Их нравы

История еще одного исламофоба

Только на этой неделе мне пришлось написать о том, что случилось со сценаристом-исламофобом Олегом Осетинским, которого собственная дочь обвиняет в издевательствах и извращениях. И вот продолжение. Благодаря знакомым выяснилось, что и у другого фигуранта нашего суда с газетой "Известия" Алима Гафурова жизнь сложилась, скажем так, совсем непросто.

(История суда с Осетинским и последующие события здесь)

А. Гафуров, переводчик Корана на русский язык и брат известного ученого, советского государственного и партийного деятеля. Он вызвался публично защищать своего друга Осетинского и в результате понаписал такого, что сам оказался в суде. За его оскорбительные выпады в адрес Ислама мы подали иск и против него.

Гафуров, в отличие от Осетинского, регулярно приходил на заседания суда. В ходе одного из них он в лицо нам сам себя признал "кафиром", а его жена приглашала вызываемых ими свидетелей, которые выступали в защиту Гафурова, в Израиль и в Израильский культурный центр в Москве.

Доходило до смешного. Один из свидетелей со стороны Гафурова, некий преподаватель политологии, тоже выходец из Таджикистана, договорился до того, что призывы его друга запретить Ислама как "тоталитарную религию, которая хочет захватить весь мир" совершенно верны, т.к. Ислам разрешает многоженство, которое грозит человечеству очень тяжелыми последствиями. По его словам, полигамия приводит к тому, что один мужчина берет в жены несколько жен, а другому, в результате этого, не достается ни одной.

Не знаю, почему вопрос многоженства так волнует этого человека. Может, он сам пострадал таким образом, как описал на суде. В любом случае, это - пещерная исламофобия, доходящая до тотального абсурда.

Иск в отношении Гафурова, как и Осетинского, суд отклонил. Кстати, нами занималась та же судья, которая примерно в это же время отказала жертвам "Норд-Оста" в их претензиях к властям.

Но судьбы друзей-исламофобов Осетинского и Гафурова пересекаются не только в деле "Известий". Гафуров также судился со своим сыном, требуя от властей признать его недееспособным из-за его психических проблем. В конце прошлого года суд он проиграл. Подробности (копия судебного решения, доступная в Интернете) здесь. .

А в журнале "Огонек" каждый может ознакомиться с подробной историей жизни семьи Алима Гафурова со всеми их причудами с их же слов. Приведу лишь некоторые цитаты:

- По дороге заехал к жильцам, которым жена последние годы сдавала свою квартиру — тихой, пожилой, интеллигентной чете Гафуровых: востоковеду Алиму и его жене с цыганско-гитарным именем Сурента. На них поступила жалоба от соседей: чета буянит.

На хозяйстве была одна Сура, воздушный зеленоглазый эльф, легкого, бесбытийного нрава. Мне нравились ее веселость, молодое остроумие, финансовая неунываемость и очаровательное кокетство. Но Суру настиг Альцгеймер, болезнь прогрессировала — она называла меня Юрой.

В квартире был погром: паркет выбит, мебель сдвинута, книги на полу. Буйствовал сын, Тимур, феноменально способный марксист-философ. Недавно он резко сошел с ума и стал жить на два дома — родительский и сумасшедший. В последнем он сейчас и пребывал. Алим тоже оказался в больнице — от переживаний.

- Так вот, Брежнев послал Бободжана восстановить отношения с Саудовской Аравией. А король Фейсал и отношений не хочет, и выгнать Бободжана не может, ибо сам звал его в гости на приеме у Сталина, когда был принцем. И тогда Фейсал предложил Бободжану свершить хадж — для подтверждения правоверности. А Бободжан — член ЦК, какой ему хадж! И согласовать с Москвой нет времени. Нога, говорит, у меня больная, еле хожу. А Фейсал ему — инвалидное кресло. Куда деться! Сел Бободжан — колеса в руки и поехал в Мекку, а я пойду принесу манты...

- "...Ислам раздражал Бободжана оголтелой исступленностью, зашоренностью, а популярность Корана он относил во многом на счет благозвучия арабского языка. И вообще считал, что Мухаммад сочинял Коран по мере бытовой надобности, а выдавал за поэтапные откровения Всевышнего. А более всего Бободжан злился, что в раю ему за все труды праведные предлагаются 40 девственниц и "реки вина, упоительного по вкусу" (47. 16). Он ни того, ни другого не жаловал, у него были другие преференции".

- За атеизм Бободжана пострадал я: на его 90-летии в 1998 году руководство Таджикистана во главе с президентом пало на колени в молитве, я остался стоять и в результате — на кладбище меня везла "Чайка", обратно — ржавые "Жигули".

