Их нравы

Экономика "оплота мировой демократии" зиждется на тюремном бизнесе

Известно, что самое большое количество заключенных – в самой «свободной и демократической» стране мира, а именно в США. На начало 2009 года в американских тюрьмах содержалось 2.3 миллиона человек, что составляет четверть всех заключенных мира (!). Даже Китай по количеству лиц, находящихся за решеткой, занимает второе месте в мире, где в тюрьмах пребывает 1.5 млн арестантов. 

За последние десятилетия американская тюремная система была переведена на коммерческую основу. И сегодня почти все государственные тюрьмы этой страны взяты в долгосрочную аренду частными лицами или компаниями. 

При президенте-демократе Билле Клинтоне программа по сокращению федерального бюджета США и штата госслужащих привела к тому, что департаменты юстиции штатов стали заключать контракты на содержание под стражей лиц с частными тюремными корпорациями. При этом государственные бюджетные средства, которые перечисляются таким корпорациям, крайне ничтожны. Между тем затраты на содержание американских зеков довольно значительны. Возник естественный вопрос: где взять недостающие доллары? 

Ответ был найден быстро: американские зеки сами стали зарабатывать средства на содержание тюрем. И более того, своим трудом приносить немалую прибыль частным тюремным корпорациям. В связи с этим были проведены определенные оргмероприятия, и с середины 1990-х годов тюремное производство в США стало развиваться бурными темпами. 

Сегодня тюремная индустрия США стала одной из наиболее растущих отраслей промышленности. Ее хозяева и главные инвесторы сидят в цитадели американского финансового рынка - на Уолл-стрит. 

У этой многомиллиардной индустрии есть собственные торговые выставки, съезды производителей, рекламные журналы, веб-сайты, интернет-магазины и каталоги. Тюремные корпорации ведут прямые рекламные и коммерческие кампании, владеют проектными и строительными фирмами, инвестиционными фондами, фирмами по эксплуатации зданий, складами по снабжению продовольствием. 
Промышленное производство в местах лишения свободы поставлено на поток и отличается масштабностью. Сегодня тюремная индустрия США производит 100 % всех военных касок, бронежилетов, форменных ремней и портупей, идентификационных карт, рубашек, брюк, палаток, рюкзаков и фляжек, производимых для вооруженных сил США. 
Помимо военного снаряжения и обмундирования, американские заключенные производят 98% продукции на рынке монтажных инструментов (электросверла, дрели, отбойные молотки и т.д.), 46% всех гражданских и полицейских пуленепробиваемых жилетов, 36% сложной бытовой техники. В американских зонах выпускают 30% всех наушников, микрофонов, мегафонов, часов, компьютеров, одну треть всей офисной мебели, а также сложное авиационное и медицинское оборудование. 

Сегодня уже 37 штатов (из 50-ти) легализовали использование труда заключенных частными корпорациями, которые организуют производство внутри тюрем. 

Почувствовав запах больших денег, с такими корпорациями стали активно сотрудничать сливки американского бизнеса. Например, всемирно известные фирмы IBM, Boeing, Motorola, Microsoft и национальные гиганты AT&T, Wireless, Texas Instrument, Dell, Compaq, Honeywell, Hewlett-Packard, Nortel, Lucent Technologies, 3Com, Intel, Northern Telecom, TWA, Nordstrom's, Revion, Macys, Pierre Cardin, Target Stores и многие другие. 

Все эти компании с восторгом оценили радужные перспективы, которые сулил им принудительный труд американских зеков. Особенно привлекла их возможность сэкономить на оплате труда. Ведь арестанты, как прави¬ло, получают минимальную зарплату, установленную в том или ином штате, да и то не всегда. Во многих частных тюрьмах, например, они получают всего семнадцать центов за час работы. Рабочий день составляет максимум шесть часов, то есть многие амери¬канские зеки зарабатывают всего двадцать долларов в месяц. 

На этом фоне довольно лицемерно смо¬трятся постоянные стенания американ¬ских правительственных и неправитель¬ственных правозащитных организаций о принудительном труде, существовавшем в исправительно-трудовых колониях СССР, а еще раньше - в системе ГУЛАГа. Также возникает вопрос: как это свободолюбивые, гордые и независимые американские зеки соглашаются пахать на чужого дядю из тюремной корпорации, причем практически бесплатно? 

Ответ прост. Как известно, американское правосудие дает уголовникам довольно значительные сроки. Так, за вооруженный грабеж в США можно получить 20, 30, 40 лет. За умышленное убийство вообще полагается пожизненное заключение. 

Однако в случае примерного поведения заключенный имеет право на досрочное освобождение. По новым правилам УДО допускается только в случае, если заключенный работает на производстве. Таким образом, выбор у него простой - сидеть 30 лет или встать к станку и реально выйти на волю, скажем, лет так через семь. Понятно, что большинство сидельцев соглашаются на последний вариант. 

Впрочем, согласно официальным отчетам, примерно четверть американских зеков «уходят в отказ» и предпочитает мотать срок от звонка до звонка. Но «отрицал» вносят в специальные списки и подвергают различным ограничениям. Их могут перевести в блок с более жестким режимом. Как правило, в число «отрицал» входят члены различных тюремных банд, формируемых по национальному признаку. 

Комментарии 0