Политика

Киренаика и ливийские проблемы Франции

Состояние «полураспада»

Решение т.н. «конгресса народа Киренаики», прошедшего в окрестностях Бенгази, о создании «союзного федеративного района Барка» опять актуализировало в информационном пространстве ливийскую тематику.

Разумеется, главная причина такого решения «киренаиков» - это стремление распоряжаться находящимися на их территории двумя третями запасов ливийской нефти.

Тем более, после того, как было принято решение отвести восточным областям в новой Учредительной ассамблее лишь 60 из 200 мест, а ключевые позиции в исполнительной власти и столичном регионе достались, как принято считать, зинтанцам, мисуратцам и другим представителям западных и центральных регионов страны.

Впрочем, недовольны не только племенные объединения Киренаики.

В частности, в этой связи можно вспомнить антиправительственное восстание в Бани-Валиде, произошедшее в начале сего года, когда из города были изгнаны как вооруженные отряды Переходного национального совета, так и лояльная ПНС бюрократия.

Более того, буквально через день после упомянутого «конгресса народа Киренаики» администрация того самого третьего по величине ливийского города – Мисураты, который в результате прошлогодних событий значительно повысил свой «удельный вес» в стране, ввела ограничения на въезд в город жителей других районов Ливии.

Да и в самом Триполи в автономном режиме на правах «революционных отрядов» действует ряд вооруженных группировок, которые контролируют целые районы столицы.

Таким образом, попытку как ПНС в целом, так и его лидера – М.Абдель-Джалиля, стать «над схваткой» в конфликте интересов всех проживающих в стране племен и кланов можно считать, на данный момент, провальной.

Более того, эта самая политика «равноудаления» начинает все больше вызывать подозрения в том, что ПНС – это типичная компрадорская структура, обслуживающая интересы Запада. Не зря ведь за лидером ПНС в ливийском социуме прочно закрепилось прозвище «Мустафа Абдель-НАТО».

Судя по всему, особое внимание, в этом плане, направлено на главного европейского лоббиста новой ливийской власти - Францию.

Борьба за нефть… и против Парижа

Разумеется, Париж считает, что сыграл ведущую роль в свержении режима М.Каддафи, а посему вправе претендовать на «львиную долю» в разделе богатств Ливии.

Подтверждением этому служит, в частности, широко растиражированное информационными агентствами письмо одного из представителей ПНС эмиру Катара ат-Тани (что само по себе весьма показательно!), отправленное еще в начале апреля прошлого года. В нем речь шла о том, что Франция получит 35% ливийской нефти в обмен на поддержку оппозиционных сил.

А тут еще и предвыборная президентская кампания во Франции, во время которой нынешний лидер страны Н.Саркози уже неоднократно напоминал о «посильном вкладе» как французской дипломатии, так и французских ВВС в прошлогодних ливийских событиях.

Разумеется, у вождей ливийских племен, в особенности, богатой нефтью Киренаики, как амбиции Парижа, так и закулисные игры с ним со стороны ПНС вызывают сильное раздражение.

Собственно, гибель в Ливии двух руководителей французских частных охранных фирм тому подтверждение.

Кроме того, неудивительно, что именно сейчас из «загашника» вновь вытянута тема т.н. «французского долга», впервые озвученная еще в марте прошлого года самым разговорчивым из сыновей бывшего лидера Джамахирии – Сейфом аль-Исламом.

12 марта информагентство Mediapart разместило документ, в котором говорится, что Саркози получил от Каддафи на свою предвыборную кампанию в 2007 г. 50 млн. евро, которые были успешно «проведены» через швейцарские и панамские банковские счета.

Особо акцентируется внимание на том, что переговоры в связи с финансированием упомянутой кампании были организованы тем самым Сейфом аль-Исламом и одиозным французским бизнесменом ливанского происхождения Зиадом Такиеддином, уже взятым «на мушку» французскими правоохранительными органами в связи с его сомнительной ролью в военно-техническом сотрудничестве между Францией и Пакистаном.

В общем, налицо проведение спланированной антифранцузской кампании. Это, судя по всему, понимают как в Париже, так и в Триполи. Подтверждением чему служит заявление М.Абдель-Джалиля о том, что за разжигание нынешних автономистских настроений на востоке и других районах страны ответственность несут «ряд иностранных государств».

И хотя конкретно никто назван не был, очертания тех, кому это может быть выгодно, можно проследить вполне отчетливо.

И снова Катар?

Решимость последних лет со стороны Парижа перейти на качественно новые отношения с африканскими и ближневосточными государствами, используя для этого и личные связи, и свою любимую, но пока неработающую внешнеполитическую «игрушку» – «Союз для Средиземноморья», вызывала еле скрываемое раздражение у тех, кто имел такие же «наполеоновские планы» по отношению к региону.

В этой связи, на ум, в первую очередь, приходит нынешний «заклятый друг» Франции - Турция, а также, разумеется, новый активный региональный игрок - Катар.

В Дохе и Анкаре долго терпели парижский активизм на Африканском континенте. В частности, сюда можно отнести решения саммита Африка-Франция в Ницце, во время которого французы уделили особое внимание ведущим странам именно «нефранкоязычной» Африки. В первую очередь, учитывая их углеводородные запасы, Судану и Ливии (первая - по потенциалу и вторая - по реальной добыче нефти на континенте, соответственно).

Не вызывало особого восторга, в первую очередь, у катарского эмира, и то обстоятельство, что, на сегодняшний день французская компания «Тоталь» стала ключевым «оператором» южносуданской нефти и уже заявила о намерении в ближайшее время в 3 раза увеличить нынешний объем добычи нефти на территории Южного Судана, а также „самыми быстрыми темпами” построить альтернативный „северосуданскому” маршруту нефтепровод через территорию Кении к Индийскому океану (нефтеперерабатывающий завод в Кении планирует строить Китай, стоимость проекта – около 1,5 млрд. долл.).

На ливийском же треке у Дохи также почва начинает уходить из-под ног. В этой связи, примечательным является соглашение о сотрудничестве в области морской безопасности и охраны ливийских границ, подписанное в конце февраля в Триполи министрами обороны Ливии и Франции.

Глава ливийского оборонного ведомства особо акцентировал внимание на том, что Франция окажет Ливии техническую помощь в налаживании эффективного пограничного контроля и, в первую очередь, защиты от проникновения на территорию страны боевиков «Аль-Каиды» (читай, катарских наемников).

Похоже, в Дохе начинают понимать, что, увлекшись сирийской кампанией, можно тем временем потерять Ливию, в которую в прошлом году было вложено столько сил и средств. На это указывает учащение язвительных ноток в адрес французского президента и ливийского ПНС в репортажах «Аль-Джазиры», а также усиление сепаратистских настроений по всей ливийской территории и, особенно в находящейся еще пока в катарской орбите ее восточной части.

В мировой истории уже не раз случалось, что бывшие союзники, достигнув желаемого результата, начинали «междоусобицу» из-за раздела добычи. Поэтому, если в ближайшее время главные действующие лица в борьбе с режимом Каддафи не договорятся между собой насчет сфер влияния в Ливии, мы, судя по всему, станем свидетелями дальнейшего «парада суверенитетов» на территории бывшей Джамахирии, ведущего страну по пути ее дальнейшей «сомализации».

 

Виталий Николаевич Билан - кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Комментарии 0