Политика

Ислам – самая влиятельная сила… после социализма ("Asharq Alawsat", Великобритания)

Вот что открыла нам «арабская весна»: силу политического ислама

Катастрофическое поражение арабов в июньской войне 1967 года ознаменовало собой закат региональных националистических движений и идей панарабизма. Затем ради сохранения арабского единства вывели Сирию из Объединенной Арабской Республики.

А дальше все покатилось под откос… С развалом «мировой системы социализма» на Востоке и ее авангарда, Советского Союза, тихо почили в бозе многочисленные, рассыпанные по всему миру, крайне правые движения и политические организации. Западная модель социализма и дня не продержалась после исхода Советов с политической арены.

Освободившиеся территории, бывшие «зоны влияния», были взяты мусульманскими консервативными партиями в блистательно исполненном газавате. Теми самыми «братьями», кто не только прозябал в тени могучей империи социализма, но и выживали именно благодаря ей. О марксовский монолит бились волны капиталистического негодования, мир пребывал в ожидании неминуемой ядерной катастрофы, и никому не было дела до фундаменталистов. Сам термин отсутствовал в политическом лексиконе. И если порой и мелькал где-то, то без нынешнего злобно-агрессивного оттенка…

«Арабская весна» не только представила нам политический ислам во всей его красе, но и безжалостно обнажила слабость и никчемность ревнителей светскости, новоявленных демократов и либералов арабского образца. Их неспособность сколотить более или менее приличный политический блок. Не выдерживающих сравнений с упругим, сильным движением во власть политического ислама и железной дисциплиной его рядов.

А нашей «элите», избранному меньшинству, место в салонах, где они и прозябают, потягивая «отнюдь не невинный настой» и услаждая слух ностальгическими мелодиями патефонов и изысканной поэзией. А когда становится им тошно на родной земле, то устремляются они в места, что «дороже им собственной печени» - Париж, Вена, Лондон…

Их семена не проросли в народе, отечество им – чужбина… Им ли тягаться с исламистами, их стойкостью и готовностью к самопожертвованию, достойными высокого уважения. Что мы наблюдаем сегодня в Сирии… И признаем, исламистские партии стали партиями народного единения.

Блестящий успех исламистов в Египте! Это сейчас все склонны разводить руками и вопрошать: как же так, стояли в сторонке, не шумели на площадях, терзая ланиты: «жизнь положу за революцию»!

Они незримо творили то, что сделало бы честь любой продвинутой политической партии – шли в народ, работали с людьми. Растворялись в кварталах бедноты, жили в трущобах, среди беспросветной нищеты, в таких убогих клоаках, куда и луч солнца не проникает и ни один «светский» – не ходок. Подбадривали ослабевших, поддерживали материально безработных, помогали заработать на кусок хлеба обездоленным и нищим, оказывали медицинскую помощь, социальную, благотворительную, потихоньку выстраивали чисто египетскую модель демократии и парламентаризма. При содействии, разумеется, западных сил.

Был создан могучий электорат. Избиратели толпой повалили за «Братьями» и салафистами, вознесли их на престол. Мои поздравления! Помните, как поют иракцы на свадьбах: «Видишь, благо снизошло на тебя! Будь достойным его».

Посмотрим, посмотрим… Пробиться к власти несложно. А вот удержаться… Смогут ли новые правители разрешить накопившиеся за декады тяжелые проблемы? Чего проще дать каждому бедняку рагыф (лепешка, печенная на углях), горсть таблеток аспирина. А вот помочь каждому с трудоустройством – задача архисложная… «Египетская напасть» - так мы стали величать неукротимый демографический взрыв. Впрочем, это беда многих стран нашего региона. Другая беда – безработица среди интеллигенции, в прошлом явление крайне редкое.

Консерваторам все это следует осознать и искать разумный выход. Не перекладывая свои дела на Всемогущего. Чем часто грешат «воистину правоверные». Их вряд ли удастся убедить отречься от «древних принципов», и они будут поощрять полигамию среди мусульман, чтобы те гордились многочисленным потомством от разных матерей. Разве исламисты прислушаются к разуму и откажутся в своей новой программе от этого обычая? И издадут фетву о новой организации и упорядочении семьи, об ограничении рождаемости и дозволенности противозачаточных средств? Вряд ли…

А вдруг они пойдут иным путем и одержат победу над собственным косным мышлением? Историческую победу! Но прежде всего, полагаю, им следует покончить с коррупцией, убедив людей в том, что мздоимство, взятка – страшный грех и за него сполна воздастся в день Страшного суда. Да сгинет она из наших дней! А также пусть убедят соотечественников в том, что хищения народных достояний, запускание рук в государственный карман – не менее тяжкий грех.

Пусть примут мою подсказку и совет: почему бы им не последовать примеру Саддама Хусейна.В первые, самые сладкие дни своей власти молодой, амбициозный президент внедрял шпионов и доносчиков среди функционеров, чиновников, служащих, среди тех, кто работал на прибыльных контрактах. Все жили в постоянном страхе, ибо Саддам знал все обо всех, кто чем дышит, кто приворовывает, кто, как говорится, «берет на лапу»…

Немудреная затея, блистательный эффект: казнокрады, крупное и мелкое жулье, просто люди, нечистые на руку, были разоблачены в кратчайшие сроки и понесли суровое наказание. Ирак стал единственным по тем временам арабским государством, где жили на зарплату. Чем Саддам несказанно гордился. Саддамовскую идею окрестили в народе точно и метко – «халяльный (дозволенный, нравственный) шпионаж». Верно, следили и брали тех, кто крадет, но не тех, кто честно трудится и приумножает славу отечества…

Стоит, стоит исламистам непрестанно вопрошать: а как же мы пришли к власти? Чтобы каждый раз убеждаться в том, что никакого чуда не произошло: их выплеснуло наверх волной демократии, свободы и гражданского джихада. Но не взрывами фугасов, насилием, буйствами, когда гибли люди и пылал подожженный смутьянами Каир. Их первейшая задача – покончить с терроризмом и отказаться от насаждения ислама огнем и мечом.

Следует приниматься немедленно за революционные реформы, стойко противостоя наскокам новых европейских крестоносцев, и взращивать в душах мусульман и немусульман чувство настоящей свободы и независимости. Конфессиональная вражда и религиозная рознь вновь отбросят нас в старину, к исламским халифатам и временам Османской империи.

Стоит согласиться с тем, что сегодня после социализма, самой влиятельной и могучей идеологии, нет в мире равной ему силы по притяжению умов. Кроме ислама. Политического ислама.

Автор: Халед аль-Каштини

Комментарии 0