Политика

Кавказские языки и графика их отображения неожиданным образом превратились в политический инструмент

Способность Кавказа превращать самый неожиданный вопрос в политический – ключевой фактор в понимании процессов, протекающих в регионе. Даже национальные языки кавказских народов в последние годы из важнейшего элемента культуры в последние годы превращаются в политический инструмент.

Так, недавно группа иорданцев чеченского происхождения инициировала кампанию в соцсетях, призывающую к переводу чеченской письменности на арабскую графику. Свой интерес к переводу кавказских народов не только на арабскую графику, но и полностью – на арабский язык, на протяжении последних лет проявляют и боевики Имарата Кавказ.

Все эти инициативы вызывают крайнюю тревогу у российских властей. Хотя при пристальном изучении выясняется, что культурную близость кавказских народов арабоязычному и более широкому мусульманскому миру можно весьма выгодно использовать в интересах самой России.

Любовь к арабице

Тысячи чеченцев в третьем поколении, чьи предки перебрались с Северного Кавказа на территорию Османской империи во второй половине XIX века, населяют Иорданию и другие страны Ближнего Востока. Другие – эмигранты, покинувшие Советский Союз, но некоторые уехали и относительно недавно, в ходе конфликтов, захлестнувших Чеченскую республику в 90-е годы.

Чеченский, наряду с ингушским и бацбийским языками, входит в нахскую ветвь нахско-дагестанской языковой группы. Как рассказывает лингвист университета Беркли Джоанна Николз, по некоторым данным, этим языкам от 6 до 8 тысяч лет. Проблема же заключается в том, что большая часть носителей этого языка, который с советских времен использует кириллический алфавит, не владеют письменной речью.

Теперь же базирующаяся в столице Иордании группа экспертов предлагает решить этот вопрос, заменив кириллицу в чеченском арабским алфавитом. “Эта мысль не нова, наши предки, искренне любившие Ислам и Коран, использовали этот алфавит испокон веков. До 1920-х годов чеченские школы также использовали арабские буквы, но под давлением советских властей заменили их на кириллицу”, – рассказал в интервью Русской службе Би-Би-Си Мавалид Шишани, учитель математики, выдвинувший эту идею вместе с группой коллег.

Арабские буквы использовались в чеченской письменности вплоть до 1924 года, когда правительство СССР постановило, что Чечено-Ингушская автономная область должна перейти на кириллицу. Это решение было частью общей программы объединения советской литературы.

Новый импульс

Несмотря на протесты со стороны местных духовных лидеров, внедрение кириллицы дало толчок творчеству чеченцев – из северокавказского региона начала просачиваться художественная литература, поэзия и короткие истории, написанные местными жителями.

К середине 1940-х чечено-ингушское население было депортировано в республики Средней Азии после того, как советские власти обвинили их в сотрудничестве с немецкими войсками. К 60-м годам северокавказским изгоям разрешили вернуться в родные края и тогда чеченская культура начала процветать, однако многие считали, что влияние советского режима исказило национальные ценности и язык чеченского народа.

Но проблема ассимиляции имеет и другую сторону. “Моя задача – возродить разговорный язык среди чеченской молодежи, которая растворилась в странах Арабского мира и утратила связь с корнями”, – говорит Шишани.

Однако с ним не согласен корреспондент Радио “Маршо” (чеченская служба станции “Радио Свобода”) Абдул Хамид Бакир, выделяющий несколько причин негативного эффекта введения арабского алфавита. Во-первых, считает репортер, изменение алфавита может прервать многолетнюю литературную традицию вайнахского языка.

Во-вторых, он отмечает, что даже кириллица иногда не справляется со сложными звуками языков нахско-дагестанской семьи, чего уж говорить об арабских буквах. Таким образом, утверждает Бакир, подобное нововведение создаст разрыв между поколениями носителей языка и приведет к культурному разобщению чеченцев во всем мире.

В свою очередь, Шишани заявляет, что смена алфавита совершенно необязательно должна привести к утрате культурного наследия. В качестве примера он приводит успешный переход на латинский алфавит в эмигрантских общинах чеченцев в странах Евросоюза.

Впрочем, его оппонент полагает, что латиница по своей структуре лучше подходит для письменной интерпретации звуков нахских языков, с чем Шишани не согласен.

Возникает проблема: современный чеченский язык на письме выражается тремя алфавитами – русским, английским и арабским. Пока вопрос не стоит остро. Но исключить того, что чеченцы, да и кавказцы вообще, могут серьезно взяться за поиски наиболее подходящей для их языков графики, нельзя.

Эксперименты боевиков

Радикальные сепаратисты на своих ресурсах долгое время обсуждали, какой государственный язык должен быть у “Имарата Кавказ”. Вариантов было два – арабский и османский (язык Османской империи, который был тюркским в своей основе, но его лексика примерно на 80 % состояла из арабских и персидских слов, а графика была арабской). Большинство сторонников Имарата высказывалось за арабский. Проблему поднял ни кто иной, как Доку Умаров, публично заявивший об отказе от “кафирского” русского языка.

