Среда обитания

Инициативы создания в России шариатских судов будоражат общественность, хотя российский закон тому не препятствует

На днях российскому обществу вновь «пригрозили» созданием в нашей стране шариатских судов. Страшилке этой много лет. Сначала россиян пугали введением шариатских судов кавказскими боевиками. Потом общественность продолжили будоражить этой же темой более «респектабельные граждане». Однако на поверку выходит, что шариатские суды в том или ином виде, а также их иудейские и православные аналоги в России уже существуют. Причем весьма органично вписываясь в российскую правовую практику.

Протестная инициатива

Последняя такая инициатива прозвучала из уст адвоката Дагира Хасавова. Как утверждают СМИ, адвокат планирует  создать общероссийский правозащитный центр “Мусульманский союз”, который займется, в том числе, учреждением в стране шариатских судов.

Хасавов известен в мусульманской среде России, как адвокат, представляющий интересы авторов проекта реконструкции Московской соборной мечети в судебной тяжбе против заказчика данного проекта – Равиля Гайнутдина, главы Совета муфтиев России и входящей в ее состав структуры Духовного управления мусульман Европейской части России (ДУМЕР).

Кроме того, Дагир Хасавов является отцом Арслана Хасавова – молодого писателя, в отношении творчества исходили гневом чеченские чиновники. Отметим, что сами Хасавовы кумыки, происходящие из кумыкского аула Брагуны Гудермесского района Чечни.

Вообще, как признается сам Дагир Хасавов, к инициативе создания в России шариатских судов его подтолкнули обстоятельства судебной тяжбы с ДУМЕР по делу проекта реконструкции Соборной мечети. Адвоката возмущает, что районный суд, рассматривающий это дело, не желает в разумные сроки вынести решение по их иску к ДУМЕР.

Именно эта ситуация, со слов Хасавова и подтолкнула его к идее создания в России шариатских судов. С его слов, он уже побывал в республиках Северного Кавказа, «где обсудил с местной общественностью вопросы создания и функционирования шариатских судов».

Местные религиозные деятели, якобы, уже поддержали его идею и выразили готовность содействовать учреждению в своих республиках филиалов правозащитного центра “Мусульманский союз”. А союз этот, в свою очередь, и должен заняться уже созданием шариатских судов во всех регионах.

Однако Северным Кавказом адвокат не собирается ограничиваться. «Мы будем помогать мусульманам создавать шариатские суды в Москве и других городах», – заявил накануне порталу “Интерфакс-Религия” Хасавов. По словам адвоката, шариатские суды будут иметь статус третейских.

Обоснование востребованности

Похоже, что многих россиян напугала данная инициатива. Напугала она, наверное, и мусульман — тем, что данная громкая инициатива подольет еще больше масла в огонь исламофобии, раздуваемый в российских СМИ.

А вот предложение о том, что, по замыслу Хасавова, шариатские суды будут иметь статус третейских, думаю, мало кто заметил и запомнил. Вот это и есть законы информационной войны, когда суть самого события и сообщения прячется за пугающей риторикой и пугающими прогнозами.

При этом, Хасавов прав в том, когда утверждает, что в Дагестане, Чечне и Ингушетии фактически шариатские суды действуют повсеместно. Они рассматривают значимые спорные вопросы мусульман: примирение врагов, в том числе кровных, бытовые споры, вопросы, связанные с возможностью видеть женщиной своих детей после развода с мужем, примирение после похищения невесты и так далее.

С его же слов, есть случаи, когда мусульмане обращаются не в суд, а к имамам, в муфтияты с письменными просьбами решить тот или иной спор. “Количество таких случаев увеличивается. Это говорит о том, что шариатские суды назрели, это не искусственная инициатива, существует реальная потребность в них со стороны мусульман”, – подчеркнул он.

Руководитель группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан Руслан Гереев утверждает, что в Дагестане количество обращений в религиозные организации, к авторитетным алимам, шейхам и знатокам мусульманского законодательства (для вынесения только одних маслиатских решений) в прошлом году составило 8,5 тысяч.

А в 2010 году, с его слов, количество обращений от верующих дагестанцев не превышало 5 тысяч, а в 2009 году — 3,2 тысяч. Причем растет количество верующих, которые предпочитают обращаться за разрешением спорных дел к шариатским судьям боевиков, не доверяя работникам официальных муфтиятов.

Руслан Гереев утверждает, что по некоторым источникам, только в 2011 году количество гражданских  исков в различные легальные и нелегальные  религиозные инстанции, в том числе институты кадиев Имарата Кавказ в Дагестане и других регионах Северного Кавказа  увеличились в 4,5 раза.

Прежние инициативы

Инициатива Хасавова далеко не первая.  Напомним, в августе 2010 года глава петербургской мусульманской организации “Аль-Фатх” заявил о создании шариатского суда в Петербурге, что вызвало широкий общественный резонанс.

Прокуратура Адмиралтейского района Петербурга вынесла Махмутову предостережение. Ему разъяснили, что судебная власть в России осуществляется только государством, и потребовали ликвидировать шариатский суд.

