Их нравы

Гестапо отдыхает

Когда разразился скандал вокруг зверского убийства казанскими полицейскими Сергея Назарова, группа известных казанских адвокатов обратились в редакцию МН с материалами, свидетельствующих, что пытки это обычное дело в застенках местной полиции. Как оказалось в здании МВД республики Татарстан есть целый, специально оборудованный этаж, где происходит выбивание нужных показаний. Чтобы не идти туда на допросы, люди отрезают себе языки. Так что, происшествие с бутылкой шампанского в ОВД «Дальнее» это всего лишь цветочки, как не страшно об этом говорить. Какие могут быть ягодки, читайте в очередном редакционном расследовании. 

В Казани бутылка шампанского это к смерти

Напомним хронологию событий. 9 марта с.г. участковый инспектор Ильшат Гарифуллин задержал 52-летнего Сергея Назарова, по подозрению в краже сотового телефона. Задержанного доставили в ОВД «Дальнее» Казани. А уже на следующий день его привезли в больницу с разрывами прямой кишки. Назарова прооперировали, но 11 марта он скончался. Как говорится в официальном документе, не совместимые с жизнью травмы были нанесены тупым твердым предметом. Причем сам пострадавший себе этого сделать не мог. 

Перед операцией, по словам родственников, пострадавший рассказал, что его насиловали бутылкой шампанского в отделении полиции. После разразившегося скандала участковый был помещен под домашний арест. 14 марта Приволжский суд Казани вынес решение об аресте еще четырех сотрудников ОВД, которых подозревают в истязательствах над Назаровым. Причем, все они заявили в суде, что умерший сам себе нанес травмы в заднем проходе. По словам одного из оперуполномоченного, Алмаза Василова, он отпустил Назарова в туалет, а там «уборщица могла оставить швабру». 

Сейчас в Казани работает целая комиссия МВД, во главе с заместителем министра МВД России Сергея Герасимова. Местный министр полиции Асгат Сафаров уже успел уволить все руководство плохого ОВД. Вопрос о пытках в милиции даже обсудили на заседании в Госдуме. А на сегодняшний день стало известно еще о шести фактах издевательств над людьми в отделении полиции «Дальний», причем везде присутствует бутылки и угрозы изнасилования. Следственный комитет возбудил несколько дел по этим заявлениям. И судя по всему, это еще не конец.

Пыточное правосудие

Московские правозащитники передали мне ряд документов, которые свидетельствуют, что пытки в Казани полиция практикуют давно. Чтобы меня не обвинили в пропаганде насилия, я привожу цитату из заявления адвоката задержанного некоего Булычева А. В.:

«… В частности на Булычева А. В. оказывалось физическое и психологическое давление на третьем этаже здания №2 РТ МВД РФ в помещениях ОРЧ №6 МВД по РТ, где его пытали электрическим током, присоединяя оголенные провода к его ногам и телу, предварительно облив участки тела водой. Избивали его, нанося сильные удары в область живота и спины. «Ломали» руки, на которых со спины были надеты наручники, связывая их дополнительно в локтях и загибая до головы. Угрожая сделать инъекции от бесплодия и «опустить» его, засняв этот процесс на камеру и отправить эту запись в камеру, где он будет в последующем сидеть…» 

«Опустить» – это фирменный стиль местной полиции. Как правило, так поступают со всеми наиболее упрямыми подследственным. И обязательно все пишут на видео. Именно так поступили с Назаровым, видимо Сергей пытался в Дальнем «качать права». 

Адвокат Алина Богатеева отправила жалобу в прокуратуру РТ в мае прошлого года, после того как Булычев, после продолжительных сильных болей потерял сознание в камере и медики констатировали, что одна из почек у него опустилась ниже нормы. То есть факт физического насилия над человеком был зафиксирован.

– Ответ был очень показательным, – рассказывает мне Алина Богатеева, – Прокуратура не стала рассматривать эту жалобу, а спустила ее следователю, при попустительстве которого моего защитника и пытали «опера». А он в свою очередь написал мне, что после рассмотрения всех материалов, не нашел оснований для возбуждения уголовного дела в отношении меня и Булычева. Мы-то думали, что привлекать к уголовной ответственности надо милиционеров, которые пытали человека, а оказывается, они хотели возбудить дело в отношении адвоката. Такая вот изуверская логика у нашего правосудия.

