Общество

«Наша хадж-миссия признана одной из лучших»

С 24 по 27 февраля в Эр-Рияде проходила третья встреча спикеров парламентов стран «Большой двадцатки — G20». Россию представляла делегация во главе с заместителем председателя Совета Федерации Ильясом УМАХАНОВЫМ. Наряду с участием в форуме состоялось несколько двухсторонних встреч с высокопоставленными представителями саудовского государства. Об итогах визита в Саудовскую Аравию рассказывает руководитель российской делегации. 

— Ильяс Магомедсаламович, что собой представляла встреча парламентариев стран «Большой двадцатки»? 

— Напомню, что группа G20, включает помимо государств «Большой восьмерки» еще Австралию, Бразилию, Индию, Индонезию, Китай, Саудовскую Аравию, Южную Африку, ряд других стран, без представительства которых в обсуждении мировых проблем и координации совместных усилий сегодня невозможно представить устойчивое и согласованное развитие. Достаточно сказать, что в странах «Большой двадцатки» проживают две трети населения земного шара, на них приходится 90 процентов валового национального продукта и 80 процентов мировой торговли. 

С ноября 2008 года состоялось шесть саммитов — встреч лидеров стран G20, а в сентябре 2010 года в Оттаве прошла первая встреча спикеров парламентов. В центре внимания встречи в Эр-Рияде было три группы вопросов: диалог цивилизаций, культур и религий, финансово-экономический кризис и пути выхода из него, а также проблемы энергетической безопасности и обеспечения энергоресурсами. 

Хотел бы отметить, что особый интерес в ходе форума вызвала тема межкультурного диалога. Ведь кто, как не парламентарии, может лучше представлять культуру народов своих стран в наиболее широком смысле и наполнении самого понятия «культура»? С учетом высокой репрезентативности стран «Большой двадцатки» по отношению к существующим на Земле культурам и мировым религиям, наши форумы могут придать качественно новый импульс межкультурному диалогу в его глобальном измерении. 

Взаимообогащение культур, происходящее в контексте глобализации, таит в себе наряду с позитивными чертами немало тревожных проявлений. Вопросы межкультурного взаимодействия сегодня волнуют людей на всех континентах, в том числе и в арабском мире, где слишком стремительное и одностороннее проникновение ценностных установок одной культуры в устоявшийся уклад другой проявляется в ряде стран в виде социальной нестабильности. 

Российская делегация предложила продолжить состоявшуюся на форуме дискуссию по вопросам диалога цивилизаций, культур и религий в формате международной парламентской конференции. Наша инициатива вызвала заметный интерес среди участников встречи в Эр-Рияде. 

Российские сенаторы со своей стороны поддержали инициативу Казахстана, председательствующего сейчас в Организации исламского сотрудничества (ОИС), провести у себя встречу лидеров мировых конфессий. 

— Во время пребывания в Саудовской Аравии вы встречались с исполняющим обязанности Генерального секретаря ОИС. Какие темы были затронуты в беседе? 

— С господином Абдаллой бен Абдурахманом Алимом мы обсуждали перспективы сотрудничества России и мусульманских организаций, ориентированных на решение проблем экономического развития. В качестве важного шага в этом направлении условились о порядке взаимодействия при подготовке и проведении экономического саммита по исламским финансам, который состоится в Казани в мае этого года. 

Договорились также установить регулярный канал контактов по ситуации в Сирии и других арабских странах. 

  — Вы являетесь уполномоченным по делам хаджа Комиссии по вопросам религиозных объединений при правительстве Российской Федерации. Информационные агентства сообщали, что в Эр-Рияде вы вели переговоры с министром по делам хаджа Саудовской Аравии Бендером бен Мухаммедом Хиджаром и заместителем министра Хатемом бен Хасаном Кады. Каковы функции этого министерства, и какие вопросы вы обсуждали с его руководством? 

— Хадж — паломничество в Мекку и Медину — заповедан основателем исламской религии Пророком Мухаммадом (мир ему) как один из пяти столпов ислама: каждый мусульманин обязан хотя бы раз в жизни совершить его. Если вспомнить, что приверженцев ислама на Земле сегодня насчитывается почти полтора миллиарда, нетрудно войти в положение страны, которая должна принять у себя миллионы приезжих. Не забывайте при этом, что огромный людской поток сосредоточен на относительно небольшом пространстве, а нахождение паломников ограничено по времени сроком в один месяц — святой месяц зуль-хиджа. Понятно, что значение хаджа как великой религиозной акции требует высокой организации в самом что ни на есть житейском смысле: график прибытия в страну, размещение и питание, транспортное и медицинское обслуживание во время пребывания, проблемы безопасности. Поэтому неудивительно, что в Саудовской Аравии существует отдельное министерство, которое занимается этими вопросами и, в частности, заранее обговаривает и координирует их со странами, откуда ожидаются большие потоки паломников. 

В ходе состоявшихся переговоров, в которых приняли участие члены российской хадж-миссии, в том числе муфтии ряда региональных духовных управлений мусульман, с саудовской стороны была дана высокая оценка организованности российских участников хаджа-2011. Наша хадж-миссия, по свидетельству руководства министерства, признана одной из лучших. В подписанном по итогам встречи Протоколе зафиксировано обязательство саудовской стороны обеспечить российских участников хаджа-2012 более комфортными условиями проживания в палаточных городках, включая предоставление постельных принадлежностей и горячих напитков. Большое внимание в переговорах было уделено проблемам транспортной безопасности. В частности, достигнута договоренность об обязательном наличии сменных водителей на дальних маршрутах. В этом году все российские паломники смогут впервые воспользоваться и скоростной автомагистралью, соединяющей Мекку с двумя другими святыми для мусульман местами — долиной Мина и горой Арафат. 