Однако Махмутов на этом не остановился. В октябре того же года он направил запрос и открытое письмо в Конституционный суд России по поводу шариатского суда в России. В нем он просил собрать пленум и разъяснить, является ли законным запрет на создание исламского института правосудия в России.

«Прошу вас разъяснить возможность создания шариатских судов на всей территории России, – говорится в открытом письме. – Шариатский суд носит консультативный и рекомендательный характер в спорах между верующими и улаживании семейных, межличностных конфликтов».

Со слов Махмутова, он всю свою сознательную жизнь потратил на восстановление культуры и распространение ислама, первым в России указал на опасность крайне правых радикальных течений в исламе. И теперь выступает с мирной гражданской инициативой о создании шариатского суда.

На его взгляд, создание шариатского суда привело бы к снижению напряженности и росту толерантности в обществе, поскольку потребность в шариате, якобы, пришла уже и в города Центральной России. «Ни для кого уже не секрет, что вместе с гастарбайтерами и мигрантами ислам шагнул на улицы наших городов, – утверждает он, – и не замечать этого – значит прятать голову в песок и уходить от проблем».

 

Махмутов уверен, что в законодательстве нет прямого запрета на существование шариатского суда, который будет разбирать мелкие бытовые и семейные споры между мусульманами. Как выход, он просит приравнять шариатский суд к третейскому или суду чести офицеров и собрать для этого пленум Конституционного суда.

 

Что касается инициативы Дагира Хасавова, то он отметил, что будет добиваться внесения соответствующих поправок в законодательство. При этом он привел опыт дореволюционной России, напомнив, что в период реформ Петра I два сословия – купечество и духовенство – получали определенную автономию в своих судебных делах.

Никаких запретов

Стоит отметить, что суды, которые разрешают между верующими гражданские дела на основе религиозного права, не являются в мировой практике чем-то необычным. Они существуют в Британии, Израиле, Канаде и даже в России. К примеру, в самом центре российской столицы при Московской хоральной синагоге существует суд Раввината – иудейский аналог Шариатского суда.

Круг вопросов, рассматриваемых данным судом, достаточно широк. При нем, к примеру, существует Отдел кашрута, занимающийся вопросами кошерности пищи. Распространяет он свою юрисдикцию и на семейные, и социальные вопросы. К примеру, Раввинский суд рассматривает заявления от людей, которые желают подтвердить свою национальность в качестве евреев.

Кроме того, иудейская община с помощью раввинского суда СНГ строго следит и за вопросами соответствия захоронения умерших по законам Галахи (иудейского аналога Шариата). Что касается семейных вопросов, то Раввинский суд Москвы консультирует иудеев по вопросам чистоты семейной жизни (таарат мишпаха). Но, этот суд, естественно, не уполномочен выносить приговоры по уголовным делам и не дублирует государственных органов.

Кроме того, в российской столице в этом году впервые прошло заседание церковного суда. Церковный суд был учрежден РПЦ два года назад на Архиерейском соборе. А в течение двух лет с момента его учреждения отлаживалась деятельность местных епархиальных судов.

Как известно, Устав РПЦ от 2000 года запрещает «должностным лицам и сотрудникам канонических подразделений, а также клирикам и мирянам обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни».

Согласно положению о церковном суде, перечень правонарушений включает пять категорий дел. В частности, дела по церковным правонарушениям против веры; против ближнего и христианской нравственности; против правил о монашестве; против иерархического порядка и, соответственно, против пастырской службы. Апелляционной инстанцией является Архиерейский Собор. В период между Соборами эта власть осуществляется Священным Синодом во главе с Патриархом Московским и всея Руси.

Что касается мусульман, то в нашей стране, согласно российскому законодательству, они могут прибегать в решении возникших между ними споров к Шариату, и на это не существует никаких юридических запретов. Это возможно по следующей правовой схеме: граждане России по обоюдному согласию имеют право на досудебное решение собственных дел в рамках примирительного правосудия.

А по каким договоренностям и нормам граждане решают свои дела в рамках примирительного досудебного рассмотрения дел – по российскому закону, по адату или по шариатским нормам – это их личное право. Лишь бы решение удовлетворяло самих обратившихся к помощи примирительного правосудия, не выходило за рамки российского законодательства и лишь бы сами стороны готовы были исполнять вынесенное решение.

Но в рамках этих процедур возможно разрешать только бытовые и гражданские дела. Выносить приговоры по уголовным делам в рамках этих процедур по российскому закону нельзя. Но это именно то, что имел в виду тот же Джамалетдин Махмутов в своем заявлении об открытии Шариатского суда в Петербурге: «Судебные решения юридической силы не имеют. Шариатский суд – это суд чести. Наказания типа избиения плетью или камнями не предусматриваются. Мы лишь даем советы, как себя правильно вести с точки зрения Корана».

С точки зрения Руслана Гереева, подобные суды в России могли бы помогать мусульманам в соблюдении норм Шариата в вопросах дозволенности той или иной пищи, дозволенности того или иного вида заработка, соблюдения предписаний Ислама при рождении, бракосочетании, разводе, погребении, правил пользования банковскими услугами, в разрешении семейных, имущественных и иных гражданских споров.

Автор: Руслан Курбанов, Жасмина Саидова

Комментарии 0