- В 51-м меня за карточную игру на чердаке МГУ из университета выгнали, и доучивался я в Сталинабаде. Стал работать в издательстве. Поступил в аспирантуру — занимался восточными именами. Потом мне все опротивело, я уволился, пропил расчетные деньги и готов был влиться в невеселую братию безвозвратных алкоголиков. Но Господь меня спас — я попал на телевидение, где работала журналисткой восхитительная девушка с каштановой косой — Сура. Мы вместе с ней пили кислое вино в ларьках, я читал ей стихи, порол чепуху.

Получилась любовь. Я изменил преферансу, в котором жил. Выяснилось, что Сурочка, мало того что красавица, еще и еврейка впридачу. Меня забавляло ее имя Сура — так называются главы в Коране, отнюдь не в еврейском литпамятнике. Тогда я Коран по традиции чтил, и имя Сура мне было приятно вдвойне. В моем переводе Коран разбит на "главы" не из чувства протеста, а для удобства русскому глазу.

Еврейская родня, узнав, что Сурочка выходит за мусульманского пьяницу, пришла в ужас, за исключением незабвенной тети Хавы, которая меня почему-то жалела и кормила на убой роскошными свиными отбивными (еврейка мусульманина!).

- "Я всегда понимал, что великая лихва — начиная с золотой школьной медали и кончая работой, квартирой в Москве и пр.— перепала мне от брата незаслуженно. И потому был на него в вечной обиде. За что мне теперь очень стыдно. А вот дочку мою его венценосность изуродовала вконец: она и по сей день считает, что всемогущий дядя ей недодал. А посему в Израиль я к ней на доживку не поеду — она мне не нравится все больше и больше. Сережа, дорогой, мне стало так муторно от этих мыслей, что, наверное, пойду приму "успокоительного"".

- "И решил вообще игнорировать средневековых комментаторов: они искали в Священной книге потаенный смысл, а кроме того, каждый хотел застолбить себе место среди мудрых толкователей Всевышнего. А Коран — средневековый сборник проповедей и наставлений неграмотным людям — должен быть ясным и понятным. И русскоязычный читатель не должен спотыкаться о непонятные арабские термины, да еще в комических сочетаниях.

- После взрыва башен-близнецов тихий Алим стал творить угары. Опубликовал в "Известиях" статью "Я знаю, что такое ислам". "...Ислам правит на Востоке более тринадцати веков и не принес ему ничего, кроме упадка, одичания и деградации... Это не религия, а особая организация с жесточайшей дисциплиной, которая ставит своей целью подчинение всего рода человеческого. Ислам в переводе с арабского — подчинение, покорность..."

- На него подали в суд за поношение религии. Защитников ислама набился полный зал — Алима хотели порвать. Он был один, в качестве охраны — Сура.

Он на суде заявил, что он — переводчик Корана — с ответственностью утверждает, что Коран сформулировал, утвердил и инициировал военную доктрину ислама — войну с неверными, а неверных — три четверти человечества. По Корану тот, кто противится войне, не только впадает в грех ослушания, но и лишается рассудка, ибо не может понять справедливость и мудрость предписанного Аллахом. Мир на земле приведет только к плохому — тесноте и голоду. И потому он, Алим Гафуров, "считает ислам ошибочной религией". Что же касается божественного происхождения Корана, то здесь Мухаммад, мягко говоря, лукавил и тому есть неоспоримые научные доказательства.

- "...Не догадался я вовремя скромный гарем завести на 2 персоны: Сурочка — для души и тихая мусульманка — для прикрытия. Никто не подсказал. Хотя, нет, вру, Сурочка предупреждала, что будет помехой. Кстати, ее очень любил Бободжан..."

- "Я переводил Коран и очень надеялся найти в нем сокровенную разгадку бытия. Не нашел. Работа совпала с трезвым 18-летним периодом моей жизни. Много интересного прошло мимо меня, но я считал, что цель оправдывает средства. Зря считал. Трезвость ведет по прямой, ровной и скучноватой дороге. До пункта назначения доезжаешь быстро. В 2004-м умерла моя сестра, я полетел в Душанбе, не удержался и с тех пор наверстываю упущенное. По-моему, если человек начал свой путь с вином, с ним он должен и закончить…Я заметил, что все дурное начинается с запрета вина ".

- "На Коран я потратил 10 лет жизни, обретя разочарование в исламе".

 

По большому счету, Гафуров – несчастный человек, которого по-человечески жаль. Перевел Коран – и ничего в нем не понял, изучал Ислам – променял на выпивку, отдал жизнь вроде как науке – оказался у разбитого корыта, искал счастья и покоя – нашел разочарование во всем.

Вместо того, чтобы обратиться к Господу миров, зачем-то принялся враждовать с Его религией.

Алим Гафурович, остановитесь и проанализируйте все, что было. Аллах Прощающий и Милостивый!

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов

Комментарии 8