Говоря об особенностях хаджа 2012 года, хотел бы обратить внимание еще на два момента: эскалация ситуации в Сирии исключает безопасный наземный маршрут транспортировки. В прошлом году ряд туроператоров, в том числе из Дагестана, вопреки рекомендациям МИДа, Ростуризма и Совета по хаджу взяли на себя риск пересечения территории этой страны автомобильным транспортом. Подобное недопустимо, поскольку речь идет об угрозе жизни наших сограждан. Тем более в прошлом году в результате трагических инцидентов там погибли паломники из других стран. Хочу напомнить, в действующее законодательство по туристической деятельности вносятся поправки, ужесточающие ответственность туроператоров. 

И второе — мы добились определенной упорядоченности и прозрачности в распределении квоты по территориям, субъектам федерации. В прошлом году представители 57 регионов совершили хадж, — почти в 2,5 раза больше, чем в предыдущие годы, — но еще предстоит серьезная работа в этом направлении. И крайне важно, чтобы путевку в хадж могли получить прежде всего те, кто ни разу его не совершал. На это направлены и благотворительные путевки для наиболее незащищенных групп населения. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова, сенатора Сулеймана Керимова, десятки, а может быть, сотни наших братьев по вере, которые оказывают спонсорскую помощь паломникам. 

— Какое количество россиян собирается совершить хадж в этом году? 

— Это самая актуальная тема наших переговоров с руководителями Министерства по делам хаджа на протяжении ряда лет. Дело в том, что в 1987 году Организация Исламская конференция установила квоту паломников: тысяча человек от каждого миллиона мусульманского населения заинтересованной стороны. Согласно этой формуле с начала 90-х России предоставлялась квота — 20,5 тысячи. В марте прошлого года я передал на имя министра хаджа КСА просьбу об увеличении квоты на пять тысяч человек. Саудовская сторона обещала рассмотреть просьбу и, исходя из ожидаемого общего количества паломников, дать на нее ответ. Действительно, российская квота в 2011 году увеличилась, правда, не на запрошенные нами 5 тысяч человек, а на 2 тысячи. 

В ходе состоявшейся 29 февраля встречи с министром по делам хаджа господином Бендером бен Мухаммедом Хиджаром от имени многомиллионного исламского населения России я передал руководству Саудовской Аравии слова искренней признательности за выделение дополнительной квоты в прошлом году и высказал пожелание продолжить эту дружественную практику с тем, чтобы общее число российских паломников в 2012 году достигло 25 тысяч. Министру было передано развернутое обращение российской стороны, которое обосновывает просьбу об увеличении квоты-2012. 

— Чем руководствуется российская сторона, добиваясь увеличения квоты? 

— Мы исходим, прежде всего, из конституционно зафиксированных свободы совести и права граждан беспрепятственно выполнять религиозные обряды. Нельзя забывать, что в ХХ веке в Советском Союзе родилось и успело состариться не одно поколение людей, фактически лишенных свободы вероисповедания. Разумеется, не были исключением и советские мусульмане. Достаточно сказать, что с 1945 по 1990 годы из СССР совершили хадж всего около 900 советских граждан, а до этого, начиная с конца 20-х годов, такой возможности у них вовсе не было. Поэтому наша обязанность — хоть в какой-то мере «вернуть долг», в том числе старшему поколению — тем из него, кто хотел бы и кому позволяет здоровье посетить святые для мусульман места. Кстати, в прошлом году старейшим среди всех участников хаджа оказался 110-летний житель Ингушетии. 

Конечно, имеются и другие, не менее весомые причины, побуждающие добиваться расширения участия в хадже российских граждан. Надо сказать, что эти причины были хорошо понятны и в дореволюционной России, по крайней мере, со второй половины XIX века, когда в состав Российской империи вошли несколько обширных земель, жители которых веками исповедовали ислам. Я имею в виду Кавказ и Среднюю Азию, присоединение которых заметно пополнило мусульманское население России. Стало ясно, что устойчивое развитие российского государства отныне в огромной мере будет зависеть от мира и согласия между проживающими в нем представителями различных мировых религий. Более того, межконфессиональный консенсус вскоре мог стать огромным ресурсом силы и влияния России в мире. Надо сказать, что такое понимание восторжествовало не сразу: нередки были и другие суждения, отдающие дань примитивному, как сейчас бы сказали, «линейному» мышлению. 

При правильном сотрудничестве государства с исламскими элитами хадж становился эффективным инструментом строительства доверительных и продуктивных отношений с мусульманским миром и в России, и за рубежом, ставил барьер проникновению и распространению в пределах империи враждебных традиционному исламу радикальных и экстремистских толков. Эта задача не стала менее актуальной и в наши дни. 

— Из сказанного вами можно заключить, что вопросы организации хаджа из России, которыми вы занимаетесь как представитель правительства, и тема межкультурного диалога, активно разрабатываемая вами в парламентском сообществе, тесно взаимосвязаны. Можно ли, по вашему мнению, сказать, что кажущиеся на первый взгляд чисто «техническими» задачи организации максимально комфортного для паломников хаджа на деле стоят в ряду важных в обеспечении плодотворного диалога цивилизаций и религий? 

— Я бы добавил, что в числе важнейших — задачи по укреплению стабильности и консолидации российского общества. Неслучайно этим вопросам уделяется столько внимания действующим и избранным президентами России, руководителями субъектов федерации. 

P.S. На днях, во время подготовки интервью к публикации скончалась мать Ильяса Магомедсаламовича Умаханова. Редакция выражает свои искренние соболезнования родным и близким усопшей.

Комментарии 0