Вместе с Булычевом по делу проходит его односельчанин Алексей Каляканов. Его также пропустили через пыточную машину. На предварительном заседании суда мужчина плакал в голос, пытался показывать свои повреждения полученные при пытках. Бесполезно, суд ничего не хотел, и слышать о пытках.

– Знаете страшно даже подумать, что сегодня происходит в республике, – говорит мне Богатеева, – Эти два деревенских парня им не повезло вырасти в одном селе с человеком, которого полиция считает лидером банды. И все они обречены – их обоих пытали до тех пор, пока они не признались во всем. Я знаю, о чем говорю – сегодня это происходит во всей республике повсеместно. Не дай Бог вам родиться в одном дворе с каким-то товарищем, замешенном в криминале, – все из вас в любой момент сделают преступника. И мы с коллегами адвокатами – не знаем как это сегодня можно остановить. Нас не хотят слышать. 

Дошло до того, что люди, чтобы не ехать на допрос, калечат себя. Такая слава у казанских палачей. 
Сегодня в одной из тюремных больниц Казани находится некто Сергей Сорокин. Мне передали его рассказ, что с ним сотворили в ОРЧ №6, и я его не хочу приводить здесь, чтобы меня не обвинили в пропаганде насилия. Скажу только, что над человеком измывались несколько суток подряд с применением тока, удушения и т.д… И он подписал все, что ему предложили написать опера. А когда его вернули в камеру, человек отрезал себе язык, чтобы его больше не возили на допрос. 

В феврале 2010 года в Городскую больницу скорой помощи привезли некоего Олега Гринина. Как выяснилось, Гринин после допроса в ОРЧ 6 вскрыл себе горло в камере СИЗО №2. Согласно заявлению его адвокатов, подследственного пытали электрическим током, избивали, подвергали удушению с помощью полиэтиленового пакета, заламывали руки и т.д. до тех пор, пока он не подписал все необходимые документы. И это лишь маленькая верхушка айсберга. И на самом деле понять что прячется под водой, не так уж и сложно достаточно прочесать как следует республиканские травмпункты и больницы скорой помощи. Как мне сказали правозащитники, дня не проходит чтобы кого-нибудь не привозили из СИЗО. В подавляющем большинстве со следами пыток.

Палачи ведут следствие 

Подобных заявлений мы можем предоставить в распоряжение следственных органов десятки, если не сотни. Причем, все они подтверждены медицинскими документами, – то есть пытки в казанской полиции это очевидный факт. И везде в качестве места пыток указывается загадочное ОРЧ. 

– ОРЧ №6 это местная страшилка, иногда подследственному достаточно сказать, что его повезут на допрос на улицу Фукса, как он уже подписывает все признания, – рассказывает мне Рашид Гареев, казанский адвокат, бывший сотрудник милиции, хорошо осведомленный о нравах местного следствия, – Знаете, это ОРЧ занимает целый этаж и простому человеку туда не попасть. Сначала решетки при входе на этаж, потом коридор, с металлическими дверями, чтобы не мешали друг другу. Заключенные особенно боятся человека по имени Альберт – говорят он у них главный по этим делам, садист конченный. У него подписывают все. 

Аббревиатура ОРЧ № 6 МВД РФ по РТ, расшифровывается как оперативно-разыскная часть. Она занимает этаж в одном из зданий, МВД РФ по республике Татарстан, и расположена в центре города, войти в него можно с улицы Фукса. Фактически оно находится в том же комплексе зданий, где сидит министр полиции Татарии Асгат Сафаров. В десятках и сотнях заявлений заключенных, это место описывается, как главный пыточный застенок республики. У этого места репутация такова, что там подписывают все, а потом люди от отчаянья калечат себя. 

