Их нравы

НАТО и наркотики – морской вариант

То, что НАТО «крышует» производство наркотиков в Афганистане, никаким секретом не является. Интересный материал читателя ресурса nstarikov.ru Антониоса Христу рассказывает нам  неизвестные массовому читателю факты о морском наркотрафике, который точно так же находится под плотной опекой НАТО.

«Все мы уже достаточно хорошо знаем про то, как НАТО, а точнее их подразделение под названием ISAF (International Security Assistance Force — Международные силы содействия безопасности) прямо содействуют. Только не росту безопасности, а  наращиванию оборотов наркопроизводства в Афганистане. Напомню, что за время нахождения США и их союзников, производство смертельного зелья выросло в 44 раза.

Но мало кто из нас знает, что на фоне тех самых «терактов» 11 сентября 2001 года, только двумя месяцами ранее, Альянсом была анонсирована беспрецедентная морская операция. Фактически «родная сестра» операции в Афганистане, которая получила название «Активные усилия». Надо сказать, что беспрецедентность операции заключалась, прежде всего, в том, что создана она была не на основании резолюции ООН, а на базе знаменитой статьи №5 Североатлантического договора, которая выражает политику коллективной безопасности НАТО.

Основная идея данной статьи заключается в том, что вооружённое нападение на одну или нескольких из стран договора рассматривается как нападение на организацию в целом. То есть, не успели башни WTC сложиться под натиском небесного керосина, как этот факт был расценен как нападение на США и обязывал,  Альянс ответить угрозе как это намечалось с самого начала. И ответ не заставил себя долго ждать: «Активные усилия» и ISAF быстро набрали обороты. Но если со вторыми всё понятно – дескать, надо давить талибов в их логове, то с морской инициативой НАТО всё пошло как-то сложнее. С самого начала активации операции было заявлено про её цель – борьба с терроризмом и незаконной деятельностью на морских коммуникациях. Уже тогда, через месяц и пять дней после терактов всё начиналось очень странно – с террористами решили бороться… начиная со средиземноморских торговых путей.

Главная цель всей операции оказалась также неожиданной: торговые суда, плывущие в большом количестве в этом регионе. Под этими словами предполагается создание базы данных торговых кораблей, которые по каким-то причинам стали «подозрительными» НАТО и последующее отслеживание и их досмотр, силами тактических групп надводных и подводных сил ВМС НАТО, а также силами базовой морской патрульной авиации. На практике выглядит этот процесс довольно просто: выделенный на ротационной основе корабль (или группа кораблей) одного из членов НАТО бороздит просторы Средиземного моря или пролива Гибралтар (это и есть так называемая операционная зона). Вылавливает торговые суда, опрашивая их по радио, а также используя и добавляя в базу данных систем мониторинга все статические и динамические данные про эти судна. Если попадается то самое подозрительное судно из списка – натовские вояки получают разрешение на его досмотр. На предмет наличия на борту незаконных мигрантов, оружия массового поражения или его элементов, а также наркотических веществ – как раз всего того, что вписывается в термин НАТО «combating terrorism» — борьба с терроризмом.

Вроде бы, всё правильно обставлено – особенно с вылавливанием наркотиков на торговых судах. Всё вроде чинно и благородно. Но тут уместно было бы вспомнить про основные пути следования героина в «свободную Европу», производство которого курирует ISAF в Афганистане.

1. Сухопутный, или т.н. «Балканский»: Афганистан-Турция-Болгария (а также Босния), где героин грузят на фуры с маркировкой TIR (Transports International Routiers, международные дорожные перевозки). «Чтобы побыстрее доставить турецкие апельсины в Германию и Францию» — избегая лишних формальностей с проверкой свежего и скоропортящегося груза в пути. На самом деле — для того, чтобы лишний раз не заглядывали куда не надо именно те, кому не надо. И далее – с ветерком по шенгенским просторам на заводы южной Франции по переработке и очистке афганского зелья для дальнейшей отправки по странам Европы и через Атлантику. Туда же везут характерные баллоны синего цвета с уксусным ангидридом – основным из трех прекурсоров для очистки героина.

2. Морской героиновый путь представляет ту же цепочку, но она тянется через основные магистрали Средиземного моря к основной цели – Корсике. Где героин перегружается на паромы, которые уже никем не могут быть досмотрены на пути к тем же заводикам южной Франции, коих где-то около 20 в общей сложности.

А вот теперь внимание – вопрос: сколько героина было поймано на судах за 10 лет операции «Активные усилия»? Или сколько обнаружено элементов оружия массового поражения? Ответ: нисколько!

