным «блюстителям» закона и госбезопасности уроки недавней истории не впрок?

Следует отметить, что в связи с делом Ф.Ахметшина представители республиканской общественности обращались к Президенту РФ Д.А.Медведеву, Генеральному прокурору  РФ Ю.Я.Чайке, Прокурору РБ С.А.Хуртину, Председателю Верховного суда РБ М.И. Тарасенко, Начальнику УФСБ России по РБ В.Н. Палагину, обо всем происходящем информирован Президент РБ Р.З. Хамитов – результат нулевой. Неужели  наше государство не откажется жить по сталинскому принципу: «Нет человека – нет проблем»? Но безответственность власти перед гражданским обществом может дорого обойтись всему государству – об этом власть имущие не должны забывать, иначе всем нам всеобщей беды не миновать.

Автор: Валиахмет Бадретдинов, общественный деятель, публицист

Комментарии 2