– Технология следующая, человека забирают на допрос в ОРЧ, и он может до 10 дней находиться в полицейском изоляторе временного содержания, – рассказывает Алина Богатеева, – После допроса человека кидают в ИВС, где он отлеживается, пока следы не проходят. Если после этого задержанный начинает жаловаться, его везут к врачу те самые оперы, которые его пытали и в их присутствии заключенному задают вопрос, откуда повреждения. Как правило, люди молчат. А если адвокаты все же пишут жалобы, то получают вот такие отписки – мы решили не заводить протии адвоката уголовное дело. Причем если, попадается активный адвокат, то они в ОРЧ заставляют писать, заодно и отказ и от такого защитника, чтобы не мешал. Моего подопечного, кстати, так и заставили сделать, мне так между делом показали его заявление в материалах дела. Но пока не использовали против меня. 

– Роль ОРЧ в полицейском следствии очень высока, – рассказывает мне Рашид Гареев, – Через допросы там проходят фигуранты всех наиболее важных дел. Отсюда все эти рапорты о великолепной работе татарской милиции, посмотрите по многим статьям УК почти стопроцентная раскрываемость. Такого просто не бывает. Люди не выдерживают и подписывают. Причем, я хочу обратить внимание на эпизод с бутылкой в деле Сергея Назарова – по моим данным очень многих прошедших через ОРЧ насилуют для закрепления, так сказать результата. Это именно почерк местных оперов. Все это пишется на видео, – людей, таким образом, шантажируют: если они на суде отказываются от своих показаний, то эти записи пускаются в ход. То есть Назаров, скорее всего уже признался в преступлении, его изнасиловали просто для того, чтобы он не написал заявление. Вот так. Эта система прогнила сверху до низу. Кого защищает эта полиция, я не знаю. Но точно не закон и не нас с вами.

Вместо эпилога

В республике происходит что то не то, и в татарской полиции в частности – это в общем то ни для кого не секрет. Причем градус ненависти народа к местной милиции-полиции уже давно зашкаливает. Я, в начале 2000-х, писал об убийстве в одном из татарских райцентров пьяными милиционерами среди белого дня девочки-подростка – пьяный милиционер на уазике врезался в толпу детей идущих после представления в цирке-шапито. Причем в машине находился в полном составе все руководство местного РУВД. Наказали только водителя милицейского начальника (условным сроком за публичное убийство в пьяном виде), а самого начальника даже не сместили с должности. Возмущенный народ чуть не разнес здание РУВД в щепки. 


Буквально через несколько месяцев после этого в одном из отделений милиции на окраине Казани запытали до смерти арестованного по ложному доносу молодого парня. Причем парень только, что вернулся с войны, где отдавая долг родине, показал себя героем. Возмущенный народ вновь вышел на улицы и вновь нулевая реакция. Подобные происшествия происходят в казанской правоохранительной системе с пугающей периодичностью. То есть местная полиция попросту одурела от безнаказанности – несколько лет назад в Авиационном районе Казане задержали участкового. Он укокошил человека, подозреваемого в мелком воровстве, засунул в багажник и ездил несколько недель с трупом на работу, пока коллеги не озаботились запахомW. Знаете, этого человека даже не арестовали, его заботливо обязали ходить на лечение и глотать таблетки. Возможно он до сих пор на свободе, лечится, так сказать, от тяжелой работы. То есть даже таких упырей здесь держат за своих. 

Чтобы вы поняли, насколько это стало обыденным делом в республике, я приведу только один пример. Готовя этот материал, я разговаривал с редактором крупнейшего оппозиционного издания в республике, он тут же с ходу припомнил похожий случай с его дальним родственником из Набережных Челнов. Этот человек никак не был связан с криминалом, ничего не совершал предосудительного, он просто в подпитии шел домой, его забрали якобы вытрезвитель, а наутро нашли повешенным в камере. 

– И что? – спрашиваю я.
– Ничего – сказал мне редактор, – Это у нас нормальное дело, очень распространенное явление… 
То есть, от насилия со стороны полиции в республике не защищен ни один простой человек – могут схватить и убить любого. Просто так. Гестапо отдыхает.

Комментарии 7