Ни грамма героина не задержали! Хотя не нужно напоминать, что сотни килограмм зелья плывут практически каждый день. Что любопытно — оказывается, в штабе операции в Неаполе такой статистики (сколько задержали) просто нет. Более того, пару раз й вопрос про эту статистику из уст разных интересующихся вызывал замешательство и нервное передёргивание у адмиралов-командующих операцией. Есть, правда, другая статистика – только 155 судов за весь период (точнее, с 2003 по2009 г.г.) были проверены непосредственно досмотровыми партиями, высаженными с кораблей НАТО. Эти партии ничего не нашли.

Зная методы борьбы демократов с мировым терроризмом в Афганистане, напрашивается другой вопрос: так зачем же корабли НАТО жгут тоннами топливо в Средиземном море? И ответ напрашивается сам собой – не даром же ISAF и «Активные усилия» созданы одними и теми же организациями, в одно и то же время, с одними и теми же целями. Это цель – контроль за производством и перевозкой оружия, наркотиков и других средств, которые нужны для «победы демократии во всем мире».

Военные корабли – это прежде всего чёткая организация. Они не могут, как пираты ходить там, где им вздумается, поэтому операционная зона условно разбита на меньшие квадраты патрулирования, каждый со своим условным названием:

Посмотрите на карту. Не заметили ещё ничего необычного? Почему-то большие участки моря намеренно не контролируются вообще. К этим «чёрным дырам» относятся как раз южная Франция (это с их-то печально известным, в смысле тех же наркотиков, Марселем). Еще часть итальянской Адриатики и т.д. Сразу нужно сказать, что самыми патрулируемыми районами являются квадраты с названиями «BUSCH» и «DODGER» — это исключительные морские экономические зоны Сирии и Египта. Еще очень активно патрулируется Суэцкий канал, находящийся на территории Египта... Почему? Во-первых – это стратегическая артерия, Во-вторых — именно там ходят корабли в иранские порты.

Ладно с кораблями, но может в этих «дырах» летают самолёты базовой морской патрульной авиации? Тем более, что с американской базы «Сигонелла» на Сицилии, где базируются американские самолёты типа Р3Р и Р3С «Орион», лететь совсем недолго? Смотрим нарезку квадратов для авиации (она различается с корабельной):

Чёрным цветом показаны квадраты, где авиация НАТО не летает. Как видно, смысл практически идентичен. С небольшой разницей. Американские «Орионы», патрулируют в основном центральную часть Средиземного моря, и делают они это не потому, что там самый интенсивный морской трафик. А потому что данные систем автоматической идентификационной системы (АИС) торговых суден в тех местах не могут быть считаны ни с берега, ни с военных кораблей – если они в данный момент не могут выйти на «охоту» в интересах операции. А это плохо – элемент контроля судоходства в этих широтах теряется.

Главный смысл таких операций – контроль над перевозкой грузов не для мифических «террористов», а для контроля над перевозками геополитических соперников. Я думаю, не надо уже говорить о том, что в списке подозрительных судов, которым руководствуются командиры тактических групп кораблей НАТО, нет тех кораблей, которые реально заняты перевозкой всего, чего попало. Кстати, когда корабли ВМС Украины или ЧФ РФ участвовали в операции (до 2008 года), то им не давали делать того, ради чего они туда прибыли. Делалось это просто – кораблю «не в теме» назначается т.н. sister-ship из ВМС НАТО. Эдакий корабль-куратор, функции которого официально заключаются «в помощи и контроле», а на самом деле – в присмотре за кораблями, чтобы те не наделали чего-нибудь лишнего, не перестарались.

Надо ещё отметить вот что: с самого начала Альянс хотел контролировать в рамках «усилий» ещё и Чёрное море. Потому ли, что румынский порт Констанца также является перевалочным пунктом балканского героинового потока. То ли попросту нужно было сильнее контролировать другие порты – типа того же Октябрьского или Новороссийска. Но палки в колёса Брюсселю и Неаполю вставила Анкара. Турция поняла смысл происходящего и на волне неровных отношений с Брюсселем уже как субъектом Евросоюза в 2004 году воспрепятствовала расширению операционной зоны на черноморские просторы. Анкаре этого не простили. Даже тогда, когда Турция дала обязательства организовать национальную операцию-двойник «усилиям», которую назвали «Черноморской гармонией» с обязательным обменом информацией в рамках незаконной деятельности в Чёрном море со штабом натовских «Активных усилий». Кстати, к деятельности в рамках уже турецкой «гармонии» так и не присоединилась Болгария, с того же 2004 года новый член Альянса.» (Антониос Христу)

Автор: Николай Стариков

Комментарии 0