Понятно, что, если государственным языком хотят видеть арабский или не используемый сегодня нигде османский (признаться, этот вариант совсем странный), то и местные кавказские языки планируется перевести на арабскую графику. Об этом даже не говориться, подразумевается по умолчанию.

Если такие идеи получат прописку в массовом сознании чеченцев, власти будут рано или поздно на них как-то реагировать. Процесс исламизации (укрепление традиционного чеченского Ислама) в Чечне имеет поддержку на республиканском уровне, и, естественно, растет популярность и интерес к арабскому языку, в том числе в форме аджама – чеченский язык на основе арабской графики, использовавшийся до революции.

Раньше федеральные власти всегда шли чеченским властям на встречу, когда те укрепляли религиозные, национальные, традиционные институты. Либеральные критики Кремля заявляют о Шариате и скатывании Чечни в архаику, не понимая всю сложность ситуации в республике.

Опыт Татарстана

С другой стороны, опыт Татарстана, руководство которого пыталось в свое время перевести татарский язык с кириллицы на латиницу, и уже почти осуществившего это, говорит о том, что федеральный центр крайне негативно смотрит на подобные инициативы.

Вопрос о введении латинской графики в Татарстане был поднят еще в начале 1990-х годов. Кстати, до революции татары тоже использовали арабскую графику. Потом недолгое время латинскую, к которой и захотели вернуться.

Второй Всемирный конгресс татар, прошедший в Казани в 1997, рекомендовал республиканским властям принять закон о восстановлении татарского алфавита на основе латиницы. Новый татарский алфавит, который планировалось внедрить на республиканском уровне, условно называется «Яналиф-2» (от названия первого татарского латинского алфавита «Яналиф» 1920—30-х гг.).

Он принят Законом Республики Татарстан от 15 сентября 1999 г. № 2352 «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики», однако действие его было приостановлено Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 г. Москва прямо запретила переходить на латиницу, усмотрев в этом сепаратизм и усиление турецкого влияния в Поволжье.

До этого, 15 января 2002 года Государственная Дума Российской Федерации внесла поправку в Федеральный Закон «О языках народов РФ», которая установила, что графической основой государственного языка РФ и всех государственных языков республик РФ является кириллица. Правда, это не мешает, например, карелам и некоторым другим народам России использовать латиницу.

Конституционный суд отметил, что изменение графической основы допустимо, если оно «отвечает историко-культурным, социальным и политическим реалиям и интересам многонационального народа России». Но решение такого вопроса Татарстаном в одностороннем порядке может привести «к ослаблению федеративного единства и ограничению прав и свобод граждан, в том числе проживающих за пределами данной республики, для которых данный язык является родным».

В общем, запрет формально не тотален. При желании перевести язык на какую-либо иную графику с кириллицы в России возможность есть.

 Язык, как политика

Вопрос только в том, принесут ли пользу чеченцам и кавказцам такие радикальные шаги. Для тех же татар смена алфавита трижды в начале XX века была настоящей трагедией, символом которой стали семьи, где бабушки и дедушки читали-писали по-арабски, мамы-папы латиницей, а дети использовали кириллицу. Именно на это ссылались критики инициативы властей РТ, желавших вернуть латиницу. И среди них были далеко не только московские державники, но и многие известные татарские деятели.

При этом разумным представляется сделать упор на внедрении изучения арабского в школах и вузах Чечни и всего Северного Кавказа. Тягу региона к арабскому можно использовать с пользой для всего государства. Северный Кавказ историей и географией призван быть нашим окном и мостиком в арабский и исламский мир. Знание арабского может стать для кавказцев билетом в сферу развивающегося экономического и культурного сотрудничества с Большим Ближним Востоком.

Ведь на Дальнем Востоке уделяют большое внимание изучению китайского, корейского и японского в школах вместе с английским, а в Калининграде немецкому и польскому. И это совершенно оправданно.

Вместе с тем, арабский поможет кавказцам в налаживании связей с большими общинами соотечественников, оказавшимися на Ближним Востоке. Недавно жители улицы Вишневая в  поселке Абу-Гош, где проживают чеченцы, что в 10 км от Иерусалима, сменили адрес. Теперь их дома расположены на улице имени Ахмата Хаджи Кадырова. Переименовать ее решили после визита делегации из Грозного, вскоре туда хочет приехать и сам Рамзан Кадыров.

Есть и другие примеры, скажем так, чеченско-арабских связей. Делегации из арабских стран регулярно посещают международные мероприятия в Грозном. Этнический араб Зияд Сабсаби, женатый на чеченке, был полномочным представителем Чеченской Республики при Президенте России, и сейчас является членом Совета Федерации, а чеченец Турко Даудов много лет работает советником главы Министерства вакуфов Кувейта и представляет интересы чеченского муфтията в странах Залива. Бывший министр иностранных дел в правительстве Дудаева Шамиль Бено – уроженец Иордании, в 1970 г. с семьей реэмигрировавший в СССР.

А об участии арабов в войнах в Чечне знает вся Россия, их имена до сих пор на слуху. Но эти печальные примеры в прошлом.

Автор: Ринат Мухаметов

Комментарии 0